Пространство новаций и традиций


В Ростове-на-Дону увидела свет удивительная книга. Она посвящена городской застройке донской столицы 1920-1930-х годов. Автор монографии, посвященной ростовской архитектуре первых пятилеток — кандидат архитектуры, доцент академии архитектуры и искусства ЮФУ Артур Токарев.

Сначала — о внешнем виде книги: стоит отдать должное дизайнерам Ю.С.Вялкиной и И.С.Кожухаровой (один из немногих недостатков издания — эти самые инициалы, которые «нивелируют» человеческую личность!), так как книга представляет собой одно из тех произведений дизайнерского искусства, которые в полиграфическом искусстве столь редки сегодня. Во-первых, обложка раскладывается и представляет собой постер, которым может украсить стену в любых квартире или офисе. Во-вторых, тщательно продумано визуальное содержание каждой страницы. Так что, листая эту книгу, получаешь удовольствие от ее разглядывания, а не только от прочтения.

Заслуга автора — в том, что он обращает внимание читателей (а не только своих научных собратьев) на городскую застройку, которая сохранилась со времени первых пятилеток — а тогда строили на удивление много! — такую, казалось, привычную и такую, казалось бы, обыденную. Артур Токарев словно на ладони преподносит читателю каждый из объектов, будь то жилые дома или общественные здания, и при таком внимательном их изучении вслед за автором становится очевидным, что каждый объект индивидуален и неповторим. При этом Токарев также убедителен в утверждении: в историческом Ростове здание никогда не создавалось само по себе. Частное возникало в структуре общего и само же его формировало.

У каждого дома или их комплексов есть в книге дата постройки и, что самое главное, почти везде указано имя архитектора или того, кому можно приписать авторство проекта. Особое место в книге уделено творчеству Михаила Николаевича Кондратьева, совершившего, по мнению автора, «революцию в пространстве». Вторая половина 1920-х — времена советского конструктивизма, и Ростов-на-Дону — один из немногих городов России, где сохранились жилые дома, построенные в этом стиле. Но, пишет Токарев, в отличие от функционального метода конструктивизма Кондратьев традиционно мыслит категориями целого, категориями пространства города. Характерная тенденция в архитектурно-градостроительной практике второй половине 1920-х годов — раскрытие внутриквартального пространства — наиболее полно воплощена в кондратьевском проекте комплекса жилых домов на Буденновском проспекте. Это было время появления в Ростове домов-гигантов, тех жилых комплексов, в которых должны были найти себе место общественные помещения — магазины, детские сады, читальни и прочее. То есть, речь шла о налаживании нового быта граждан новой страны.

Любой желающий сегодня может выйти на Буденновский и увидеть (напротив парка Строителей) это творение архитектора, весьма изуродованное всевозможными пристройками и даже не значащееся в списках памятников истории и культуры местного значения. Архитектор Юрий Алексеев рассказывал, как каждого своего иностранного гостя-архитектора он обязательно подводит к этому, по счастью, сохранившемуся жилому комплексу. Гость, как правило, впадает в ступор, и только после некоторого времени, придя в себя, говорил: «Вы даже не понимаете, чем владеете!»

Думается, такое же состояние овладеет каждым профессионалом, подведи его в первый раз к комплексу зданий товарищества «Новый быт» на улице Суворова. Здесь можно увидеть знаменитые кондратьевские «ловушки для солнца». В пилообразном фасаде здания внутренние углы решены как вывернутые наизнанку эркеры, в которых естественное освещение задерживается на целый день.

Даже о более чем известных архитектурных памятниках в этой книге любопытный читатель найдет для себя новое. К примеру, автор издания сообщает, что шестое место в конкурсе проектов драматического театра в Ростове-на-Дону, того самого театра драмы имени М.Горького, прославленного молвой (не профессионалами!) как театр-трактор, занял проект, одним из авторов которого был сын известного ростовского архитектора Леонида Федоровича Эберга — Леонид Эберг. Кстати, это вообще был проект студенческий, соавтором Леонида Эберга выступил Г.В.Ливанов (ох, уж эти инициалы!), оба они были тогда студентами ВХУТЕИН. А сам Леонид Леонидович Эберг позднее стал главным архитектором Ростова.

Словом, Ростов получил издание, достойное себя и достойное само по себе. Эта книга заставляет внимательно вглядываться в окружающие здания и уважительно относиться к этим творениям талантливых зодчих прошлого.