Нужно узаконить общественный контроль за памятниками археологии!

Ростовская область памятник археологии Кобяково городище

Снимок сделан 4 ноября 2014 года. На нем хорошо видно, как на месте восточного холма Кобякова городища находится строительная техника и вагончики строителей, не говоря уже о незаконной ж/д ветке

Аксайский районный суд вынес постановление о штрафе владельцу одного из участков земли на памятнике археологии «Кобяково городище» за несанкционированные работы. Готовится заявление в тот же суд и по подсчитанному ущербу, который нанесен памятнику. А ведь общественники по поводу разрушения этого памятника бьют тревогу еще с осени 2014-го!

Как писал “Живой Ростов” в апреле 2015-го, специалисты министерства культуры в апреле провели осмотр объекта культурного наследия федерального значения «Городище Корябково», где выявили следующее: подрезан холм городища, разрушен культурный слой объекта археологического наследия. Составлен протокол об административном правонарушении, материалы переданы в суд города Аксая для привлечения виновных к административной ответственности. Речь идет о центральном холме городища.

И вот — свершилось: собственникам участка придется заплатить штраф в 15 тысяч рублей. Такое наказание определено в пределах санкций, установленных статьей 7.13 Кодекса об административных нарушениях. Речь идет о нарушении требований к сохранению и использованию объектов культурного наследия.

Но и это еще не все. Рассчитан и ущерб, нанесенный памятнику на этом участке (адрес — Аксай, улица Западная, 2б). Он составил 561 983 рубля 20 копеек. Сумма определена, исходя из затрат на проведение археологических полевых работ. На сегодняшний день вопрос стоит о консервации объекта археологического наследия.

Второй земельный участок, на котором уничтожен культурный слой Кобякова городища в ходе строительства железнодорожной ветки, находится на территории кадастрового квартала, принадлежность которого к какому-нибудь физическому или юридическому лицу пока установить не удалось. Это территория Аксайского городского поселения. Для определения собственника этого земельного участка направлен запрос в транспортную прокуратуру. Минкультуры области надеется получить ответ — когда и кто на этом участке построил железнодорожную «ветку». СКЖД на этот вопрос ответить не может — разрешения на прокладку ж\д ветки это ведомство не давало. Разрешение на данное строительство администрация города Аксая также не выдавала и призналась в том, что не знает собственника или пользователя этого земельного участка. Ответ от транспортной прокуратуры ожидается в течение июля.

Когда будет определен собственник или арендатор второго земельного участка, будет подсчитана и предъявлена ему через суд сумма нанесенного ущерба. И окажется она поболе, чем владельца участка соседнего.

Считается, что восточный холм Кобякова городища был уничтожен еще до 1982 года. Во всяком случае, так записано в паспорте этого памятника 1983 года. Но вот что рассказывает археологи Павел Ларенок, который в составе группы археологов весной 2015 года исследовал то место, где находился восточный холм. Его слова понятны любому, мало—мальски знакомому с тем, что под словом «холм» понимается не только его макушка, находящаяся над землей, но и восьмиметровый культурный слой, находящийся в земле.

— На том месте, где к востоку от дороги работал бульдозер, мы проделали академическую работу — разбили территорию на квадраты 10 на 10. Было зафиксировано с GPS-привязкой, количество найденных там черепков, пятна культурного слоя, по которым можно определить, были ли там постройки . Всего таких было 22 квадрата. В итоге собраны около трех тысяч фрагментов на разрушенном холме, из них сформирована коллекция около 300 единиц находок — это пряслица, обломки керамики — фрагменты амфор, грузила, обломок браслета.

Находки говорят о том, что на остатках восточного холма сохранился значительный участок – более тысячи квадратных метров — культурного слоя конца бронзового века. Эту культуру так и называют — кобяковской. Речь идет о предскифском времени.

Разрушен на остатках восточного холма и слой римского времени. Нами собрана большая и коллекция средневековой керамики — ХП-ХШ века. А ведь последний раз средневековую керамику на Кобяковом городище собирал Александр Миллер аж в 1926 году. У Серафимы Капошиной (археолог, которая вела раскопки в 1956–1958 годах на Кобяековом городище – прим.ред) во всей коллекции есть лишь один фрагмент стеклянного браслета, вот и мы нашли один из таких фрагментов. Нашли и кухонную керамику древнерусского облива. Она связана с домонгольской эпохой.

То есть, говорить о том, что «все разрушено до нас», бессмысленно. Налицо доказательства того, что разрушения памятника федерального значения продолжаются, увы, и в наше время.

Попытки помешать этому делаются, но, к сожалению, разрушения идут быстрей, чем письма с предупреждениями в местные администрации. Сам федеральный памятник археологии Кобяково городище находится на земле, которая в муниципальной собственности двух городов — Ростова-на-Дону и Аксая. И администрации обоих городов- в курсе того, чем владеют. Площадь городища разбита на участки, большая часть которых не находится в собственности юридических лиц, они просто размежеваны. Минкультуры области в администрации Ростова и Аксая направило письма с просьбой указать собственников всех земельных участков на Кобяковом городище. После получения информации по всем земельным участкам, которые разбиты на памятнике, их собственникам будут направлены уведомления об ограничении по их использованию.

Дело в том, что запрета на предоставление в аренду или собственность участков, занятых объектами археологического наследия, нет. Но собственник, владеющий землей, вовсе не владелец и археологического памятника тоже: этот памятник является собственностью государственной. И предоставление такой земли всегда должно носить ограничение по ее использованию.

У самих муниципалитетов нет полномочий по охране объектов культурного наследия. Но каждый год им предлагают усилить контроль за состоянием объектов культурного наследия, не допускать их разрушения. К таким письмам прикладывается полный список этих объектов, так что говорить, что «не в курсе» они не могут.

Один из вариантов решения проблемы — законодательно (для этого нужна соответствующая инициатива!) передать муниципалитетам часть функций по охране памятников — тот же мониторинг его состояния. Но в органах местного самоуправления сотрудники и так перегружены, потому можно поставить вопрос об общественном контроле, о том, что в наблюдение за состоянием памятников археологии могут включиться и археологи (в области порядка десяти их организаций!), и муниципальные музейщики, и просто активные граждане.

Ведь удалось же остановить продажу земли на таком памятнике, как Ливенцовская крепость, именно благодаря контролю граждан.

А муниципалитетам стоит прописать (или хотя бы посоветовать!) при продаже земли или сдаче ее в аренду ставить в известность покупателя или арендатора о наличии в недрах его земли археологического наследия — того самого, что досталось нам в наследство от предков бесплатно и которое может принести при разумном использовании великий доход.

P.S. По словам Павла Ларенка, отчет о работе на Кобяковом городище (открытый лист выписан на археолога Марию Завершинскую) отправлен в Минкультуры России. Есть надежда, что будет выписан следующий открытый лист, согласно которому будут возможны хотя бы небольшие дальнейшие исследования памятника.