В магазине Техно Ёж официальная гарантия на камеры GoPro HERO 4 в Украине 1 год.

Мой Ростов, от таможни до столицы

Большая Садовая, Ростов-на-Дону, начало ХХ века

Большая Садовая, Ростов-на-Дону, начало ХХ века

За мной, читатель! Мы совершим с тобой прогулку по нашему городу, удивительному своей историей и прекрасному обликом, имеющему полное право гордиться своими гражданами и их свершениями.

Так уж получилось, что Дикое Поле – степи Северного Причерноморья и Приазовья – не пустовали никогда. Волнами прокатывались по нему орду кочевников, сметая каждый раз небольшие селения, так или иначе возникающие на берегу Великой реки, которую греки именовали Танаисом, а местные жители в средние века назвали Доном.

В те же средние века окрестности полноводной тогда речки, впадающей в Дон неподалеку от Азовского моря, стали называть Тимурником, то есть местами охоты хана Тимура. Отсюда пошло переиначенное нынешнее ее название – Темерник. Людская молва, смешивая времена и обычаи, сложила такую легенду об основании Ростова: собрались как-то на ночлег в устье Темерника лукавый армянин-торговец, огородник-болгарин, хитрый ремесленник-грек, татарин, перегоняющий скот, русский пахарь да казак-воин. И так им понравились эти места, что решили они осваивать их вместе.

Оценил удобство будущей Темерницкой гавани и великий Петр. Одна из первых верфей, где строился русский флот, располагалась здесь, на этой речке. По легенде, самый знаменитый из русских царей, побывав на территории будущего Ростова, не только испил воды из источника, который и назвал Богатым (желающие до сих пор могут спуститься по бывшему Богатяновскому проспекту и последовать примеру самодержца). Петр Романов собственноручно участвовал в постройке корабля своей флотилии под названием «Предестинация» (судьба, рок). Уменьшенная точная копия этого судна встречает приезжающих в Ростов в начале главной улицы города – Большой Садовой.

Рассказывают еще, будто посадил Петр на берегу Темерника молодой дубок. К концу ХIХ века уже огромное дерево шумело своей листвой на территории писчебумажной фабрики И.С.Панченко у железнодорожного ростовского вокзала. Предприимчивые дельцы, зная нравы падких на сенсацию «новых русских» начала ХХ века, спилили этот, как бы сказали сейчас, памятник истории и природы и изготовили мебельный гарнитур под названием (ну, естественно!) «Петр Великий», который с аукциона был продан за большие деньги.

Сам Темерник дал название и таможни, той самой, которая 15 декабря 1749 года была учреждена грамотой дщери Петровой – императрицы Елизаветы Петровны. Повелела государыня казакам да государевым людям на этом месте контролировать торговлю с южными странами. 15 декабря 1749 года и считается сегодня датой основания нашего города. Но еще в начале ХХ века многие предлагали считать точкой отсчета летам Ростова начало строительства крепости Святого Димитрия Ростовского. Случилось это осенью 1761 года. Первый проект крепости был предложен еще до учреждения таможни, в 1745 году, но утвержден тогда не был. Спустя десять лет группа инженеров взялась за составление нового проекта, который и получил высочайшее одобрение. В 1760 году для сооружения новых укреплений к Богатому источнику был переведен гарнизон крепости Святой Анны, находившейся недалеко от Старочеркасска.

Крепость, в небесные покровители которой был выбран Святитель Димитрий (сподвижник великого Петра, обучавший детей грамоте и тративший свое жалование на книги и глобусы), была самой мощной тогда среди южных крепостей России. Она представляла собой в плане девятиконечную звезду. Ее земляные валы были видны далеко в степи, возвышаясь на крутом берегу Дона. На местах ее форштадтов нынче поставлены памятные доски. На остатках одного из ее валов в парке имени Первого Мая нынче высится изящная ротонда, выстроенная в конце ХIХ века городским архитектором Николаем Дорошенко.

А сама крепость занимала территорию между улицами Горького и Береговой, Нахичеванским переулком и проспектом Чехова. Напоминают о «крепостном» происхождении города и пушки на постаменте на углу Большой Садовой и Крепостного переулка.

По сведениям старожилов города из помещения в цокольном этаже ротонды есть проход в другое помещение, которое расположено под бассейном у ротонды. От последнего отходит несколько сводчатых галерей времен крепости. На их обследование, как всегда, не находятся в городской казне средства, а, казалось бы, лучшего помещения для городского музея, о необходимости которого так долго говорят историки и краеведы, не найти…

Заканчивается русско-турецкая война 1768-1774 годов, и крепость теряет значение важного пограничного укрепления. А население ее форштадтов (слобод) растет и растет. В 1811 году был окончательно образован город Ростов, который, в отличие от Ростова Ярославского получил название Ростова-на-Дону. Сказать, что начало ХIХ века и его середина были временами расцвета молодого города – значит погрешить против истины. «Как может существовать маленький, пыльный Ростов рядом с богатым и красивым Нахичеваном?!» – писал, проехав оба города путешественник в 20-х годах ХIХ века. Основательно построенные одноэтажные дома Нахичевана с оригинальным растительным орнаментом на фасадах и сегодня можно встретить в Пролетарском районе города рядом с площадью Свободы (бывшей Базарной).

Кстати, о них, об армянах. Это только москвичи, плохо изучавшие историю России в школе, могут задавать вопрос: «А откуда они там у вас?» Да – из Крыма, Екатериной Второй, захотевшей взять этот полуостров без единого выстрела, переселенные.

Так и возник город Нахичеван-на-Дону (с пятью окрестными селами), в ХХ веке поменявший свой «пол» и ставший Нахичеванью. А появились крымские армяне на Дону в 1779 году.
Но вернемся к 60-е годы ХIХ века. Механизмом, «запустившим» развитие Ростова как бурно развивающегося торгового города, стали реформы Александра Второго, которому благодарные ростовцы (так называли себя жители города в этом веке) воздвигли памятник у собора Рождества Пресвятой Богородицы. Там он и простоял до 20-х годов века ХХ, да не позволила ему здесь далее находиться новая власть.

Неоценимый вклад в развитие города внес городской голова Байков. избиравшийся на этот пост несколько сроков подряд. Именем этого человека в свое время были названы хутор на окраине города, улицы на Темернике (ныне Республиканская), бульвар, пароход, мост через Генеральскую балку на Таганрогском (ныне – Буденновском) проспекте. Увы, сегодня в городе ничего не напоминает о его славных делах. А ведь именно ему Ростов обязан первой газетой, первыми замощенными улицами, пожарной командой, биржевым комитетом и комитетом Донских гирл, телефоном и многим другим. Долго внедрял он в умы Ростовцев идею о создании музея и библиотеки. Однако так и умер Андрей Матвеевич, не дождавшись ее воплощения.

А строили через несколько лет здание библиотеки и музея на пожертвования граждан. До Великой Отечественной войны этот хорошенький особнячок в Думском проезде (ныне его занимает телефонная станция) украшала доска, на которой значились имена тех, кто внес в это благородное дело наибольший вклад. Вторым в этом списке стояло имя Владимира Ивановича Асмолова, чья табачная фабрика поставляла ко двору Его Императорского Величества папиросы. Когда на завершение строительства не хватило 15 тысяч рублей (по тем временам деньги немалые) он, не колеблясь, внес и эту сумму.

Пауки и кровососы – так еще каких-нибудь двадцать лет назад в официальном донской прессе именовали удачливых купцов и фабрикантов. Эпоха первоначального накопления капитала – время жесткое, но уже во втором поколении этих семей появляются те, кто оставил своим потомкам замечательное наследство. И если называется сегодня Ростов красавцем городом, имеющим свой неповторимый архитектурный облик, то благодаря им.

Да и городские власти не стеснялись начинать строительство, имея на руках небольшие средства. Типичный тому пример – возведение здания городской думы и управы. Это настоящее украшение Большой Садовой улицы 1899 года рождения вошло во многие учебники архитектуры как пример одного из самых нарядных зданий для официальных учреждений в России.

Чтобы воплотить в полной мере замысел академика архитектуры А.Н.Померанцева, пришлось выстроенный первый этаж здания думы сдать под торговые помещения и на вырученные от аренды средств возводить грандиозное сооружение дальше. Найди нынешние отцы города подобный вариант в отношении здания Ростовского Музыкального театра, не пришлось бы ростовчанам ждать его открытия более четверти века!…

За честь почитали те самые «кровососы» основывать учебные заведения, присваивая им, правда, собственные имена (понятная слабость!). Перехваченный у других городов и эвакуированный в 1915 году в Ростов Варшавский университет появится здесь в 1915 году, а пока здесь хватает своих гимназий и училищ. И здания для них строили весьма оригинальные. В 1901 году появится в том же Думском проезде Школа кулинарии и домоводства, выстроенная в русском стиле на средства купца Н.А.Токарева. Изящное строение до сих пор радует глаз прохожих. А рядом по проспекту Семашко до сих пор можно увидеть одноэтажное строение – остатки помещения, где помещалась первая на Дону электростанция, построенная в 1896 году. В этом же году в дневнике Антона Павловича Чехова появляется запись: «Был в Нахичевани. Везде электрический свет. Какие перемены!»

С именем купца Токарева, владельца водо-ликерочного завода, связано и здание поликлиники № 10 на углу Большой садовой и проспекта Чехова. Строительство этого респектабельного доходного дома было закончено в 1911 году, а через 34 года здесь на один день остановилась жена премьер-министра Великобритании Клементина Черчилль, прибывшая в Ростов в составе делегации Фонда помощи России. Она привезла в подарок два полных комплекта оборудования для гражданских госпиталей, о чем гласит недавно установленная памятная доска на здании «второй хирургии» центральной городской больницы № 1. Кровати мадам Черчилль после некоторого ремонта до сих пор служат пациентам ЦГБ и клиники медицинского университета.

С развитием торговли, которая шла через ростовский порт, и появлением железной дороги город стал расти, как на дрожжах. Технические новшества находили здесь финансовую поддержку. Именно комитет Донских гирл в 1901 году способствовал А.С.Попову в испытании его радиопередатчика. На набережной Ростова чуть ниже речного вокзала на левом берегу Дона стоит светлое здание с острым шпилем. Это и есть тот самый лоцмейстерский пост, с которого проводилось испытание нового средства связи. В свое время он был разобран, перенесен из дельты реки вверх по течению и занял свое место на левом берегу напротив Ростова.

И тут же – железнодорожный мост, конструкция которого при его возведении в начале ХХ века считалась самой передовой в Европе. При реконструкции в 953 году его восстановили в упрощенном виде. Расположены на набережной и здания «парамоновских» зерновых складов (не все из них принадлежали знаменитой купеческой фамилии). Они являются памятниками инженерной мысли: ныне разрушающие один из корпусов водные потоки тогда проходили через помещения по особо устроенным желобам, поддерживая в здании постоянную температуру.

Да мало ли чего еще примечательного было в Ростове в начале ХХ века?!…Первая Мировая война (донские казаки называли ее Великой войной) остановила многое, в том числе и «строительную лихорадку», немалой способствующую украшению города.

А далее пошли годы смуты и разброда как среди горожан, так и между заполнивших Ростов до отказа беженцев, хотя и в эти годы ситуация для Ростова не была однозначной. В гражданскую войну город становится центром, куда стягиваются многие представители российской интеллигенции. Причем не для того, чтобы покинуть Россию, как это было с портовыми городами Севастополем и Одессой, а для того, чтобы попросту переждать беспорядки в столицах. Короче, люди обосновываются в Ростове на почти постоянное место жительства.

Еще с советской школы о об этом времени у многих в памяти – лишь стрелки, обозначавшие передвижение воинских частей. А вот каким в феврале 1919 года увидел наш город поэт-сатирик тех дней А.Клоповский (Лери), описавший свои впечатление в поэме «Онегин наших дней»:

… Кипел Ростов. Попавши в случай,
Он дней напрасно не терял
И вместе с жизнью кипучей
Стиль петербургский перенял…
И закружилась в роли новой –
Когда явились на Садовой
Весь Петербург и вся Москва –
Провинциала голова.
Ах, дни легенды той творимой!
И контрразведка, и ОсвАг,
И «колокольчики», и флаг
Руси Единой, Неделимой,
Министры, женщины…
Таков
Был дней деникинских Ростов.

Тут надо пояснить, что ОсвАг – это осведомительное агентство деникинской армии, подразделение ее штаба, перебравшееся в Ростов в 1919 году. Оно вовлекало в свою пропагандистскую работу литераторов, художников, музыкантов, актеров – столичных и провинциальных, которые в огромном количестве скопились в городе. А «колокольчики» – это царь-колокол, изображенный на одной из многочисленных новых денежных купюр. Приведенную цитату из «Онегина наших дней» подтверждает и газета «Новая Россия», издававшаяся в Харькове в 1919 году, где некий А.А.С. в своей статье «Литературная и художественная жизнь в Ростове» не без зависти пишет: «Одним из городов, выигравших во всех отношениях от страшных пертурбаций последних лет, является Ростов-на-Дону, происшедшие передвижения счастливо отразились на его культурной жизни».

В Ростове тогда – и в это сейчас слабо верится! – работали десятки театров, несколько музеев, снимались кинокартины, организовывались художественные выставки. А количество первоклассных периодических изданий намного превышало число нынешних средств массовых информации.

Власть в городе за три года менялась очень часто. Сегодня в память об этом времени можно увидеть две мемориальные доски. Они находятся рядом на фасаде здания зональной научной библиотеки Ростовского госуниверситета (бывший особняк Николая Парамонова, выстроенный в неоклассическом стиле архитектором Леонидом Эбергом). Одна из них гласит о том, что здесь в 1918 году размещался Ростово-Нахичеванский революционный комитет. Другая – о том, что в том же 1918-м здание занимал штаб деникинской армии.
Установившаяся в городе в начале 1920 года советская власть вовсе не казалась поначалу чем-то инородным. Двадцатые годы, как и во всей стране, стали в Ростове временем всплеска энтузиазма: как в промышленном строительстве –

Мы машины степями накормим.
Будет день – этот день будет наш!
Мы заменим слово «МакКормик»
Большевистским словом «Сельмаш»

(так писал участвовавший в большой стройке на окраине Ростова молодой, не растративший еще свой талант на партийно-ликующие строки А.Софронов) – так и культурном. Завод же был построен, получил название Ростсельмаш и до сих пор прославляет Ростов красавцами комбайнами.

Слияние в Нахичеванью в 1928 году город пережил безболезненно. А через несколько лет у бывшей Ростово-Нахичеванской межи началось строительство театра, здание которого до сих пор поражает своими формами и размерами. Выбранный проект не входил в число победителей объявленного всесоюзного конкурса, и тем не менее для воплощения был выбран именно он. Открытие этого крупнейшего на юге страны театра стало в 1935 году настоящим праздником. Первую премьеру здесь по пьесе А.Вишневского «Оптимистическая трагедия» поставил великий Таиров. Разрушенный в 1942 году, своего возрождения театр ждал почти 20 лет. Реконструкция этого здания, представляющего страну на постоянно действующей всемирной выставке архитектуры в Лондоне, проводилась при консультации одного из авторов проекта – академика архитектуры В.Г.Гельфрейха.

В 1937-м, не лучшем году в истории страны, город получил наконец-то тот статус, которого давно заслуживал. С выделением из Азово-Черноморского края Ростовской области он стал ее столицей.

Наряду с возведением в 30-х годах жилых комплексов (Дома трамвайщиков, Дома водников, творение замечательного архитектора М.Н.Кондратьева – «Новый быт»), общественных зданий (до сих пор радуют глаз гостиница «Ростов», здание Ростовского госуниверситета путей сообщений) не миновала Ростов и волна храморазрушительства. Нельзя увидеть нынче на площади Нового Базара (нынче – площадь Советов) величественный храм во имя св. Александра Невского с росписями, сделанными по эскизам братьев Васнецовых. Канула в небытие и часовня Николая Чудотворца, и многие другие храмы – большие и малые.

Последний всплеск этой волны случился в 60-е годы ХХ века. Тогда Ростов лишился старейшего храма Нахичевани – собора святого Григория Просветителя, возведенного в конце ХVIII века….

Если события гражданской войны почти не повлияли на внешний облик города, то Великая Отечественная вошла в город невиданными разрушениями. Ростов оказался в числе 11 русских городов, наиболее пострадавших от захватчиков. Вокзал и порт были разрушены до основания. На Большой Садовой не осталось ни одного целого здания. Но как только линия фронта отодвинулась от Ростова, в нем началась созидательная работа. Приходя в выходные дни в парки и скверы, стоит вспомнить, что именно они первыми были возрождены к жизни вернувшимися с фронта и из эвакуации горожанами. В Ростовском областном музее краеведения хранится афиша, приглашавшая в 1944 году жителей города в парк имени Первого Мая на выступление артистов знаменитого МХАТа. Этот их приезд на Дон был посвящен 50-летию со дня рождения А.П.Чехова.

Вслед за парками был благоустроен и участок набережной между Ворошиловским и Буденновским проспектами, где в память о прошлом были оставлены и до сих пор сохранились чугунные тумбы завода Пастухова.

К середине 50-х годов бывшая Большая Садовая, ставшая еще в 20-х годах улицей Энгельса, приобрела мирный вид. Вернулись к нормальной деятельности все предприятия Ростова, подтверждая статус крупнейшего промышленного центра Юга России. На самой зеленой и самой мирной улице – Пушкинской – был установлен памятник поэту. У входа в парк имени М.Горького на месте одного из первых театральных зданий города появился первый в Ростове панорамный кинотеатр «Россия». На месте разрушенного здания театра Машонкиной строится здание цирка. Обретают свои постоянные пристанища ростовские музеи: краеведческий – на улице Энгельса, изобразительных искусств – на Пушкинской. В 1958 году городской пейзаж украсила 194-метровая башня телецентра.

В последние десятилетия территория донской столицы значительно увеличилась за счет появившихся новых жилых кварталов. Можно спорить об их внешнем облике, но нельзя не признать, что напряженность «квартирного вопроса», который, как известно, так портит нравы горожан, в Ростове в те годы была не столь велика. Названия улиц того же Северного микрорайона впитали в себя колорит эпохи. Проспект Космонавтов и в будущем станет напоминать потомкам о славной эпохе начала покорения космического пространства. Впрочем, как и бюст Гагарина у здания Донского государственного технического университета.

Сегодня отношение к застройке в городе иное. Нашествие в исторический центр многоэтажных жилых комплексов, которые как архитекторы, так и многие горожане иначе как многоэтажными бараками не называют, заставило ростовчан вспомнить о своей «национальной гордости». Возникло движение, которое получило название «Граждане Ростова», куда вошли те, кому небезразлично, каким увидят их потомки город у Дона. «Граждан Ростова» поддержала областная администрация, наложив мораторий на строительство в центре города до принятия генерального плана его развития.

Идет в городе восстановление ряда храмов – больших и малых, о чем совсем недавно еще и не помышляли. И очень надеются ростовчане на то, что осуществится мечта зодчих 20-х, 30-х и 40-х годов: город сохранит и преумножит свои «зеленые коридоры» от Большой Садовой (улица вернули это название) до набережной. Иначе, какой же он будет тогда Ростовом-на-Дону?!…

Фотографии Ростова-на-Дону

Ростов-на-Дону, вид с левого берега Дона

Ростов-на-Дону, вид с левого берега Дона

Большая Садовая, начало ХХ века

Большая Садовая, начало ХХ века

Здание Ростовской городской Думы

Здание Ростовской городской Думы