Безумец или идеалист?!…

Дон Кихот - Игорь Лебедев

В Донском театре драмы и комедии (Новочеркасск) прошла премьера спектакля-мюзикла «Человек из Ламанчи», поставленная главным режиссером театра Ашотом Восканяном.

Игорь-Лебедев

Игорь Лебедев - Сервантес

Так нужен сегодня или нет спектакль о Дон Кихоте? Да и кто он — безумец или идеалист, предпочитающий видеть мир не таким, какой он есть, а каким он должен быть? Если режиссер-постановщик склоняется скорее к идеалисту, то у Игоря Лебедева, выступившего в роли Сервантеса, он же Дон Кихот, получается настоящий безумец, словом, откровенно больной человек. И сочувствовать ему зрителю трудновато, хотя в теории и хочется его поддержать.

На сцене — Испания, строго говоря, не настоящая, а та, которую мы привыкли представлять себе по фильмам: вся в красном, руки вздернуты вверх и заняты кастаньетами, а если их нет, то постоянными похлопываниями в такт постоянным танцам. Ну, и конечно, песни — куда же без них, мюзикл все-таки. Поют актеры неплохо, временами даже хорошо, но уж очень все музыкальные номера кажутся затянутыми.

Понимаешь — почему, когда открывается дата появления на свет мюзикла — 1964 год. Миновало более чем полвека, темпы жизни стали другими, восприятие склонилось к клиповости — даже не в плохом смысле слова, а к краткости высказывания, что ли…

Да и отбор средств сегодня другой. Кажется излишне навязчивым видео-арт — куда же без него сегодня?!… Актриса на авансцене и так замечательно видна, все эмоции — крупным планом. Нет, надо и глаза ее (или не ее?…) показать на экране, занимающим весь задник.

Альдонса2

Альдонса - Елена Тоцкая

Указующим перстом для зрителей смотрится женщина в белом — идеальная Дульсинея, так и вьется она вокруг реальной Альдонсы в весьма неплохом исполнении Елены Тоцкой. Но ведь и так все понятно, зритель догадливый нынче пошел. То же касается и Алексея Ситникова, исполняющего роль Карраско: уж очень прямолинеен у него персонаж, уж очень не хватает ему вкрадчивости, которой и бывает страшна ненависть к идеалам.

Санчо-Роман-Пуличев

Санчо-Роман Пуличев

Конечно, приходя в театр, хочется праздника именно театра. И временами в спектакле он есть, но не в танцах и песнях, а, скажем, в тех придуманных лошади и осле, которыми становятся актрисы. Но ведь нынче и праздник иной, скорее, не разухабистый, а более тихий, душевный. И мюзикл трех американских авторов имеет право на существование в нынешнем дне, но как-то хочется, чтобы выбранные для его воплощения средства не просто ломали стереотипы прошлых лет, но и становились ключами открытия в драматургии новых горизонтов.