Про инклюзивное образование и обленившееся человечество

Открытие_Играем-вместе

На открытии детской инклюзивной площадки в Ростове-на-Дону, открытой усилиями спонсоров и общественников. Одан - пока единственная в городе.

В Ростовской области развивается система инклюзивного образования, при этом идет успешное сочетание традиционных практик работы с «особыми» детьми с инновационными методиками. Об этом и многом другом автор этих строк беседовал с заместителем министра общего и профессионального образования области Мариной Мазаевой.

— Позиция вашего министерства не может не вызывать одобрения: не важно количество школ, имеющих доступную среду, важно количество детей с особыми потребностями, которые их посещают. Так сколько же таких детей у нас в области?

— Создание условий, в которых качественное образование доступно детям-инвалидам и детям с ограниченными возможностями здоровья, мы считаем приоритетным направлением развития образования на Дону. И каждый родитель волен выбирать, где учиться его «особому» ребенку — в обычной школе или специальной. Более 4, 5 тысяч таких детей (среди них более 2,5 тыс. детей-инвалидов) учатся в 30 коррекционных учреждениях образования. Мы сохранили эту сеть (это школы-интернаты), и сегодня она более чем востребована. Есть дети, которые в силу особенностей своего развития не могут посещать школу, они обучаются на дому. Но в рамках приоритетного национального проекта Образование» создан Центр дистанционного образования, и у детей-инвалидов есть возможность получать образование и дистанционно.

— Раз дистанционно, значит, такие возможности есть и у ребят, проживающих в других городах и районах?

— Помимо самого центра, появившегося на базе ростовской школы-интерната № 28, его филиалы работают в Волгодонске, Зернограде и Новошахтинске. Обучаются на дому с помощью информационных технологий 559 ребят. Техника приспособлена к потребностям детей — это, к примеру, клавиатуры с шрифтом Брайля для невидящих. Более того, у ростовского центра есть свой транспорт, который привозит на общие мероприятия таких детей. Это и праздник, устроенный 1 сентября, День учителя. И, конечно, набирает обороты та самая инклюзия, о которой вы спрашивали.

— Так что же это такое — инклюзивное образование сегодня?

— А это следующее: любая школа должна предоставить любому ребенку с любыми возможностями в ней обучаться. Именно для этого мы уже пятый год подряд получаем поддержку федеральной программы «Доступная среда», действует такая же региональная программа. Они и позволяют создавать условия обучения детей с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья). Это, прежде всего, архитектурная доступность: пандусы, широкие проемы дверей, места в классах, специально оборудованные для инвалидов-колясочников. Но необходимо и умение учителя работать с такими детьми, которым для усвоения материала требуется гораздо больше времени.

— Есть ли у нас в области возможность такой подготовки?

— 1398 учителей начальных классов и 2205 учителей-предметников массовой школы- это те, кто прошел обучение и работает сейчас в школах области.

— А как родители других детей относятся к инклюзивному образованию? Есть ли примеры, когда мамы и папы здоровых сверстников «особых» детей недовольны совместным обучением?

— Мы понимаем, как важно формировать позитивное отношение родителей к совместному обучению всех детей, потому в 2016 году в Ростовской области стартовал проект в рамках родительского всеобуча «А что, если „особый“ ребенок ваш?». И на первых порах скептически настроенные родители (а были и такие) постепенно меняют взгляд на обучение «особых» детей, находят преимущество в совместном обучении. А родители детей с особенностями здоровья все больше выбирают для обучения своих ребят обычную школу.

— По данным министерства в 43 территориях области работают учителя-логопеды. Неужели у нас такие проблемы с речью у школьников?

— Учеников, нуждающихся в помощи логопеда, становится, к сожалению, все больше. Очевидно, это последствия того, что дети мало читают. Если в прошлые годы достаточно было одной «речевой» школы в Зернограде, то в этом году мы открываем в области еще три логопедических класса. Я уже не говорю о том, что каждое дошкольное учреждение имеет своего логопеда. Одна из причин плохо развитой речи у ребят — всеобщая информатизация общества. Потому Минобрнауки РФ особое внимание придает развитию чтения, развитию школьных библиотек, в том числе. Уже не говорю об артикуляции, но грамотность в построении фраз, передача смысла — с этим проблемы. Это говорит о том, что в семьях мало общаются с детьми.

— Появляются ли у нас новые коррекционные классы?

— Они появляются с учетом пожелания родителей и потребностей детей. Это классы, в основном, для детей с задержкой развития. Они учатся в обычной школе, но по упрощенным программам. Сегодня в таких классах обучаются около 1500 детей. Отдельно скажу про детей, которые воспитываются в домах-интернатах в системе социальной защиты. существовало понятие «необучаемый ребенок» по социальным и медицинским показаниям, сегодня все дети подлежат обучению в той или иной форме. Для детей-инвалидов разрабатываются индивидуальные программы обучения и социализации: речь идет не о физике или математике, а, скажем, об изучении окружающего мира, навыков самообслуживания и коммуникации, что для них крайне важно.

Трудовое воспитание возвращается

— А что такого особого содержат федеральный образовательный стандарт для детей с особенными потребностями?

— Такой адаптированный стандарт внедряется второй год подряд. В нем систематизированы подходы обучения особых детей с учетом общего стандарта образования, который внедряется во всех массовых школах. Сегодня закон «Об образовании» говорит нам об образовании как едином процессе воспитания и обучения. Сегодня министром образования РФ поручено доработать все стандарты с учетом современных требований. Так, вводится трудовое обучение. Эти новшества затрагивают и детей с ограниченными возможностями здоровья. В подведомственных министерству учреждениях образования интернатного типа, особенно в 20 интернатах для детей с нарушением интеллекта, трудовое обучение — это главная подготовка. Ребята в старших классах изучают деревообработку, токарное дело, плетение, шитье. Полученные профнавыки помогут этим ребятам найти свое место в жизни.

— А готовы ли учреждения дополнительного образования к посещению «особых» детей?

— Все дети хотят заниматься творчеством, спортом, исследовательской деятельностью. В дистанционном обучении есть дополнительные творческие развивающие программы. У нас более 300 учреждений допобразования и 20 из них получили средства на создание безбарьерной среды. Отрадно, что с этого года участниками программы становятся и учреждения дошкольного образования. А если говорить о спорте, то отмечу адаптивные виды спорта, которые развиваются в Волгодонске. В школе «Восхождение», которая работает в этом городе для детей с поражением опорно-двигательного аппарата, все воспитанники занимаются спортом — в меру своих возможностей и способностей. В первую декаду декабря в области для особых детей проводится фестиваль творчества «Мир без границ». Выступления этих детей убеждают всех, что их возможности безграничны.

Обленилось человечество

— С вашей точки зрения, сегодня детей с ограниченными возможностями здоровья стало больше?

— Нынешний образ жизни — постоянное присутствие в гаждетах, и, как следствие, гиподинамия и ослабление зрения, бесконечные гамбургеры — способствует превращению нормального ребенка в ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Количество здоровых детей становится меньше — и это общемировая тенденция обленившегося человечества. Люди не только меньше занимаются спортом, но и перестали добывать знания трудом. Такое отсутствие навыка работы над собой приводит к дряхлению и тела, и разума. И это, к сожалению, передается из поколения в поколение, если в семье нет культуры здоровья. Если 20 лет назад мы говорили об акселерации, то сегодня — о том, что дети меньше ростом, зачастую слабее своих родителей. Потому и появился в нашей области проект по здоровьесбережению школьников.