В честь «атамана-печали»

КалединАМ

Портрет Алексея Каледина работы Митрофана Грекова

В Новочеркасске почтили память атамана Алексея Каледина выставкой, посвященной 100-летию его ухода.

Похоже, никто уже из жителей Ростовской области не сомневается в значимости этой фигуры для донской — да и российской истории. Так почему же до сих пор в той же столице донского казачества (или в другом донском городе) нет в наши дни ни переулка, ни улицы или площади, носящих имя Алексея Максимовича? Словно оправдывается данное ему многими мемуаристами имя «атамана-печали»…

Бессмертие материально

В Атаманском дворце, филиале Новочеркасского музея истории донского казачества, в 2005 году комнату, где свел счеты с жизнью атаман, сделали мемориальной. К дням памяти в ее витринах собраны все реликвии, связанные с жизнью Каледина — награды (вернувшиеся в музей в 1946 году и выставляемые ранее как обычные ордена офицеров царской армии), шашки, фотографии и произведения живописи — в частности, знаменитый портрет атамана работы Митрофана Грекова и картина художника Овечкина, изображающая встречу «красных» и «белых» казаков с предъявлением последним ультиматума. В одной из витрин есть даже венок с могилы Каледина, сохранившийся непонятно как и дошедший до наших дней.

Как заметила директор музея Светлана Сединко, с противоположной стороны, скажем, о Подтелкове, Кривошлыкове и других комиссарах Донской республики столь конкретной вещественной памяти не осталось…

— Время пришло говорить о Каледине, — считает первый заместитель — товарищ атамана ВКО Всевеликого войска Донского, — о том человеке, который прекрасно знал, что такое кровь и какой может стать Гражданская война на Дону и в России, о человеке, который сделал все зависимое от него, чтобы этого не случилось — даже не смотря на то, что его перестали понимать и его соратники. Сегодня, конечно же, стоит, считает Михаил Беспалов, назвать именем Каледина одну из улиц и отыскать, наконец, его могилу с тем, чтобы можно было прийти и поклониться его праху, поблагодарив за то, что он сделал для России.

Так что же он сделал

Внук участника Отечественной войны 1812 года и сын участника Севастопольской обороны в Крымской войне, Алексей Каледин и помыслить не мог для себя иной карьеры, как военного, о чем напомнил на открытии выставки замгубернатора Ростовской области Михаил Корнеев. Талант полководца Алексея Максимовича в полную силу проявился в годы Первой Мировой войны, которую казаки называли Великой. Антон Деникин отмечал, что Каледин не посылал, а водил войска в бой, подтверждая мнение другого генерала — Николая Шинкаренко о том, что Алексей Максимович «никогда не управлял сражением из дома».

Высшим достижением Каледина как военачальника считается Брусиловский прорыв (Луцкий прорыв) в мае 1916-го, когда армия Каледина наголову разбила 4-ю австрийскую армию и в течение девяти дней продвинулась на 70 верст вперед.

Каледин отказался выполнять распоряжения Временного правительства о демократизации в войсках и был отстранен от командования армией, не получив нового назначения. Уехав на Дон весной 1917-го, в конце мая он уступил уговорам казаков, избравших его войсковым атаманом, став первым выборным атаманом войска Донского после того, как в 1709 выборность была упразднена Петром I. «…Я пришел на Дон с чистым именем воина, а уйду, быть может, с проклятиями», — говорил он, предчувствуя, что выбрал путь на Голгофу.

Идеи большевиков находили в конце 1917-го все больше сторонников среди казаков. 28 января 1918 года Корнилов известил Каледина о решении отвести сформированную Добровольческую армию на Кубань, поскольку в условиях наступления красных и при отсутствии поддержки со стороны казачества ей грозила гибель. 29 января Каледин собрал заседание правительства, на котором сообщил об уходе Добровольческой армии и о том, что для защиты Донской области от большевиков на фронте нашлось лишь 147 штыков. Он также заявил, что в таких условиях слагает себя полномочия войскового атамана.

В тот же день Каледин покончил с собой выстрелом в сердце. Его гибель примирила белых и красных казаков лишь на три дня, а потом случилось то, что случилось.

Память

На «белом» Дону памяти первого атамана посвящали свои страницы газеты и журналы. Его имя присваивалось полкам и бронепоездам.

Сегодня мало кто вспомнит о том, что решением Большого Войскового Круга и приказом донского атамана № 898 от 5 сентября 1918 года (пункт № 2) Донской политехнический институт стали именовать «Донским Политехническим институтом имени Войскового Атамана Алексея Максимовича Каледина».

И это еще не все: управа города Миллерова составила прошение на имя атамана Всевеликого войска Донского Африкана Богаевского о переименовании города и станции Миллерова в город и станцию Калединск, увековечив тем самым память имя первого выборного донского атамана нового времени, генерала Алексея Каледина. Атаман ВВД 27 сентября 1919 года лично посетил город и в этот же день подписал ходатайство за № 960 о переименовании города и станции.

18 декабря 1919 года после упорных боев 9-я армия и конно-сводный корпус Думенко взяли город. Советская власть решила оставить название городу — Миллерово, ликвидировав враждебное для себя другое имя. Так закончилась короткая история города Калединска.

Сегодня в Новочеркасске есть (помимо мемориальной комнаты в Атаманском дворце) еще одно место, куда можно прийти и почтить память атамана, отдавшего жизнь за примирение казаков. 6 мая 2014 года на стене храма св. Димитрия Солунского на территории старого кладбища Новочеркасска открыта мемориальная доска, посвящённая памяти Каледина. Надпись на доске гласит: «Каледин Алексей Максимович. Генерал от кавалерии, Георгиевский кавалер, прославленный военачальник Первой мировой войны.

2 июля 1917 года Войсковым кругом Донского казачьего войска избран Донским войсковым атаманом. Трагически погиб. Похоронен на городском кладбище. Точное место захоронения не установлено».

Некоторые считают, что это начало конца длящейся уже век Гражданской войны. Но в тот же год в Воронеже сняли мемориальную доску со здания Михайловского кадетского корпуса, который закончил генерал Алексей Каледин, установленную в честь 150 — летия со дня его рождения….

А на сцене Ростовского академического театра драмы имени М. Горького много лет назад шла постановка под названием «Честь имею»…», посвященная последним дням жизни «печаль-атамана». И зрители были согласны с создателями спектакля: Алексей Каледин был одним из тех последних офицеров Русской императорской армии, для которых слово «честь» было не пустым звуком.