Про арапа нахичеванского

Рита-и-портрет-горизонтальн

Маргарита Соколова, заведующая музеем русско-армянской дружбы, и портрет "арапа"

И вполне европейский Ростов, и тогдашняя его соседка армянская Нахичевань (а уже много десятилетий это единый полис) городских легенд имеют более чем достаточно. Но далеко не всегда очередную легенду спустя много лет можно, что называется, потрогать руками. Автору этих строк повезло познакомиться с потомками «нахичеванского арапа».

ПОРТРЕТ_А

Портрет Артемия Халибова работы Айвазовского. РОМИИ

Покровитель

Городской голова Нахичевана-на-Дону (в первой половине ХIХ века название города звучало в мужском роде) Арутюн Халибян, он же Артемий Халибов (1790–1871) оставил о себе славу противоречивую. С одной стороны, это был более чем удачливый коммерсант. Он имел в Константинополе постоянную торговую контору по продаже рыбы и икры. После отмены монополии донских казаков на торговлю углем Халибов занялся этим бизнесом — и весьма успешно, имея при этом и шерстомоечные предприятия, располагавшиеся на левом берегу Дона.

Но главную память он оставил о себе своей общественной деятельностью, занимаясь ею не без честолюбивых и далеко идущих амбиций. Так, 50 тыс. рублей он пожертвовал на содержание в Крыму училища с условием, что носить оно будет его имя. Хотя тем же армянским юношам, поступавшим в училище его имени в Феодосии (открыто в 1858 году), было, скорее всего, все равно, как оно называется, поскольку принимали туда «без различия места их родины и происхождения».

Известен портрет Артемия Халибова, занимающий почетное место в РОМИИ, автором которого является сам Айвазовский: с братьями Айвазовскими — Иваном и Габриэлом — этот нахичеванский купец был хорошо знаком.

С 1833 по 1835-й, а также с 1842-го по 1853 годы Халибов избирался городским головой Нахичевана-на-Дону и являлся фактическим руководителем армянской общины, ведя дела весьма жестко. Из-за чего и заслужил такую оценку своего вечного оппонента Рафаэла Патканяна: «Со дня основания Нахичевани никто не сделал столько для её благоустройства, не принёс столько добра обществу, особенно образованию и преподаванию армянского языка, как А. Халибов, но никто не был большей причиной отступления от этих же завоеваний, особенно в вопросах образования».

И в наше время…

Имя Артемия Павловича Халибова неожиданно всплыло и в наши дни. В одном из домов на 1-й линии в Нахичевани решили укрепить фундамент, и разобрали полы. Выяснилось, что фундамент состоит из разномастных огромных камней, но одна из глыб привлекла к себе внимание. Она была черного цвета и содержала надпись на армянском и русском языках. Это была надгробная плита с именем Артемия Павловича.

Halibov-надгробная-плита---

Надгробная плита Артемия Халибова. Фото - с сайта rslovar.com

Как выяснилось, Халибов был похоронен на кладбище возле церкви Святого Николая. В 20-е годы ХХ века церковь в ходе борьбы с «опиумом народа» не уцелела — как, впрочем, и кладбище, могильные же плиты было разрешено использовать как строительные материалы.

Так черная плита с именем Халибова оказалась в фундаменте дома. Попытки извлечь ее оттуда успехом не увенчались….

Про арапа

Артемий Павлович Халибов прослыл не только удачливым коммерсантом и благотворителем, он желал всегда находиться в центре внимания. В услужении у него был темнокожий подросток, которого в Нахичеване прозвали «арапчонком», поскольку никогда людей с другим цветом кожи ее жители не видели.

Нахичеван и в те годы был городом, населенным не только армянами, а к концу ХIХ века его население было уже весьма разнообразно: здесь жили татары, русские, казаки, немцы, поляки. Евреи имели свою синагогу, русские — православные храмы, и жили все мирно. Так что неудивительно, что Халибов отнесся к подростку почти по-отечески. Городская молва гласила, что выросшему у него дома темнокожему мальчику он дал достаточно денег, чтобы тот смог построить себе дом и жениться. Дом «арапа» стоял на 26-й линии выше Степной улицы. Сегодня там находится госпиталь ветеранов Великой Отечественной войны.

Так бы и оставалась эта легенда легендой, если бы не краевед и журналист Георгий Бакдыков, написавший (в соавторстве с отцом) об «арапчонке» в книге «Как строилась Нахичевань».

Потомки

Можно представить себе изумление Георгия Минасовича, когда с ним связался, а потом и написал письмо житель Санкт-Петербурга, который признался в том, что он и есть потомок того самого «арапа». Им оказался известный исследователь истории и литературы донских армян, большой знаток диалекта нахичеванских армян, переводчик Авдей Георгиевич Газарбекян.

— Прочитав вашу книгу, я вспомнил рассказы моего отца Геворка Аветиковича Газарбекяна и моей родной тети Екатерины Авдеевны Аксентовой (она похоронена на армянском кладбище) о нашем пращуре «арапе», — написал в своем письме Авдей Газарбекян.

История с его слов оказалась такой. Армянские купцы активно вели свои торговые дела и в Индии: достаточно вспомнить, как у англичан отвоевывал для своего города «индийское наследство» купца Бабияна Микаэл Налбандян.

Все началось с того, что один из армянских купцов, оказавшись в этой дальней стране, на пристани какого-то города (название которого сегодня не установить) увидел мальчика. Никто не знает, что двигало этим человеком (возможно, пожалел сироту), но мальчик был привезен в Нахичевань.

— Из рассказов взрослых, – продолжает Авдей Георгиевич, — помню, что «арап» учился в Москве. Впоследствии он был будто бы отравлен. По словам моих родных, наш род начинается с этого «арапа». У отца моего хранился его портрет. Он неоднократно показывал его мне, но к 1951 году портрет поблек, и рассмотреть на нем лицо не представлялось возможным.

И тут начинается еще одна история, то есть, продолжение этой длинной эпопеи раскручивания городской легенды, уже претендующее на настоящий индийский сериал. В это время в Ростове здание партшколы строили пленные немцы. Услугами одного из них, оказавшегося профессиональным художником, и воспользовался отец Авдея.

Немец согласился сделать копию со старого портрета и сделал ее фотографически точно. По словам Авдея Газарбекяна, портрет «арапа» висел на стене в большой комнате, сейчас он находится у его родственников.

Эту копию портрета «арапа», родоначальника династии, довелось увидеть на Ростово-Нахичеванских посиделках в Музее русско-армянской дружбы, который получил эту картину в подарок. На портрете изображен весьма симпатичный смуглый молодой человек в мундире, что несколько смущает, потому что пришедшие на посиделки племянники Авдея Газарбекяна Георг и Кристина говорили, что слышали от родных про купеческие дела «арапа».

Впрочем, заверила заведующая музеем Маргарита Соколова, все это будет уточняться в архивах — фамилия-то «арапа» известна. Правда, имя, увы, затерялось в веках.

Но как он мог на портрете оказаться в мундире николаевской эпохи? Ведь армяне (а «арап» был жителем Нахичевана-на-Дону) были освобождены от военной службы. Значит, мундир не военный? Или «арап» поучаствовал в одной из военных кампаний России в качестве добровольца? Но и чиновники той поры носили мундиры… Так что действительно стоит дождаться итогов архивных изысканий.

потомки-арапа-нахичеванског

Потомки "арапа нахичеванского" - Георг, Кристина и Маргарита с Георгием Бакдыковым

По словам Кристины, сестры Георгия, когда приходили в дом гости, спрашивали: «Это что — Лермонтов?» Всем казалось, что человек с портрета похож на великого поэта. Они с братом знали, что это пра-пра-прадед и что — индус. Ну, индус и индус, веточка в корне. Значения члены семьи этому не придавали, поскольку городскую легенду не знали и с историей армянской Нахичевани этот портрет не связывали. Но все они хорошо помнили, что место, где находился дом их пращура, в городе еще долго называли «холмом арапа».

Рядом с Кристиной сидела ее дочка Маргарита. Черты пращура в лицах его потомков проглядывали более чем явно.