Не чужаки, а соотечественники

Эти слова произнес при встрече глава администрации Неклиновского района Александр Александрович Геращенко. “Почему мы должны к ним относиться, как к неродным? Сейчас ведь Россия собирает своих сыновей, а польза району какая!”

Правду говорят – все зависит от позиции главы района. А что здесь он – настоящий хозяин и смотрит гораздо дальше временных трудностей, это понятно хотя бы их такого факта:лишней земли в районе нет. И то сказать – откуда она возьмется в этом благодатном уголке Ростовской области, куда входит и побережье Таганрогского залива – курортная зона области?! И при этом вынужленным переселенцам из Казахстана и Киргизии в поселке Гаевка выеделно для строительства домов 2,78 гектора земли, на территории других поселковой администрации – аж 17! А сколько куплено домов (это за счет федерального бюджета, но хлопотали-то свои, местные!) да устроено людей на постоянное место жительства!

“Прописана” в здании райвадминистрации и главный специалист межрайонного представительства территориального органа министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики России по Ростовской области Людмила Аркадьевна Свириденко. Имеет она дело с тремя районами – своим Неклиновским, Матвеево-Курганским и Куйбышевским, но вовсе не из патриотизма, просила эта милая хлопотунья сказать доброе слово о главах сельских администраций, которые приняли заботы вынужденных переселенцев, как свои собственные. Но, как уже было сказано, и району-то польза от приехавших большая. Правда, некоторые обыватели не очень-то и рады приезжим: ведь прибыли на жэту землю спецалисты высокго класса, значит, и самим надо за ними тянуться. А утруждать себя ростом собственной квалификации у нас не очень-то и принято. “Раньше за мной директор в другую школу бежал, уговаривал остаться с его детьми. А теперь ты приехал. Мне за свое место держаться надо!” – бросил в сердцах Владимиру Монахову педагог одной из местных школ. Право же, Владимир Ильич кого угодно заставит думать о своем профессиональном уровне, поскольку сам-то специалист экстра-класса.

Монахов

Представьте себе человека, занимающегося с инвалидами и детьми с задержкой развития, признание успехов которого прошло на международном уровне. Но когда в очередной раз пришло приглашение на международные спортивные соревнования его воспитанникам в Испанию, Монахова не выпустили из республики. Так без обиняков и сказали:” Был бы узбеком – поехал. Но ты же – русский!…” И понял русский человек, что из Ташкента ему пора уезжать. Хотя что при этом потеряли узбекские ребятишки с врожденным ДЦП, понятно только им, горемыкам, но не чиновникам “коренной национальности”.

На неклиновской земле тоже вначале пришлось несладко. Но квартиру ему выделили, а для приехавшей позже матери, также получившей статус вынужденного переселенца, приобрели домик. Поняли в районной администрации, какой специалист к ним пробыл, и лично глава района, и его заместитель Николай Морозов приложили учсилия, чтобы в селе Покровском возник Центр, где по программе Монахова проходят реабилитацию 250 детей с нарушением опорно-двигательного аппарата и 188 – с задержкой в развитии.

В этом Центре, существующем уже пять лет, ребята теряют сложившийся уже у многих комплекс неполноценности. Но то же можно сказать и о взрослых, которые занимаются с ними. Светлана Николаевная Степанова приехзала сюда с детьми из Чечни в 1996 году, что называется, с одним чемоданом. По ее рассказам, летом уходили они из Грозного, занятого боевиками. Здесь, на неклиновской земле, помогли ей с жильем, дочери ее учатся в таганрогском педагогическом институте, а сама она трудится в центре вместе с Владимиром Ильичом.

Семья Бут

В уголке переселенца, что устроен на втором этаже здания районной администрации, висит список вакансий рабочих мест. Из профессий “для белых воротничков” значатся лишь инженер-электрик да программист. Многим вынужденным перселенцам приходится менять род деятельности. Валентина Ивановна Буи работала в строительной организации Кокчатавской области Казахстана. В спину ее семью, конечно, никто не выталкивал, но… Сняться с места с четырьмя детьми ох, как не просто, но пришлось: уж очень много было косых взглядов. Здесь им тоже помогло с детьми. Кстати, все многодетные семьи переселенцев жильем нынче в районе обеспечены, получают пособия как малообеспеченные. Кто не может устроиться на работу, получает бесплатно медицинские полисы. Валентине Ивановне с четырьмя детьми – с хозяйством бы управиться: куры, поросята, телки. Оно, хозяйство, и помогает семье держаться на плаву. А то ведь разве на зарплату сторожа, которым служит в одном из хозяйств глава семейства Михаил Павлович, проживешь?

Но выпало на долю этих мужественных людей еще одно страшное испытание. Так радовалась Людмила Аркадьевна, когда удалось достать путевки в детский оздоровительный лагернь всем четверым детям. Но, возвращаясь домой, все четверо, включая выехавшего встречать их отца, попали в автокатастрофу… Замечательные, умные, талантливые дети почти год не могли посещать школу, а сколько операций пришлось перенсти младшему Андрею?! Но в беде они не остались одни. Татьяна Ковалева, преподаватель математики, и Венра Козырева, учитель литературы и русского языка, наведывались к ним домой почти каждый день, проверяя уроки. Да и другие педагоги, если требовалась помощь попавшим в беду ребятам, в ней не отказывали.

Сейчас все относительно здоровы, веселы, с охотой демонстрируют свои рисунки. Андрей – ни дать, ни взять! – будущий дизайнер наших автомобилей: такие замечательные модели украшают его комнату. а Света – прирожденный керамист, причем этот талант проявился у нее здесь, на донской земле. Старшая, Лена, учится в Батайском железнодорожном техникуме. Словом, выстояли. А этим летом ждут ребят и муниципальный лагерь “Орленок”, и санаторий…

Про песню “Сулико” и “уголок России”

- Вы, наверно, там песню “Сулико” распевали? – на этот уже привычный с подковыркой вопрос Валентина Николаевна Рудь отвечает уже спокойно: “За любым столом пели про “уголок России, отчий дом…”

Держится нынешняя глава Центра социального обслуживания населения с достоинством: разве что в уголках глаз затаилось нечто, выдающее пережитое. Ну не виноват человек в том, что именно на грузинской земле встретились русские мужчина и женщина и там создали семью? И родилась у них дочь, которая и грузинский выучила только за то, что на нем говорили окружающие, и специалистом стала отменным. О чем ей и начальство ее постоянно напоминало. Но были и другие, ей постоянно напоминающие о происхождении, явно нежелательном в Грузии президента Гамсахурдия.

И вот бывший депутат Верховного Совета Грузии Валентина Николаевна Рудь оказывается в Таганроге, где есть крыша, под которую хоть чемоданы можно поставить (здесь учится ее племянница). Однако в городе семье оставаться не хотелось, выбрали Неклиновский район – и море рядом, и железная дорога. Сначала и ей, и сестре-педагогу с немалым стажем преджложиоли работу на… птицефабрике. Однако, собрав свои дипломы, пошла Рудь в районную администрацию, желая доказать, что способна на большее. Так в ее судьбе возник центр внешкольной работы, где, кстати, много трудилось ее товарищей по несчастью из Киргизии, Узбекистана, Молдавии; потом ей предложили организовать воскресную женскую гимназию, с чем она справилась блестяще. А потом возглавила Центр социального обслуживания, да не просто возглавила, а работала вместе со своими сотрудниками, не покладая рук, чтобы из бывшего детского сада 1954 года рождения возник чистенький уютный домик для стариков. Банк вещей – это и ее идея, и реализация этой идеи. Его прозывают в районе “местный Красный Крест”. И еще одна мечта Валентины Николаевны скоро найдет воплощение: после первого сентября откроется в Покровском небольшой лдом престарелых.

Возвращение в Эдем

Эдемом – и никак иначе назвали журналисты сад возле дома вынежденного переселенца из Казахстана Андрея Александровича Смирнова. Потрясающие розы, хвойные, колонны из ярких декоративных растений – это перед самым домом, а позади – роскошный огород с садом. Словом, рай земной. А когда выделили им этот участок земли, здесь еще колосилось поле. Стены возвели за лето, в сентябре вошли сюда, обживая лишь одну готовую комнату. Сейчас улицу Строителей, где расположены особняки вынужденных переселенцев (а назовите эти роскошные дома с обихоженными участками по-другому!) иронически называют улицей Демьяна Бедного, хотя автор этих строк присвоила бы ей другое название – “Терпение и труд все перетрут”.

И место такое в России надо было тогда, в 1990 голду, найти, чтобы с пропиской не было проблем, и выбраться из Казахстана вовремя, чтобы расстаться с квартирой за ее истинную цену; и фактически заново создать коммунальные службы уже здесь, в Неклиновском районе. Это все он – Андрей Александрович Смирнов и жена его Алла, своими руками на голом месте создавшие рай на земле.

***

- Да сказки все это! – воскликнет опытный читатель, привыкший к сагам о нелегкой судьбе переселенцев. А никто не говорит, что судьба у них легкая. Но если человек и за рубежами России что-то из себя представлял, значит, и на исторической родине он не должен был пропасть. Ведь к нам приехали действительно неординарные личности и прекрасные специалисты и не помочь им обустроиться на донской земле – значит было бы согрешить перед своими же местными жителями, всеми 86 тысячами. Не правда ли, Александр Александрович?!

“Молот”, 2001, NN 80-81, 20 июля, с.12


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.