Удавить бы эту сволочь, что привел меня в театр!…

Нравы закулисья одинаковы во все времена. Эту идею в последней премьере весело и азартно утверждала на Камерной сцене труппа Ростовского государственного музыкального театра. И помогали им в этом извечные коллеги-соперники – Моцарт и Сальери. Даже название спектакля – “Директор музыки” – было синтезировано из названий их двух опер – “Сначала музыка, потом слова” и “Директор театра”.

Идея постановки, несмотря на кажущуюся “вторую степень свежести”, действительно революционна: сделана попытка показать не то, что обычно разъединяло этих композиторов-современников, а, наоборот, то, что их сближало. Однако – все по порядку.

В 1786 году кайзер Йозеф Второй организовал в столице Австрии праздник по случаю приезда сюда генерал-губернатора Нидерландов. И тогда умели устраивать торжества на широкую ногу: чтобы не мелочиться, решено было помимо всего прочего провести состязание двух композиторов. Итальянцу Антонио Сальери (которому в 2006 году исполняется 255 лет) и австрийцу Вольфгангу Моцарту (в 2006 году мир отметит 250-летие этого гения) предложили за очень короткий срок сочинить по комической опере с использованием сюжетов из мира закулисья. Видимо, что одного, что – другого театральные нравы до того “достали”, что оба композитора в своих операх “промыли косточки” представителям этого мира по полной программе.

Как сегодня это все поставить? Как вообще сегодня сделать оперный спектакль, чтобы, с одной стороны, публика не зевала, глядя на сцену, а, с другой – замысел автора был максимально представлен ее вниманию? Вероятно, нужны, как говаривал чеховский Костя Треплев, новые формы, в которые можно облечь музыку, пережившую века. В таких новых формах и представил две одноактные оперы ХVIII века режиссер-постановщик, он же и художник-постановщик Василий Бархатов.

Сам прием в России (не говоря уже о Европе) не нов: можно вспомнить получение последней “Золотой маски” за постановку “Аиды” Дж.Верди в обстоятельствах нашего времени. На сцене Ростовского Музыкального подтягивание времени действия оперы из исторического “далека” к нашим дням остановилось разве что на эпохе модерна, в которой в свое время главный режиссер театра Сусанна Цирюк предложила существовать пушкинским персонажам.

Ее ученик (а юный Василий Бархатов действительно подопечный Сусанны Юрьевны) оказался более радикален и перенес действие опер в наши дни. Более того, в первой из них Поэт и Маэстро работают в условиях экстремальных: в театре идет ремонт.

И этим двум творцам (как в жизни – двум композиторам!) также надо сочинить оперу за четыре (!) дня. А тут еще капризная примадонна Элеонора, нежная привязанность заказчика, сваливается на их головы и претендует на роль первой певицы. С ней в вокальное состязание ввязывается Тонина, пассия Поэта, по случаю оказавшаяся в бригаде маляров. В результате эта “халтурка на ночь” оказывается сделанной, так как у обоих сочинителей на такие случаи припасены некие варианты.

Действие моцартовского “Директора театра” начинается в помещении уже отремонтированном, но здесь – другая напасть. Местные знаменитости прослышали, что идет набор в новую труппу, и все хотят туда попасть. И не просто попасть, а именно – на первые роли. Великий австриец, прямо скажем, не утруждал себя сочинением музыкальных номеров для этого произведения, потому примерно половина действия – ни дать, ни взять – настоящий драматический театр. Многие зрители даже заволновались: “А зачем после перерыва сюда снова пришел оркестр?!” И вправду, действие, не поддержанное музыкой, временами изрядно теряло в темпе. Но к концу зазвучали блестящие моцартовские квартеты и квинтеты, и все закончилось благополучно – и для временно примирившихся артистов, и для зрителей.

Можно только предполагать, как ну очень молодой режиссер работал с артистами (нравы-то в театре за века не изменились!), но в результате они не только прекрасно исполнили свои партии, но и создали запоминающиеся образы. Причем это касается всех – и, прежде всего, актеров миманса, которые в театре обычно “подпирают стенки”. Все они – и маляры, таскающие стремянку в первой опере, и дерущиеся концертмейстеры – во второй, создают на сцене ту самую среду, которая и называется жизнью спектакля, в котором “дышит почва и судьба”. А попросту – настоящего произведения искусства.

Фразу, вынесенную в заголовок, все время повторял сальеревский Поэт, не соглашаясь сочинять оперу в стрессовых условиях. А кто из нынешних театральных деятелей хоть раз в жизни не подписался бы под этими словами?…


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.

Ростовский музыкальный театр

Другие театры Ростова

Ростовский областной академический молодежный театр (ТЮЗ)

Ростовский академический театр им М Горького

Новошахтинский драматический театр

Ростовский Театр Кукол