«Молот» воюющий

Молот-после-войны

Здание «Молота» в послевоенное время

Газета в годы Великой Отечественной — тема воистину неисчерпаемая, но первое, что вспоминается, говоря о войне, журналисты, которые ушли защищать Родину и не вернулись. Имена этих талантливых молодых людей и хочется вспомнить в День Победы.

Журналисты,-ушедшие-на-фрон

Сотрудники газеты «Молот», ушедшие на фронт в 1941-м: (слева направо) — Григорий Кац, Анатолий Софронов, Михаил Штительман, Иосиф Браиловский, Григорий Гридов, Борис Перлин

Все — на фронт

С 26 июня 1941 года «Молот» остается единственной газетой, выходившей в Ростове. Можно было лишь посочувствовать ее тогдашнему главному редактору Михаилу Стрепухову, поскольку один за другим редакцию покидали журналисты, отправляясь работать в газету 19-й армии «К победе». Почти насильно, приказом по редакции в качестве ответственного секретаря был оставлен на своем рабочем месте 27-летний журналист Иосиф Юдович. Как рассказывал уже в наше время его сын, математик Виктор Юдович, в своих листовках, фашисты объявили его «врагом рейха». Вот что значило слово на войне: «Молот» в виде листовок разбрасывался с самолетов на оккупированной территорией области.

Но это будет потом, а пока как же завидовали оставшиеся ушедшим на фронт! Как вспоминал военный журналист, замредактора газеты «К победе» Виктор Гунин, обид было много, но всех на фронт не возьмешь…

Каждый день журналисты, кто с блокнотом, кто с фотоаппаратом, когда ползком, когда вперебежку оказывались в первых рядах сражающихся. А когда было необходимо, брались за гранаты и винтовки, отражая атаки врага.

А армейскую газету «К победе» часто приходилось печатать вручную: все по очереди крутили маховик плоскопечатной машины. Но газета всегда выходила вовремя и к утру доставлялась в части. Особенно любили солдаты уголок сатиры, авторами которого были молотовцы Михаил Штительман, Гриша Кац, Илюша Котенко, Анатолий Сафронов.

Кац, Бусыгин, Штительман…

Воспоминания о Григории Каце Виктора Гунина будут напечатаны в «Молоте» 20 лет спустя после событий начала войны. Этот замечательный поэт замечен был еще Владимиром Маяковским. Он пробыл на фронте всего четыре месяца и погиб с гранатой в руке. При этом Григорий успел напечатать в «Молоте» в июне—июле 1941-го немало стихов, строки которых запоминались людям надолго.

Не вернулся в родную редакцию и Александр Бусыгин, для которого работа была дороже жизни. Он также, как и Кац, погиб под Ельней. О нем много позже так написал полковник Михаил Шолохов, также фронтовой корреспондент:

— Он прожил честную жизнь и умер честной смертью солдата. Тяжело раненный в обе ноги, он нашел в себе силы доползти до станкового пулемета, расчет которого был уничтожен вражеской миной. И прикрывая отход товарищей, уже один вел огонь до последнего патрона в ленте. Пусть его книги послужат напоминанием о тех, кто отдал свои жизни за Родину, чью память мы свято чтим.

У Александра Бусыгина был сын Юрий. Узнав о том, что отец пропал без вести, этот подросток, сбежав из дома, добрался до Москвы. Он нашел в Союзе писателей Александра Фадеева, друга отца, и потребовал: «Дядя Саша, немедленно отправьте меня на фронт!»

Юрий Бусыгин, став сыном полка, дошел до Берлина и в мае 1945-го на рейстаге расписался за отца: «От Вязьмы до Берлина. А. И. Бусыгин».

Нельзя не вспомнить и о Михаиле Штительмане, который в свои неполные 30 лет уже работал ответсекретарем областной газеты. Он успел написать замечательную книгу «Повесть о детстве», которая выдержала десятки переизданий, сотни очерков, рассказов. Михаил также погиб под Ельней.

Имена этих четырех молотовцев значатся на плитах военного кладбища в Вязьме. Их медальоны и документы сумели отыскать члены поискового отряда литературного клуба «Родник» ростовской спортшколы № 10, перезахоронив журналистов под собственными именами.

«Молот» — навсегда

Константин Симонов написал стихи, ставшие «Песенкой фронтовых корреспондентов», 15 февраля 1943 года на пути из станицы Кущевской в только что освобожденный Ростов. Она стала гимном тем, «кому танков не давали…», но они «на пикапе драном и с одним наганом первыми врывались в города». Также 14 февраля 1943-го въехал в город на не менее драном «фиате» Михаил Стрепухов с дружным коллективом своей небольшой редакции. И с этого дня газета «Молот» вновь стала издаваться в донской столице, теперь ее выход в свет в Ростове уже не прерывался никогда.

Читайте также...