Нынешняя Америка: впечатления российского журналиста

Как все начиналось

Сначала был Вашингтон, самая запоминающаяся столица из увиденных когда-либо. А в Вашингтоне была библиотека.

Нет, все-таки сначала было участие в конкурсе, который прошли все подавшие свои анкеты, номинированные в 2004 году другими участниками программы – уже ее выпускники. Сама программа “Открытый мир”, в финалисты которого довелось попасть автору этих строк, стартовала в 1999 году. У ее истоков стояли Дмитрий Сергеевич Лихачев, личность, в России в представлении не нуждающаяся, и возглавляющий Библиотеку Конгресса США Джеймс Хедли Биллингтон. Обоих обеспокоил факт резкого охлаждения в отношениях между нашими странами после бомбардировок Югославии. Вот и было придумано представить такую страну россиянам, как США, во всей своей реальности. И не просто россиянам, а тем, кого признано считать лидерами и от кого, как считают нынешние руководители программы, зависит будущее России.

Тот факт, что тебя за океан не “посылал” не какой-то дядя, а дела твои оценили “со стороны”, а потому тебе предстоит явно недешевое путешествие за счет Конгресса США, грел душу необыкновенно все 10 месяцев.

Храм культуры

Начались странствия по США с посещения храма культуры – по-иному Библиотеку Конгресса США и не назовешь, поскольку и само здание (его создатели явно вдохновились образцами архитектуры Ренессанса), и его содержимое в мировой культуре явление исключительное. Можно сколько угодно говорить о нашей духовности (и мало не будет!), но увиденное отношение к книгам говорит о духовности прежде всего представителей законодательной ветви власти этой страны. Прибавим к этому такой факт: библиотека родилась в тот же год, что и сам Конгресс!

Все эти “ястребы” и голуби” выделяют на содержание своей библиотеки достаточные средства. При этом у библиотеки есть свой Попечительский совет, который также разыскивает деньги на пополнение ее фондов: а здесь и так уже более 130 миллионов томов, “прирастающие” каждый день несколькими тысячами экземпляров. Около 1,2 миллионов книг (существует для них специальный зал) посвящены России. Как не погордиться тем фактом, что среди этого миллиона теперь находится и такое издание, как “Чехов и Ростов-на-Дону”, которое с благодарностью от автора этих строк (и одного из авторов этой книги) приняла в подарок сотрудница библиотеки.

Средняя зарплата здесь у служителей книги – 40 тысяч долларов в год. Вспомним нищенское существование “последних святых на Руси” (определение, данное российским библиотекарям Владимиром Лакшиным) и задумаемся о духовности правительства нашего.

У стен “ихнего кремля”

Столицу США проектировал европеец. Если не узнать об этом из слов экскурсовода, то можно догадаться по широким проспектам, площадям и скверам, на которые здесь не пожалели места. Приехавшие из Старого Света на другой континент явно взяли с собой лучшее, что могли унести в своих головах. Центр столицы, населенной какими-то 500 тысячами населения, занимают музеи! Причем в зданиях, специально для них построенных в разные годы. И это смешение стилей глаз не режет, а, напротив, радует. Просто локти кусаешь, проносясь мимо них в автобусе на обзорной экскурсии – а иной за полтора дня пребывания в столице США и не положено.

Здесь постоянно великое множество туристов, одетых так просто, как будто они приехали на пикник, а не в столицу своего государства: на всех – какие-то удобные “шлепки”, шорты, майки. У Белого дома, к которому подходи – не хочу, народу как на демонстрации: люди не только фотографируются на его фоне и на фоне памятников вокруг, но и валяются на газонах, кормят нахальных белок. Эта небоязнь человека представителями фауны – одно из самых удивительных явлений в США для россиян: у дома, где довелось жить в Дагласвилле, все время прыгал какой-то тощий заяц. Из леса на поляну к тому же дому выходили олени – и это несмотря на то, что в 20 метрах – оживленное шоссе, а через лесополосу – железная дорога.

Удивляет и количество мемориалов в центре Вашингтона: такое впечатление, что они возведены в честь чуть ли не каждого президента США. Нам бы – такое уважение к правителям! Впрочем, нам бы – таких личностей в правители… Мемориал у них – это не привычная нам чугунная кукла на столбике. Запрудили Потомак (ударение на втором слоге, а не как привычно нам – на третьем), образовалось озеро. Посредине намыли остров, на нем возвели здание с белыми колоннами: вот вам мемориал в честь Джефферсона. Фигура в кресле, окруженная водопадами – мемориал Франклина Рузвельта. Во славу Линкольна возвели чуть ли не храмоподобное сооружение. А рядом – поле для спортивных игр, и никого это не смущает.

К этим мемориалам, как и в Джордж-таун (скопление дорогих кафе и магазинов) по вечерам приходят прогуляться жители и гости столицы. А почему бы не подышать свежим воздухом, если вокруг, несмотря на скопление народа, мусора никакого и, несмотря на скопление машин, никаких выхлопных газов! Многие машины работают на газе (на автобусах об этом так и написано), а бензин у них, должно быть, какой-то особой чистоты. Кстати, о нем, родимом. У них это самое топливо лишь на немного дороже, чем у нас. Это – при принципиальной разнице в зарплатах! Добыча нефти в самих Штатах практически под запретом, кроме Аляски, где, по признании. Американцев, “вышки” всё-таки работают (кладовые у них, похоже, сохраняются для будущих поколений), а “качают” они свои ГСМ из Венесуэлы.

И это – деревня?!…

Однако пора переходить к той самой, “одноэтажной”. На самом деле был не переход, а, естественно, перелет. Аэропорты в США – отдельная песня, причем песня во славу строительных конструкций. Такое впечатление, что огромные пространства попросту ограничены фермами, выкрашенными в самые разные цвета. Шереметьево, а тем более Ростовский аэропорт по сравнению с ними – какие-то приземистые сараи.

В Чикаго эта высота помещения использована чрезвычайно остроумно. Посередине огромного зала стоит… скелет доисторического чудовища с поясняющей табличкой, что эта находка 1900 года. Ни дать, ни взять – аэропорт Юрского периода. Кстати, этот спилберговский фильм безумно популярен в Штатах до сих пор. Иначе бы каждый второй встреченный малыш не говорил бы, что он хочет стать (слово еле-еле выговаривается!) палеонтологом. Поневоле вспоминаешь знаменитого слона из Азовского музея и понимаешь, что увидеть его в каком-либо подобном публичном месте в России не доведется никогда – иное отношение к экспонатам. А здесь просвещение публики решили совместить с ее страстью к путешествиям, и, похоже, не прогадали, ибо каждый второй подходит и читает поясняющую табличку, а каждый первый стремится запечатлеть себя рядом с этим монстром.

Для нашей группы одноэтажная Америка носила название Дагласвилл и была пригородом Атланты, столицы штата Джорджия. Дома здесь действительно воспринимаются как одноэтажные, хотя многие имеют по два этажа, нижний из которых на пересеченной местности встроен в холм.

Есть дома простенькие, тем не менее, стоящие никак не меньше 100 тысяч долларов. Есть “покучерявее” – с лужайками перед собой а ля Версаль: регулярные дорожки, как правило, плохие копии античных статуй, фонтанчики с упитанными Купидонами. Тем не менее, удобств “на улице” нигде не встретишь, а планировки домов, где довелось и пожить, и побывать, чрезвычайно продуманы и удобны.

Патриотизм как форма местного самоуправления

Что в Штатах ни начинается, начинается с молитвы и клятвы верности своему флагу. Так начиналось заседание комиссионеров (читай – депутатов законодательного собрания) округа Декалб, так начиналось собрание юных республиканцев, пожелавших встретиться с российскими журналистами. Комиссионеров одного из самых богатых округов штата – Декалб (его годовой бюджет – 2,5 миллиарда долларов при количестве жителей 700 тысяч) всего семеро. Они и решают, как эти для нас несметные деньжища потратить. Большей частью тратят на благоустройсто и социальные нужды – больницы, школы. Хотя, как выясняется, хорошее школьное здание – еще не повод думать о хорошем школьном образовании: штат Джорджия – на 48 месте в стране по его уровню.

Исполнительную власть в округе уже второй срок возглавляет Вернон Джонс, красавец афроамериканец баскетбольного роста. С ним довелось познакомиться на благотворительном турнире по гольфу. Таким образом выборный штаб собирал средства, чтобы расплатиться за прошедшую год назад избирательную кампанию.

Обаятельнейший глава округа вышел к российской делегации в спортивном костюме, ничуть своего непарадного вида не смущаясь, с возгласом: “How is mister Putin?” Пришлось заверить его, что мистер Путин – very well! Дальнейшие расспросы насчет Президента РФ привели к тому, что пришлось открыть глаза г-ну Джонсу на факт службы Президента в компетентных органах. Искреннему удивлению главы округа не было предела, что само по себе странно. Ибо сами американцы постоянно говорят о такой своей национальной черте, как преобразование самого себя в течение всей жизни. Значит, из актеров в президенты, как Рейган, можно, а из разведчиков – не моги?!…

На вышеупомянутом заседании, куда глава округа пригласил российских журналистов, от нашей делегации ему был преподнесен сувенир – игрушка-неволяшка в качестве символа непотопляемости политика. Как рассказывали очевидцы, в течение всего заседания господин Джонс пытался таки игрушку уложить…

Сколько можно есть?… И пить!?

Америка – страна, где похудеть очень трудно. Комплексы по поводу собственных лишних килограммов забываются моментально, как только видишь на улице вокруг себя огромные торсы мужчин и женщин любого цвета кожи. “Шведский стол” в кафе и ресторанах распространен чрезвычайно. Берешь тарелку с горкой салата и замечаешь, что рядом за стол несет человек три таких тарелки и вовсе не с салатом, а потом еще идет за сладким. Пусть в автора этих строк бросит камень первый, кто докажет, что американца читающего можно увидеть гораздо чаще, чем американца жующего. Такое впечатление, что вся пища мира сосредоточена в США и полнота у некоторых – уже в генах… На любой встрече предложат напитки, печенье, конфеты. Жуют за рулем авто – и вовсе не жевательную резинку, жуют на улице мороженое, а сколько пьют калорийной “Кока-колы”?!

В музее компании, расположенном, как и ее штаб-квартира, в Атланте, есть зал, где можно попробовать все виды этого национального напитка: заплатил за вход – и пей весь день. И пьют столько, что понимаешь: любители халявы – явление интернациональное. Впрочем, не это здесь интересно. Здесь собрана вся реклама колы, начиная с момента ее проникновения на рынок напитков страны. Витрины так густо заполнены рекламными образами всех прошедших лет, что можно проследить историю моды, макияжа, бижутерии, игрушек и даже манеры улыбаться граждан этой страны! Экспозиция настолько агрессивна, что подолгу возле стендов не удержишься. Возле них долго и не стоят, отправляясь либо в кинозал смотреть 30-минутный фильм все о том же напитке, либо в магазин сувениров, который по площади не уступает самому музею. Надо ли говорить, насколько дороги самые обычные предметы с логотипом компании?! И, тем не менее, народ расхватывает все, составляя еще одну статью прибыли. Когда только у нас поймут, что заработать можно на всем?….

Заработать действительно можно на всем

!

А вот американцы по этой части превзошли все, что только можно. В последний день пребывания в штате Джорджия состоялась поездка в New Ecota, как все говорили, к индейцам. На самом деле, ни одного индейца из племени чароки в этих лесах не встретишь уже примерно полтора века. Это племя оказалось удивительно восприимчиво к плодам европейской цивилизации: примерно к середине ХIХ века на их территории фактически образовалась независимая республика со своей законодательной и исполнительной властью, судом и своей газетой. Какое правительство будет терпеть у себя под боком этакую самостоятельность?! И вот состоялось самая настоящая депортация индейцев в пустыню штата Оклахомы, где по дороге погиба четверть народа чароки. Они-то выжили, но места компактного проживания не имеют и по сегодняшний день. Народ оказался маленьким, но гордым. На номерах многих машин (снизу есть строчка, где можно указать о себе любые сведения – название штата, имя владельца транспортного средства и т.д.) у некоторых так и написано: “Чароки”.

Но в Штатах правительство даже из своих отвратительных деяний, оказывается, может извлекать пользу. На месте столицы чароки в лесу организован заповедник: обозначены фундаменты домов, восстановлены несколько усадеб, колодцы, есть небольшой музей, где опять же торгуют сувенирами – фактически памятью развеянного в пространстве и времени народа.

И напоследок – о главном

Пора хватать себя за руку и останавливаться – рассказов об увиденном хватит еще на год. Но о первом и самом главном впечатлении от США умолчать нельзя: это чистота. Чистота везде и всюду! Возле переполненных урн не будут валяться пакеты из-под поп-корна или пустые бутылки. На газонах Олимпийского парка в Атланте вы не найдете брошенные пустые стаканы из-под колы, хотя народу гуляет – тьма! В стране нет пыли и грязи в принципе, потому что и в городах, и в так называемых деревнях вся земля либо покрыта дёрном, либо замульчирована древесной стружкой, опилками, обломками коры, которые выдаются жителям бесплатно. Фирмы, специализирующиеся на вывозе мусора, борются за клиента.

Здесь нет комаров: в стране работает служба, которая в переводе так и зовется “антикомариной”. Репортаж о ее работе довелось увидеть по CNN. Удивительно, но именно “проклятому капитализму” удалось воплотить в жизнь лозунг социализма: “Все – для человека!” Правда, для человека, деньги имеющего, а, точнее, зарабатывающего. Как американцы средства на жизнь зарабатывают, также довелось узнать подробно, ибо главная тема этого путешествия в США носила название “Экономическое развитие”. Но это тема – уже другого, более обстоятельного рассказа.

( Ростов Официальный  25.07.05 № 23 Стр. 13 )


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.