Абхазский театр имени С.Чанба в Москве

Абхазский государственный драматический театр имени С.Чанба, спектакль Махаз, фото Веры ВолошиновойАбхазский государственный драматический театр имени С.Чанба выступит в Москве на фестивале имени Станиславского 25 октября..

На фестивале «Русская комедия», прошедшего в Ростове-на-Дону в конце сентября, большой успех имел Абхазский государственный драматический театр имени С.Чанба. Главный режиссер и художественный руководитель театра Валерий Кове так рассказал о жизни театра:

— Судя по спектаклю «Махаз», вы приверженец «минималистического», аскетичного стиля. Это продиктовано суровыми условиями существования театра или это ваш личный почерк, который вы реализуете, придя в этот театр 25 лет назад?

— С одной стороны, это действительно суровая реальность. Не только в театрах небольших республик, да чего уж там таить, везде театр — в «остаточном» положении. Но, с другой стороны, когда меня приглашают на постановки в другие театры (а там средства бывают порой неплохими), меня коробят излишества на сцене — когда нужный результат достигается не природой актерского мастерства, а иными средствами. Любой знак на сцене должен нести художественную нагрузку, а выстроенные декорации зачастую этим не грешат.

— Ваши актеры эмоциональны, хорошо чувствуют форму. Проблемы кадрового голода у вас в театре не существует?

— Нет. В «Махазе» на сцене вы видели примерно половину труппы. Это ведь большая ответственность — когда ты берешь человека в труппу и фактически решаешь его судьбу. У нас республика небольшая, всего три профессиональных театра. Я веду актерский курс при университете: в позапрошлом году из окончивших его студентов был набор в труппу.

— Театрам всем живется сегодня трудно. Но Абхазия пережила нелегкие времена, да и сейчас нельзя сказать, что они весьма улучшились. На жизнь-то театру хватает?

— Наша жизнь — как абхазский стол: за ним сидят те, кто остаются. И труппа от этого надежней. Мы научились потихоньку защищать себя от тех вещей, которые кажутся унизительными. Кто-то где-то подрабатывает. Кто-то что-то выращивает. После войны пару лет мы и зарплату не получали, но выжили.

— Вы говорили о том, что препятствия раззадаривают. Длящийся много лет ремонт вашего театра тоже раззадаривает?

— Будем думать, как выходить из этого положения. Но живой театр сам по себе — это не только здание. Расстелите коврик — и если у тебя есть что сказать, ты и в этих условиях будешь говорить. У нас световой техники не было, ничего не было, но ведь выходили из положения. Вот сейчас у нас поездка в Москву на фестиваль имени Станиславского. Туда везем два спектакля.

— Как обстоят дела с национальной драматургией?

— Чтобы писать сегодня пьесу, нужно дышать «пылью театра». «Свою» пьесу мы еще не получили. Правда, актер старшего поколения труппы написал одну историческую вещь -”Царь Ион«. И он, не покладая рук, переделывает ее. От нее остались, может быть, полторы страницы. И что-то получилось. Кое-что пытаются писать и молодые актеры.

— После окончания театрального вуза у вас была возможность не уезжать из Москвы. Но вы уехали в Сухум. Что вас подвигло?

— Через год после окончания вуза наш педагог Борис Голубовский (мастером курса был Иосиф Туманов), который тогда возглавлял московский театр имени Гоголя, предполагал оставить меня у себя. Ему нравился мой контакт с труппой, а сам он хотел заниматься педагогикой. Но так получилось, что из министерства культуры республики мне позвонили и попросили возглавить наш театр, где дела были совсем непросты. Почти половина актеров тогда ушли. И поначалу было совсем непросто. А сейчас в прессе нас даже называют: «Признанный театр непризнанной республики».

Справка: Абхазский национальный театр образовался в 1931 году. Лидером театра стал ведущий, актер, режиссер, драматург и выдающийся балетмейстер М. Кове. Спектакли созданного театра ставились в русле реалистической традиции. С 1985 года театр возглавил В.Кове. За последние пять лет спектакли Абхазского государственного драматического театра имени С.Чанба на многих международных фестиваля становились обладателями Гран-при. Обширна гастрольная география театра: Швейцария, Голландия, Германия, Болгария, Румыния, Россия, Москва.