Хазарский проект на Дону

Издание в рамках хазарского проекта ;Хазары, миф и  история

Издание в рамках хазарского проекта "Хазары, миф и история"

В этом полевом сезоне археологи в Ростовской области копали мало. И, тем не менее, и этим летом в одной из балок у хутора Крымский, продолжая дело, начатое десятилетия назад, раскапывалось мощное поселение, которое образовалось в VIII-ХI веках и находилось под властью загадочного для многих государства — хазарского каганата. Экспедицию составили ученые и студенты Пединститута ЮФУ, научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Москва).

Как нашли поселение

Как рассказывает Алексей Иванов, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Пединститута ЮФУ, само Крымское поселение как памятник археологии открыто еще в начале ХХ века. Известный донской ученый-биолог Богачев проводил в нынешнем Усть-Донецком районе геологические исследования местных балок и обнаружил остатки поселений, в том числе — и поселения, получившего название Крымского по имени близлежащего хутора. Одной из самых интересных находок оказались остатки керамического водопровода, они выставлены в экспозиции Новочеркасского музея истории донского казачества.

В 1963 году археолог Владимир Кияшко проводил здесь разведку, связанную с эпохой неолита, но как истинный ученый фиксировал все, что касается и других культур. В заложенных шурфах на борту балки были обнаружены гончарные печи, а на территории самого хутора Крымского — аллея пифосов (вкопанных в землю керамических бочек). С этого момента памятник привлек внимание исследователей.

С 1969 года он изучался археологом Евгением Савченко, который полностью изучил 140 погребальных комплексов грунтового могильника, случайно открытого при строительных работах. На сегодняшний день это единственный исследованный до конца грунтовый могильник салтово-маяцкой культуры на Дону. В 2006–7 году экспедиция Пединститута ЮФУ возобновила исследования этого памятника.

Что такое «хазарский проект»?

По словам Владимира Петрухина, доктора исторических наук из Института славяноведения РАН, с 2003 года он с одним из ведущих археологов страны Валерием Флеровым и Ириной Аржанцевой, археологом из Института этнологии и антропологии РАН, занимается спасательными исследованиями. Увы, не только в этой балке, но и на всей территории России ходят люди с металлоискателями, разрушают памятники, продают то, что находят, выбрасывают то, что не находит покупателя. Вобщем, в угрожаемом положении сейчас — весь фонд памятников истории и культуры.

Так называемый хазарский проект и был создан в начале 2000-х годов для спасения памятников хазарского времени.

— Нашу страну в раннем средневековье — накануне создания русского государства, — говорит Владимир Яковлевич, — объединял хазарский каганат. В советский период не очень любили заниматься этой проблемой, так как правители Хазарии, совершили, с точки зрения советских властей, неверный выбор религии и места своего государства, которое мешало развитию государства русского. А когда наступили 1990-е годы, начались исследования, появились возможность публикации источников, при помощи ученых и спонсоров и возник сам проект. Каждый год энтузиасты изыскивают средства, чтобы продлилась его жизнь и исследования памятников истории Хазарии.

Одним из самых крупных хазарских памятников считается крепость Саркел, известная по византийским источникам и ныне покоящаяся на дне Цимлянского моря. А рядом фактически погибает правобережное Цимлянское городище, хазарский памятник, известный еще с екатерининских времен. Сегодня чья-то чиновничья рука, не дрогнувши, вычеркнула этот мирового значения памятник из федерального списка памятников археологии. В министерстве культуры области успокоили, пообещав внести Цимлянское правобережное городище в список… вновь выявленных памятников. Вот такие метаморфозы творятся сейчас в такой сфере, как спасение памятников.

Пока утрясаются мнения чиновников на сей предмет, Флеров и Петрухин приехали на Крымское городище, а на будущий год рассчитывают все-таки исследовать и разрушающееся правобережное Цимлянское. С помощью новейших методов (раскопать все лопатой не успеют), они попробуют посмотреть, что делается под землей. Эта работа менее трудоемкая, но, увы, более дорогостоящая.

Как они жили

Но что же представляет собой та часть Крымского поселения, которую уже раскопали археологи? Расположено оно, как уже сказано, в балке, но сама балка находится на высоком донском берегу, то есть, от недобрых глаз скрыта, но поселенцам видны все окрестные степи. «Мы рассматривает Крымское поселение как комплекс памятников — городище, могильник, поселение округи. Это был мощный узел оседлой жизни, которая начинала формироваться в эту эпоху под военно-политическим влиянием хазар, — рассказывает Алексей Иванов.

Уникален этот комплекс тем, что позволяет проследить, как проходил переход от кочевой жизни к оседлой. Археологами найдены юртообразные постройки: круглой формы, они заглублены в землю, но построены уже не из жердей, шкур и войлока. Здесь были крыши и стены из камыша, скорее всего, обмазанные глиной. То есть, налицо претензия на постоянное жилье, но при этом чувствуются традиции и образ жизни кочевничества.

Хазарский каганат к этому времени существует уже целое столетие — столько потребовалось, чтобы сколотить эту огромную империю, подчинить народы господствующему этносу — хазарам, которые проживали (это фиксируется по источникам) в низовьях Прикаспия. В 60-70-е годы VII века хазары ведет экспансию вплоть до Днепра и Крыма. Потребовался период длинной как раз в столетие, чтобы народы, попавшие под власть каганата, как в плавильном котле, были спаяны в некое единство, подчинены политически, короче, была создана хазарская государственность.

Крымское городище — явно памятник, оставленный подчиненным хазарам населением. Рабочая гипотеза рассматривает большинство его жителей как протоболгар. Найденные котлы с внутренними ушками — типичный для болгарского этноса тип сосудов.

Здесь было керамическое и косторезное производства: находка этого года — обломок рога оленя со следами напилов. Найден жернов, значит, мололи муку и совсем не обязательно из зерна местного производства. Найдены и пряслица, грузик для ткацкого станка — значит, ткали сами. Есть следы металлообработки — железный шлак, то, что образуется при производстве железа. Поселение играло роль и торгового центра, на что указывает, в том числе, и посуда византийского происхождения.

Могильник у Крымского городища, судя по всему, оставлен оседлым населением, поскольку захоронения не перекрывают друг друга, то есть, население знало, где какая могила находится. Здесь хоронили в течение разных сезонов, а это еще одно подтверждение, что население было оседлым. В могилах в свое время было найдено крайне мало предметов, что указывает на бедность и зависимость населения.

Возможно, этот производственный комплекс среди прочих снабжал всем необходимым гарнизон Семикаракорской крепости хазарского времени, которую нашли ранее на противоположном берегу Дона.

Куда смотрят полиция и прокуратура?!

Понятно, что на каждый памятник не найдется свой Дерипаско — российский олигарх, покровительствующий раскопкам Фанагории на Тамани (где Путин аки Ихтиандр вытащил амфоры, дожидающиеся его на дне моря). Там охрана памятника идет круглый год. А Крымского городища — нет, равно как и других донских памятников археологии.

Но их обнаруживают с упорством, достойным лучшего применения, «черные» копатели. Более того, чуть ли не под стенами ростовской мэрии преспокойно работает «черный» рынок, где можно купить преимущественно находки из металла. Можно понять Алексея Иванова, который не может об этом говорить спокойно: ведь именно монеты и определенной формы пряжки могут помочь установить время существования любого памятника. На Крымском городище обнаруживаются профессионально сделанные шурфы, где валяются остатки керамики, а «металл» весь выбран, стало быть, с точной хронологией — пока проблемы.

И, тем не менее, раскопки будут продолжены, и нам, возможно, предстоит еще много интересного узнать про таинственное государство хазар, держащее под контролем донские степи в раннем средневековье.