Однажды в библиотеке

Иван - Вадим Масенко, Мудрец - заслуженный артист РФ Олег Ширшин в спектакле 'Страсти по Ивану' театра им. М. Горькогова фото Веры Волошиновой

Иван - Вадим Масенко, Мудрец - заслуженный артист РФ Олег Ширшин в спектакле

В Ростовском академическом театре драмы имени М.Горького нарушена академическая тишина. Ее буквально взорвала премьера на Малой сцене под названием «Страсти по Ивану». Так в театре решили назвать постановку по повести Василия Шукшина «До третьих петухов».

Ее величество Игра господствует в спектакле. Игра во всем – сочная, смачная, зачастую бьющая через край и кричащая о себе во весь голос. Такое впечатление, что актеры соскучились по яркой форме и теперь отыгрываются чуть ли не на всю оставшуюся сценическую жизнь. Действительно, такого избыточно яркого представления десятилетиями не было на академической сцене.

Причем каждому актеру предложено создать несколько образов, которые вроде бы и должны быть прямо противоположными друг другу. На деле же заявленные в начале спектакля характеры героев рассмотрены в развитии, доходящем до парадоксальных вещей. Вроде бы сентиментальная Бедная Лиза (Ольга Васильева) оборачивается агрессивной Несмеяной, бойкий Донской Атаман (Андрей Ребенков) – Главным Чертом, а Онегин (Владимир Киндяшкин) и Ленский (Сергей Попович) становятся головами Змея Горыныча, существующими на одном туловище. Сидящий по своем посту Илья Муромец (Максим Марков) продолжает свое великое сидение в качестве Стражника монастыря, а маленький герой великой русской литературы Башмачкин (Федор Неретя) является Медведем, в котором и выявляется вся боль автора за такой доверчивый и неразумный русский народ.

«Наше время», 6 апреля, с.6

Как известно, в этом произведении Ивана-дурака, который и не дурак-то вовсе, соседи по книжной полке гонят за справкой, утверждающей, что он – умный. Вот ту-то и подводит та самая Игра актера Вадима Масенко. Он прекрасно отыгрывает сцены с Бабой Ягой (Елена Андриенко) и ее усатой Дочкой (Екатерина Березина). Но сцены с Медведем, где и не играть-то надо, а явить всю боль свою, рифмующуюся с болью автора за раздираемую безнравственностью страну, что-то не получается. То ли разучились мы болеть за страну, то ли хотя бы представлять эту боль, но, вобщем, что-то тормозит.

Потому-то и кажется чужеродным финал: когда из таких элементов сценографии, как кубы, выкладывается среди «книжных стеллажей» портрет самого Василия Макаровича. Автор-то он автор, но какое отношение к творимому на сцене балагану имеет, не читавшие произведения и не поймут. Если, конечно, читавшие не подскажут.


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.

Ростовский театр драмы им М Горького

Другие театры Ростова

Ростовский музыкальный театр

Молодежный театр (ТЮЗ)

Новошахтинский драматический театр

Ростовский Театр Кукол