Наше дело — правое

Смысл событий последних месяцев вроде бы на поверхности, но на самом деле понятен далеко не всем. За разъяснениями происходящего стоит обратиться к науке. На вопросы о происходящем в соседней стране согласился ответить доктор философских наук, профессор Института социологии и регионоведения ЮФУ, эксперт Российской академии наук, директор Центра региональных исследований Игорь Добаев.

Экскурс в историю

— Во всех событиях всегда хочется найти ту точку, с которой все началось. Как понятно, речь идет о событиях на Украине.
— А начинать придется с ХVII века: по окончанию в Европе 30-летней войны (1648 год) появилась первая общепризнанная международная система отношений, получившая название Вестфальской, в ее основе лежало представление о суверенных государствах. Тогда в состав Европы входили около 300 государств, сегодня во всем мире 200.
— А если взять время поближе.
— Но вот Европа вступает в период наполеоновских войн, завершившийся в 1815 году. Тогда же в 1815 году Венский конгресс установил вторую из известных систем международных отношений. Все государства признавались суверенными, но некоторые — их пять — были наиболее суверенными: Великобритания, Россия, Австрия, Пруссия и Франция с восстановленной в ней монархией Бурбонов. Такая система просуществовала до Первой мировой войны. В 1918 году состоялась конференция в Версале, затем в Вашингтоне, и принятая там система международных отношений получила версальско-вашингтонской, оказавшейся самой непрочной. Результат — Вторая мировая война. В апреле 1945-го состоялась встреча глав стран-союзниц в Ялте, затем — в Потсдаме. Там была сформирована четвертая модель международных отношений, которая получила название ялтинско-потсдамской.
— Что же было положено в основу на этот раз?
— Хотя государства признавались суверенными, была сформирована блоковая система: мир капитализма во главе с США и мир социализма во главе с СССР. Немного позже появился «третий мир» — движение неприсоединения, которое в большей степени поддерживало мир социализма.
Итого за всю новейшую историю возникло всего четыре системы международных отношений и что характерно, они возникали после кровопролитнейших войн.

Кто победитель

— И где же сегодня пребываем мы?
— Мы находимся на развалинах ялтинско-потсдамской системы, а новая система не создана. В 1991 году после крушения СССР США объявили, что они — победители в холодной войне.
 Однако их никто победителями не назначал!
— Вот-вот, они сами себя назначили, правда, не уточнив, на каком поле они победили — потому что на самом деле они нас не победили бы никогда и ни при каких условиях. Но в 1990-х Россия была ослабленной, Евросоюз в 1992-м только-только формировался, Китай еще не стал таким промышленным лидером, которым является сегодня, об Индии с Бразилией и разговора не было. Кто, с их точки зрения остается гегемоном — ну, конечно же, они.
Но вот приходят 2000-е, и у России появляется новый лидер, который действует не на показ, но весьма продуктивно. А США влезли в эти годы в два военных конфликта, но и в Афганистане, и в Ираке свои вопросы не решили, скомпрометировав себя по полной программе. В эти годы были высокие цены на энергоносители, что было России крайне на руку, так как удалось прийти к устойчивому профициту бюджета.
— Словом, мы почувствовали себя уверенно, что многим понравиться уж точно не могло!

— В 2007 году проходит конференция по безопасности в Мюнхене, где президент России заявляет, что однополярный мир — это поход в никуда. Мир должен быть многополярным. Ему хлопали, а потом на газетных полосах принялись его демонизировать, продолжение чего мы видим и сегодня.

Проект, родившийся в разведке

— Настоящая идеология ненависти!…
— Поговорим о некоторых идеологиях, прежде всего, экстремистских, сформировавшихся в мире. Первым я бы назвал радикальный исламизм с его крайней степенью политизированности. Еще одна мощная идеология с межрегиональным характером — пантюркизм. Зародившись у нас в Крыму, эта идеология была перенесена на турецкую почву и подхвачена младотурками. Сегодня в мягкой форме пантюркизмом вооружен Эрдоган.
В этом же ряду региональных идеологий стоит идеология радикального украинства.
— Неужто этот термин уже прочно вошел в научный оборот?!
— Уже есть масса научных статей по этому поводу. В октябре в ЮФУ состоялся и круглый стол на эту тему. Практика украинства основана на отрицании того, что русские, украинцы и белорусы — единый народ.
— Они отрекаются от славянства?!…
— Они утверждают, что они древней всех остальных, что они выкопали Черное море и вообще весь мир произошел от древних укров. Таким воззрениям способствовала Речь Посполита, в которую в свое время входила западная Украина. Потом эти территории вошли в состав Австро-Венгрии, где и были сформированы термины «Украина» и «украинцы».
— На слуху версия, что сам проект «Украина» родился в австро-венгерской разведке…
— Это так, потому что врагом Австро-Венгрии была Российская империя, и нужно было, чтобы в случае военных действий эти подданные сражались против России, а не за нее.
Все три названные идеологии роднит нечто общее: все они являются идеологической подпиткой социально-политических явлений. Но главная их общность — поиск врагов. По мере радикализации этих врагов становится все больше и больше.
— Так у украинцев, получается, враги только русские
— Да, главные враги — все русские, но не только. Вспомните, они когда-то точно также сражались с поляками. Степана Бандеру Вторая мировая застала в польской тюрьме, где он сидел за совершение теракта. Волынская и Львовская резня была значительно позже.
Но главные враги, конечно, русские, которых они считают помесью угро-финнов и туранцев, а также те, кто не признает их величия, ну и те украинцы, которые не с ними. Этим и объясняется чудовищные расправы на западной Украине в 1950-60-е годы.
— А религиозный фактор играет роль в идеологии украинства?
— На Украине давно сформировалась греко-василианская церковь — так называемое униатство. Они признают папу римского, чтут все католические постулаты, а внешне все это выглядит как православие. Но и в конфессиональном, и в национальном смысле они все равно ищут врага и провозглашают необходимость борьбы с ним.
Но это все идеологии региональные и межрегиональные, а есть глобальная идеология, которую можно определить как радикальный либерализм.

Погоду делают «хозяева денег»

— А этот «зверь» когда народился?…
— Его штаб-квартира сегодня в Вашингтоне, главный заказчик этой идеологии и этой практики является так называемые «хозяева денег». Это представители ведущих банкирских домов в Европе и Северной Америке, которые в 1913 году создали федеральную резервную систему — банк для банков, ту организацию (частную на минуточку!), которая эмитирует деньги. Именно они — заказчики идеологии радикального либерализма, и радеют за однополярный мир.
— На чем же базируется эта идеология?
— Когда-то в горниле Октябрьской революции себя активно проявился Лев Троцкий. Он жаждал социалистической революции во всех странах мира, то есть, был глобалистом. Для такого взрыва нужен был детонатор, которым он считал Россию, то есть, нашу страну он готов был погубить, лишь бы это желаемое произошло.
Троцкого «ушли», но идеи глобализма расцвели пышным цветом в конце ХХ века, их подхватили неоконсерваторы, но с другими представлениями о глобальном мире, который должен был стать миром капитализма и управляться из единого центра — из федеральной резервной системы. То есть, теми людьми, у кого в руках весь финансовый мир.
— Так чем же мешает им Россия?
— Россия стала слишком сильной, Китай сегодня самая производящая страна в мире. Пусть ВВП у США большой (хотя госдолг еще больше), но посмотрите на 80% этого ВВП: это доходы не производства, а сферы обслуживания. Да и дефицит бюджета растет. А сражаться за свои интересы нужно, потому и ведутся войны чужими руками — тут вам и радикальные исламисты, и тюркисты, ну и, конечно, украинство. А ведь Украина-то рядом с Россией. Бжезинский в свое время написал, что Россия без Украины никогда не станет европейской державой и останется на азиатских задворках.
Потому поддержана и первая «оранжевая революция», шло накачивание страны деньгами и оружием, а уж в 2014 году пошла настоящая раскрутка украинства.
— Наш экскурс в историю привел нас к мысли о сражении за новый миропорядок, не так ли?
— Да, мы сражаемся за справедливый миропорядок, который был бы основан на многополярности. И не Европе нам указывать, как себя вести — Европе с ее колониальным прошлым.
— Да и фашистским — тоже: ведь против нас в Великую Отечественную воевал настоящий европейский интернационал.
— Хочу также напомнить, что говорят украинские нацисты про жителей Донбасса: нам эти люди не нужны, нам нужны их территории. А нам как раз нужны люди, поэтому наше дело — правое.

Читайте также...