«Овцы», как и «волки», остались самими собой

Мурзавецкая -н.а. России Татьяна Шкрабак, Аполлон-Алексей Тимченко

Прошедшая в Ростовском академическом театре драмы премьера спектакля по комедии Александра Николаевича Островского «Волки и овцы» (режиссер Андрей Левицкий) оставила впечатление постановки, которой еще расти и расти.

Беркутов — Евгений Климанов

Как ни странно, автор этих строк помнит спектакль по этой пьесе, увиденный на «горьковской» сцене еще в младенчестве, когда на сцену в роли Беркутова выходил знаменитый актер Александр Никитин. Нынешний Беркутов в исполнении Евгения Климанова тоже хорош хотя бы тем, что с его выходом на сцену действие как-то собирается в единое целое и набирает обороты. Вот уж делец так делец: даже знающий его Лыняев (з.а. России Олег Ширшин) удивлен тем, что женитьба его на богатой вдове Купавиной (Елена Климанова) дело решенное, хотя будущая невеста еще, что называется, «ни сном, ни духом» о намерениях жениха.

Сошлись два «волка» — Мурзавецкая и Беркутов

А как интересно наблюдать общение двух «хищников» — Беркутова и Мурзавецкой (н.а. России Татьяна Шкрабак). Стоят они друг друга, но Беркутов уже другой формации: он — человек дела, причем такой, что упускать свою выгоду уж никак не намерен. А это хорошо почувствовала Меропия Давыдовна (та самая, Мурзавецкая) и куда ей деваться, как не признать свой проигрыш.

Купавина-Елена Климанова, Чугунов-з.а.России Сергей Власов

Пьесу вообще-то Островский писал как комедию, но смеяться в полный голос зрители начинают со второго акта. А в первом разве что незадачливый Аполлон Мурзавецкий (Алексей Тимченко) в похмельном угаре выделывает такие фортели (демонстрируя при этом недюжинную физическую подготовку!), что от смеха удержаться трудно. Однако страшно становится, когда Вукол Чугунов (з.а. России Сергей Власов) вместе с Меропией начинают плести интригу — и ведь на ровном месте. И ведь понятно становится, что ничего им не стоит взять в оборот любого жителя губернии!…

Анфуса Тихоновна — Иллона Огир

Разве что никаких претензий у них быть не может к тетушке Купавиной Анфусе Тихоновне (Иллона Огир). А та, хоть ростом мала, да темпераментом не слаба. И стоит лишь Аполлону зазеваться, так и ахнуть не успеет он, как окажется в объятьях старушки. Впрочем, разве можно назвать старушкой это удивительно забавное существо, у которого и слов-то на сцене нет, а как появится — глаз не отвести.
Не порадовали декорации спектакля (сценография и костюмы засл. художник России Виктор Герасименко), выполненные в цветах известной компании сотовой связи. Можно согласиться с тем, что роли диванов и кресел играют фигуры волков и овец, но тогда зачем наверху прикреплены фигуры того же павлина (ну, не рифма же это с именем дворецкого?!) и кота, это уж совсем непонятно.

Купавина — Елена Климанова

То же и с костюмами: если на Купавиной роскошное платье с руло (обод внизу широкой юбки, явно времена Островского), то у Глафиры платье в стиле модерн из того же (так в пьесе!), между прочим, купавинского гардероба. Намек на пьесу на все времена? Но тогда п

Читайте также...