… И катамаран плывет!

“Научный” катамаран тянет буксир с академиком Матишовым во главе

В Южном научном центре РАН создали плавучее средство, которое помогает в изучении речного дна с помощью буровой установки. Она позволяет отобрать образцы донных отложений в самых труднодоступных уголках дельты Дона.

— Мы возрождаем те исследования, которые проводили в 1950-х годах ученые РГУ, — говорит академик Геннадий Матишов.

Так какова же цель таких исследований?

По словам Алексея Клещенкова, сотрудника Института аридных зон ЮНЦ РАН, кандидата географических наук, изучение донных отложений даст понимание того, как формировался ландшафт, менялся климат, как менялись очертания береговой зоны. А понимание причин, которые на это все воздействовали, даст возможность определить, смогут ли они продолжить свое влияние на рельеф местности и климат в обозримом будущем. Понять же, что произошло крайне необходимо: дело в том, что все протоки дельты Дона заилины до безобразия в прямом смысле слова. Если раньше глубина того же Кагальника была не менее полутора метров, и суда с небольшой осадкой спокойно подходили к пристани и могли вывезти зерно и рыбу, то сейчас глубина уменьшилась до 40 сантиметров, и жители села Кагальник лишены возможности выйти по своей реке в Дон.

— Это главное, что нас волнует, — продолжает рассказ Геннадий Матишов, — скорость заиления русел и проток после того, как в 1952 году была построена Цимлянская плотина. Половодья как таковые прекратились, не заливаются талой водой острова. Речки мелеют. Вторая беда такого быстрого заиления — бездумная хозяйственная деятельность. К примеру, копают по Дону и Таганрогскому заливу судоходный канал. Даже не представляя, куда потом смоет этот грунт, ссыпают его на острова в дельте. Грунт, естественно, смывается в реку, и вот уже перегорожено гирло Свиное, главное гирло, по которому население села Кагальник выходило в реку Дон. Если все это не прекратить, через 50 лет по месту, где течет река Кагальник, мы будем ходить пешком.

По мнению академика, решить проблему можно, если углубить шесть русел Дона, которые были судоходны — хотя бы для того, чтобы с большей скоростью вода уходила в море. Наши исследования, говорит Геннадий Григорьевич, позволят нам дать некоторые рекомендации властям, чтобы те задумались о необходимости сохранить ландшафт дельты Дона, куда на нерест из моря заходят ценные породы рыб.

А чтобы заниматься дноуглубительными работами, да и вообще охраной природы дельты, нужно знать историю развития малых рек, луговые почвы которых лежат на песке. Зная возраст песков, можно узнать и возраст всех островов.

Для таких научных исследований и была сооружена небольшая плавучая платформа с бурильной установкой подобной той, что стоят на платформах буровых (“Больше таких в России нет!” – уверяет академик). Сделали такой катамаран под руководством Геннадия Григорьевича молодые ученые ЮНЦ РАН своими руками. Лебедку 1950-х годов достали из собственного музея: она находится в прекрасном рабочем состоянии. Специальный прибор — сейсмопрофилограф — позволяет «прощупывать» донные отложения, образовавшиеся до 10 тысяч лет назад.

На глазах автора этих строк ушла в дно и достала колонку грунта труба длинной в два метра. Этот «цилиндр» был вытащен на палубу той самой лебедкой и упакован в ящик. Теперь его на предмет содержания растительных остатков и организмов будет изучать Кристина Южова, кандидат географический наук, окончившая биофак ЮФУ, а нынче сотрудник Института аридных зон ЮНЦ. По словам академика Матишова, на такой глубине располагаются отложения последних 500–1000 лет.

Платформа позволит определять содержимое дна при малом уровне воды в любых уголках дельты Дона. А почему бы при ее помощи не определить точное местонахождение античного порта Кремны у Таганрога, существовавшего в VII веке до нашей эры и воспетого Геродотом?! А как насчет столицы хазарского каганата Итиль, погребенной многометровым илом в дельте Волги?! Да мало ли еще открытий можно сделать при помощи катамарана с буровой установкой, сотворенной по инициативе ученых ЮНЦ РАН?!