Каково оно – жить без приданого?…

Лариса (Елена Тоцкая) и Карандышев (Игорь Лебедев)

В Донском театре драмы имени В. Ф. Комиссаржевской начало своего 190-го сезона и 150-летия со дня рождения Веры Федоровны Комиссаржевской, начинавшей свою театральную карьеру на этой сцене, решили отметить премьерой спектакля по пьесе «Бесприданница» Александра Островского. Как известно, великая актриса блистала в роли ее главной героини Ларисы.

Команда для постановки спектакля собралась отменная — режиссер-постановщик Игорь Черкашин, художник-постановщик Степан Зограбян, художник по костюмам — Наталья Земалиндинова. О последней — первое слово: один только первый костюм Ларисы чего стоит! Воротник у этого белого платья ассоциируется с матросским: этакие черно-белые ленточки на плечах. И моментально вспоминаешь, что означает имя Лариса — чайка.

При открытии занавеса бросается в глаза огромное колесо с надписью «Парадизъ». Название этого учреждения общепита ХIХ века означает «рай», но опять же сразу вспоминаешь: сюда попадают после окончания земной жизни, стало быть — после смерти. К этому все и идет, так что в слове «трагикомедия» (жанр, выбранный режиссером для этой пьесы) часть ТРАГИ стоило бы написать большими буквами.

Но самое интересное понимаешь в конце первого действия: про саму-то бесприданницу ставить нынче не так уж и интересно, с ней все понятно, есть в пьесе герои попритягательней. К примеру, Паратов, даже костюмом отличающийся в этом спектакле от всех прочих «старых русских». У Эдуарда Мурушкина это человек авантюрного склада с таким сильным мужским началом, что понятен взгляд героини, неотрывно следующий за ним с момента появления. Режиссер явно дает понять: он — главный герой, и, похоже, главным стержнем действия должно было стать его оскорбленное мужское самолюбие. И актер так подходит для реализации такого развития событий!

Но, увы, во втором действии заявленное «спускается на тормозах», и интереснейшая линия глохнет в ситуации, когда каждый персонаж на сцене становится главным.

Могла оказаться в центре спектакля и такая неоднозначная личность, как Карандышев, несостоявшийся жених Ларисы (Игорь Лебедев). Но тогда спектакль нужно было бы выстраивать по-другому и привести зрителя к сочувствию этому «маленькому человеку». В новочеркасском варианте Юлия Капитоныча вовсе не жалко, так как надрывно жалок он сам.

Но более всего жалко, что не «работает» огромное колесо, то самое, с надписью «Парадизъ», наводящее на многочисленные ассоциации — рулетка, колесо судьбы и так далее. «Через него» стоило бы провести всех персонажей — ведь каждый по-своему «колесован» в этой истории, но — не случилось…

Новочеркасский театр, совсем недавно «сменивший курс», со своим новым руководством только определяется со своим дальнейшим развитием. И этот спектакль, не смотря ни на что, можно считать очередной ступенькой на лестнице, ведущей труппу к вершинам мастерства.