«Большой национализм» – против «малых национализмов»

Дискуссия с несколько необычным названием «Большой „национализм“ против малых „национализмов“: этносоциологический аспект» прошла донской столице. Принявшие участие в нем ростовские и столичные ученые согласились, что в данном споре важно определиться с понятиями: тогда дискуссии будут проходить в дружественных тонах.

Действительно, во времена СССР само понятие национализма подавалось идеологами в весьма искривленном виде. Сегодня также много вольных трактовок этого понятия, что искажает картину и привносит в нее хаос, считает директор центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя центра консервативных исследований социологического факультета МГУ Валерий Коровин. Национализм связано с понятием национального государства. Это утверждение ценностей нации под угрозой эрозии.

Эксперт центра консервативных исследований социологического факультета МГУ Александр Бовдунов (Москва) объяснил понятие «большого национализма» применительно к России. По его мнению, к нему относятся все те течения, в рамках которых осознаны ценности российского государства, построение его скреп, а не разъединение. Большой национализм выступает за ценности большой страны, за интеграцию, которая направлена на воссоединение народа, сложившегося из разных этносов, и того пространства, центром которого является Россия. Малый национализм — это презрение ценностей большого народа. Для сохранения народа как такового, как пассионарной общности, малый национализм губителен.

Директор центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН, завотделом политологии и социологии политики Кавказа Южнороссийского филиала Института социологии РАН Виктор Черноус, заявляя о сложности этнопроцессов, напомнил: из ряда стран Европы уходят те самые инациональные, и христианские ценности, за что россияне, собственно говоря, Европу-то и любили. Этими процессами обеспокоены и немцы, и французы. И хотя европейские лидеры заявляют о крахе мультикультурализма (речь идет о поддержке общечеловеческих ценностей в каждой национальной культуре), но общие черты есть там в любой этнической группе.

То же — и в России, где все народы говорят на русском языке, сформировалась «российскость» — и не только у русских. У чеченцев есть блок того, что объединяет их с русскими. Это ядро и составляет ту основу, на которой мы могли бы развиваться, считает Виктор Черноус, при объективном лидерстве русского народа. Эти идеи стоит проводить, избавляясь от идеологической путаницы. В Европе же сейчас реализуется проект, который можно назвать «Европейский фарш», и, отталкиваясь от него, люди инстинктивно тянутся к Европе народов. То есть, проект большого национализма может быть реализован и в Европе.

— Большой национализм имеет место и в Латинской Америке, — считает главный редактор журнала «Геополитика.ру» Леонид Савин (Москва). По его словам, Аргентина и Бразилия хотели интегрировать свои экономики, чему помешал кризис. Будучи гражданином Украины, Леонид Савин считает украинский национализм не просто малым — но и национализмом ущербным. Благодаря политике, проводимой в свое время президентом Ющенко, многие молодые люди восприняли идеи богоизбранничества своего народа. Потому-то в Европе искренне не понимают, что происходит на Украине, трактуя все на свой якобы демократический лад.

Председатель политической партии «Национальный курс» Андрей Коваленко (Москва) также считает происходящее на Украине неудачным проектом малого национализма. Хотя гибель этого проекта — трагедия для России.

Медиа-аналитик, PR-эксперт Грант Карташян (Ростов) согласился со всеми выступавшими, при этом заявив, что технологии реализации проекта «большого национализма» не были озвучены ни у кого из выступивших.

— А эта тема, — решили участники дискуссии, — станет предметом обсуждения следующего круглого стола.