Музыка – без границ и несмотря на войну!

Ростовские инструменталисты

Ростовские инструменталисты в зале музея изобразительных искусств Донецка

Анатолий Цукер, председатель правления Ростовской организации Союза композиторов России, заслуженный деятель искусств России, профессор Ростовской консерватории — о поездке ростовских композиторов на фестиваль современной музыки в ДНР

— Фестиваль современной музыки! До этого ли сейчас в Донецке?

— Можете себе представить — до этого. Группа ростовских музыкантов, а, точнее, 10 человек, приняла участие в фестивале современной музыки, который назывался «in Tonus». Он был посвящен 125-летию Сергея Прокофьева и проходил на родине композитора, как известно, родившегося в Сонцовке под Донецком. Иногда ее называют Солнцевкой и это символично: ведь Прокофьев по праву считается самым солнечным композитором ХХ века. Дончане чтут своего великого земляка: его именем названы музыкальная академия, концертный зал, академический симфонический оркестр и даже аэропорт, ныне разрушенный войной.

— Вы получили приглашение или поездка туда была вашей инициативой?

— Это было продолжение нашего сотрудничества. 22 июня прошлого года — в день начала Великой Отечественной войны — в Ростовской филармонии прошел концерт, программа которого состояла из произведений донецких и ростовских современных композиторов. Он назывался «Музыка мира — против войны». Это название для наших друзей имело особый смысл, поскольку в Донецке была своя война, и в это время еще шли боевые действия. Затем в ноябре мы приглашали донецких музыкантов на фестиваль «Ростовские премьеры», в рамках которого прошли камерный и хоровой концерты из музыки композиторов Донецка и Ростова.

Мы понимали, что наши донецкие друзья и коллеги нуждаются в поддержке, так как находятся в определенной изоляции. Кроме того, там практически распалась некогда сильная и многочисленная Донецкая композиторская организация. В советские времена композиторы и в целом музыканты Донецка и Ростова постоянно и тесно общались — ведь мы же ближайшие соседи.

Но после распада СССР по каким-то причинам наше общение прекратилось. Как это ни парадоксально, оно восстановилось только с началом войны на Юго-востоке Украины. Стали налаживаться связи не только между композиторами, но и между нашими музыкальными вузами: ведь в Донецке всегда была сильная консерватория (ныне музыкальная академия), которая была открыта почти одновременно с Ростовской.

Во время последнего приезда донецких композиторов и была озвучена идея фестиваля современной музыки в Донецке с нашим участием.

Когда мы получили приглашение, не раздумывая, дали свое согласие. Правда, не все музыканты решились ехать в Донецк, что вполне понятно. Но группа из десяти человек без какой-либо агитации единодушно сформировалась и отправилась на фестиваль.

— Композиторы и исполнители — из Ростовской консерватории?

— Да, из Союза композиторов и консерватории. Кстати, в рамках фестиваля в Донецкой музыкальной академии еще была организована научно-практическая конференция «Творчество С. С. Прокофьева в проекции ХХI века», в которой из музыковедов приняли участие я и Инна Яковлева, ответственный секретарь нашего Союза. Назову музыкантов, поехавших в Донецк: это композиторы Юрий Машин, Геннадий Толстенко, Эльвира Коргуева, и исполнители — студенты консерватории, за плечами которых ряд побед на солидных, в том числе международных конкурсах: Даниил Летунов (баян), Эльвис Ипекчиев (скрипка), Андрей Алейников (фортепиано), Марина Рожкова (фортепиано).

Кроме музыки приехавших композиторов на фестивале исполнялись сочинения ростовчан — Анатолия Кусякова, Леонида Клиничева, Виталия Ходоша, Владимира Красноскулова, Алексея Хевелева, Александра Летунова.

— Где вы выступали?

— Концерты проходили в залах Донецкой государственной академической филармонии, музея изобразительных искусств, Донецкой государственной музыкальной академии имени С. С. Прокофьева. Причем все три концерта, где звучала музыка ростовских композиторов, проходили при переполненных залах.

— А залы были немаленькие?

— Совсем немаленькие. Особенно филармонический зал, где проходил симфонический концерт. Исполнения сопровождались овациями, шквалом аплодисментов, хотя музыка звучала сложная и неизвестная слушателям, и имена авторов были мало знакомы. А когда Юрий Машин продирижировал своей поэмой «Через тернии к звездам», зал встал.

— Словом, успех был большой?!

— Я это объясняю его и тем, что мы привезли достойную музыку, и тем, что, люди в Донецке, уставшие от потрясений, так проявляют свою тягу к мирной жизни, искусству, общению и их дух не сломлен.

— Все время хочу спросить, а сами-то залы в Донецке целы?

— Залы находятся в центре города, которого меньше коснулись разрушения. А центр Донецка сегодня просто потрясающий! Там коммунальные службы работают так, как нашим — и не снилось. Город просто вылизан, воздух чистейший, пыли нет. Донецк сейчас демонстрирует такую степень ухоженности, которую не везде встретишь и в Европе, а мне есть с чем сравнивать. Цела Донбасс-арена: в нее, правда, попадали снаряды, но ее тут же ремонтировали. Если бы Ринат Ахметов, который построил этот великолепный стадион, отремонтировал еще музыкальную академию, здание которой просто разваливается — не от войны, от старости! Я думаю, на ремонт ему бы хватило сдачи от какого-нибудь очередного приобретения!…

Для жителей Донецка работа театров, музеев, филармонии, идущая полным ходом концертная жизнь, которая стала более активной, чем до войны — все это наполняется особым смыслом. Город, несмотря на трагические потери и жертвы, жив, люди не сломлены и полны достоинства!

— И музыкальная академия работает?

— Учебные занятия идут полным ходом. Хотя немало музыкантов уехало и в том числе профессура. Но и эти бреши руководство вуза стремится заполнить. То же происходит и в филармонии, в симфоническом оркестре. Несмотря на потери, он находится в хорошей творческой форме.

Все спектакли и концерты начинаются в 16.00 с тем, чтобы к 19.00 их закончить. Город большой, все должны разъехаться по домам. Транспорт при этом работает нормально. Вечером жизнь замирает, а с 23.00 — комендантский час.

— А на тех самых окраинах, которые особенно затронула война, вы побывали?

— И на окраинах, и в окрестностях Донецка, когда к нему подъезжали. Смотреть на это страшно. Нам встречались селения, разрушенные до основания, где не осталось ни одного целого дома. Кажется, там нет людей, выжженная земля… Но мы видели старух, которым, по-видимому, некуда уехать, копающих свои огороды среди полного разгрома.

— А аэропорт видели? Я его застала только что отстроенным в 2012 году.

— Там до сих пор не прекращаются военные действия. Да и, находясь в центре Донецка, мы слышали обстрелы каждый день — нам говорили, что перестрелка идет в километрах восьми от нашего отеля. Но когда идешь по центру Донецка и видишь людей, которые гуляют по чистым улицам, по роскошным паркам, возникает ощущение мира, благоденствия и отсутствия проблем. Хотя ожидание провокаций и начала новой волны военного конфликта здесь постоянное. Но к этому в Донецке уже привыкли.

— Все забываю спросить, а как вы туда добрались? Кто спонсировал вашу поездку?

— Добирались мы на рейсовом автобусе, которые ходят регулярно. Дорогу оплатил Ростовский Союз композиторов. Все расходы по проживанию нашей делегации взяло на себя Министерство культуры ДНР, которое высоко оценило наш приезд. Мы были практически первой организованной музыкальной делегацией, приехавшей в Донецк. Звучали даже слова о мужестве, которое проявили ростовские музыканты, приехав на фестиваль. На самом деле никакого особого мужества я в этом не вижу, это было проявление обычной человеческой, музыкантской солидарности. Для нас главным было то, что мы в какой-то мере способствовали созданию той атмосферы праздника, которая царила в зрительных залах.

— Ну, и каковы у вас планы на будущее? Сотрудничество продолжится?

— Кое-какие проекты, расширяющие сферу нашего сотрудничества, мы наметили, но об этом пока говорить рано. Кстати, мы увидели на филармонии афишу с именем одного известного ростовского музыканта, который будет в апреле выступать как солист с Донецким симфоническим оркестром. Так что наши музыкальные связи становятся все более широкими и разнообразными.

До этой публикации интервью появилось на сайте molotro.ru