Валерия Байкеева: Первое правило байопика – берите героя, который может «тащить» на себе эпоху

На прошлой неделе внимание зрителей Первого канала вечерами приковано к сериалу «Власик. Тень Сталина». О создании сценария этого байопика автор этих строк поговорил с ростовчанкой Валерией Байкеевой, его автором.

— Почему в герои своего сценария вы выбрали Николая Власика? В окружении Сталина, а точнее, в тени великого вождя, было немало неординарных личностей.

— Я не удивлю вас, если скажу, что сегодня в реальных телевизионных процессах рулят не авторы. Темы выбирают продюсеры. Эту тему предложил и убедил меня писать об этом человеке Алексей Пиманов. После «Жукова», который получил неоднозначные оценки, но при этом в 2012 году награжден Золотым орлом» как лучший сериал года, Алексей Викторович склонен к байопикам. Он увлечен историей, у него самого был цикл «Кремль-9». Но он понял, что писать про Светлану Алиллуеву, про Якова или Василия Сталина, про того же Бухарина — это писать про определенную судьбу, которая развивается на фоне больших исторических событий. Однако существовал человек, который прямо или косвенно был связан с этими людьми. Это, конечно, Сталин, про которого нам сегодня сценарий писать не дадут, хотя я к этому готова. Но это и тот человек, который служил ему волей и правдой — его телохранитель.

— Но ведь тот же Поскребышев (глава секретариата Сталина — прим.ред) также служил вождю верой и правдой!

— Поскребышев не имел такого детального доступа к личной жизни Сталина, а Николай Сидорович имел.

— Жизнь телохранителя — не на поверхности лежит, где же вы брали фактический материал для сценария?

— Я поступала так, как когда-то меня учили: когда не хватает фактов из жизни героя, зайди в его время, осмотрись и пойми, что тогда происходило, какие были нравы, порядки, события. И ты обязательно найдешь, пусть — не прямые, но косвенные пересечения со своим героем. Будучи художником, ты этими красками и напишешь свое полотно

— Получается, что история — это канва, по которой вы пишите все-таки свое произведение.

— История — всегда фон, иначе бы получился документальный фильм.

— А как вы относитесь к тому, что после выхода байопиков родственники, друзья, друзья друзей начинают говорить, мол, все было не так?

— Я работаю в киношколе Александра Митты, спасибо ему, что пригласил меня преподавать. Своим студентам я рассказываю о трех основных правилах байопика. Первое — берите героя, который может тащить на себе и эпоху, и ее события, и который известен и интересен. Малоизвестных героев можно брать только, если они участвуют в очень известных событиях. Второй принцип — умение работать с материалом. Если вы взяли книгу под названием «Конституция» 1936 года издания под редакцией Сталина, и к концу ее чтения она у вас на столе одна, это означает, что вы не умеете читать такие книги. А если, кроме этого тома, у вас на столе лежит не менее 20 других книг, это означает, что вы на пути к совершенству.

— Надо думать, у вас книг к концу работы над сериалом «Власик. Тень Сталина» накопилось много!

— Да, считайте, что я наприобретала книг по этой теме примерно на восемь тысяч евро. Об этой библиотеке можно рассказывать отдельно. Третий же закон работы над байопиком — будьте готовы к тому, что родственники и доморощенные знатоки истории вас начнут проклинать. Просто нарастите себе кожу и «забейте» на все эти вещи.

— Прошли слухи, что у вас помощников в работе над сценарием фактически не было, что вы копали этот немерянный материал одна. Это так?

— Отчасти мне помогал продюсер Алексей Викторович Пиманов. В силу своей знаменитости он постарался мне обеспечить знаменитых же консультантов. Но знаменитые консультанты отличаются от правильных консультантов тем, что они — не всегда «в доступе». Известные люди, как правило, заняты, а автору, когда он работает, скажем, именно сегодня нужно кое-что узнать. Для этого и нужны консультанты, которые доступны круглосуточно. Потому что творческий процесс, если ты увлечен и серьезно относишься к своей работе, не регламентирован. Так что с консультантами у меня было совсем плохо, потому я сама искала, находила, составляла матрицы, сделала, к примеру, словарь Сталина. Для этого пришлось проанализировать его стихи (он их писал в молодости), статьи, выступления. Так появился свод часто употребляемых им выражений и слов. Когда ты вкладываешь в уста известных людей слова диалогов, ты обязан отвечать за то, что они у тебя говорят. При этом очень внимательные зрители подмечают кое-что, утверждая, к примеру, что «спионерил» — это слово современное. Но ведь это слово из 1920-х годов, когда появились сами пионеры.

— Как можно понять, сейчас у вас в руках — огромный материал с очень интересными деталями. Например, тот факт, что Власик наладил быт семьи Сталина. А что, это входило в функции службы охраны или это была его инициатива?

— Функционала службы охраны вождя тогда вообще не было, Власик его создавал сам. Он даже кроил для вождя шинель, потому что тот ходил в потрепанной шинели, чем жена Сталина была недовольна. Тогда Николай Сидорович по старой шинели сделал лекала — для того, чтобы сшили шинель новую. Власик занимался всем — вплоть до воспитания детей Сталина, так как тому было не до них. Но он не забывал и свою основную работу: на Сталина не было покушений за всю его жизнь. Это говорит о том, что Власик имел огромную сеть осведомителей и дело свое знал — несмотря на три класса образования.

— Но ведь многим арестованным на протяжении десятилетий вменялось в вину именно подготовка покушения на Сталина, чего, конечно, не было.

— Ровно как сейчас многим людям вменяется неуважение к власти, чего на самом деле нет. Это инициатива «замечательных» исполнителей на местах, которые прогибаясь по самое «не могу», сочиняют такие байки. Потому что покушение на вождя, на власть — это самое страшное преступление, тогда и сейчас. Обвиняя в таких преступлениях, можно избавиться от личных врагов. В сценарии есть такой момент, не знаю, войдет он в фильм или нет, когда Николай Сидорович после «отсидки», двух инсультов и трех фальш-расстрелов приезжает на Кунцевскую дачу, ту, которую он строил для вождя, и видит, что там все раскурочено. При этом огромными коробками выносят доносы советских людей, которые те писали на имя Иосифа Виссарионовича, причем много было и такого «личного», например: «Дорогой Иосиф Виссарионович, прикажите строго наказать мою соседку: она не выключает после себя свет и напрасно жжет советское электричество». При этом были и серьезные обвинения. Всего в тех коробках хранилось около трех миллионов доносов.

— Вы сказали про один из эпизодов «если войдет». А насколько сценарист может влиять на воплощение своего сценария?

— Ни на кастинг, ни на выбор режиссера или оператора сценарист не влияет никаким образом.

— Так почему же один из эпизодов снимался в Ростове?

— Сталин проезжал Ростов-на-Дону и сказал, что любит наш город за его мужской характер. В сценарии есть большая сцена, когда он выходит на перрон, люди сбегаются, начинают кричать: «Сталин, Сталин!», прославляют его. Со Сталиным в том же поезде едут Ворошилов. Горький, они выходят, толпа прославляет и их. И вдруг вслед за ними появляется непохмеленный в кальсонах Буденный. Тишина. И молодой задорный голос кричит: «Буденный!», и прославление продолжается. Я не знаю, вошел ли этот эпизод в фильм, я, если честно, не смотрю сериал. Болею, в Москве еще снег идет, не очень хорошо себя чувствую, посмотрю, когда выйдут все серии.

— И последний вопрос, не удивляйтесь, он — не посторонний. Почему в обществе так крепки корни у мужского шовинизма? В анонсах сериала в одной из федеральных газет написано: «… по сценарию Валерия Байкеева». Что, не верится, что женщина может написать хороший сценарий?!

— Мир вообще мужской. А коротко ответить на ваш вопрос можно тоже вопросом: Бог мужчина или женщина?

— В моем любимом фильме «Догма» Бог — прекрасная женщина, и мне это приятно.

— Но человечество пытается жить не по «Догме», а по Библии. Ростову — большой привет, его любила и будут любить всегда. У меня нет ни одного сценария, где мой волшебный-прекрасный-яркий-шумный-весёлый-неунывающий, не смотря ни на что, город не был бы упомянут — хотя бы косвенно.