Некто 1918-й

Венков1

Доктор исторических наук, профессор Андрей Венков

Наступивший 2018 год — год 100-летий знаковых событий в истории и Дона, и России. О том, как отзываются эти события в нынешнем дне, и что на самом деле представляют они собой в свете нынешних научных изысканий, автор этих строк побеседовала с доктором исторических наук, заведующим лабораторией казачества ФИЦ «Южный научный центр РАН» Андреем Венковым.

— 2018 год — год начала Гражданской войны в России. Давайте найдем эту точку — с чего все началось?

— Началось все еще в 1917 году, потому что у обоих сторон появились группы непримиримых противников: с одной стороны — Красная гвардия, с другой — «белые» добровольцы. Системы тюрем и концлагерей для пленных не было, их просто убивали — по приказу Корнилова. А большевики это делали как бы по умолчанию — по-другому вроде бы и нельзя было. У нас сейчас набирает силу представление об Октябрьской революции как о крестьянской войне — по итогам и движущим силам. А Красная армия и была крестьянской, и весь «низовой» аппарат государства был набран из крестьянской бедноты. Но если это крестьянская война, то уровень культуры там низок: вспомним Емельяна Пугачева.

— Ну, хорошо, а казаки?

— Они — люди практической складки, и сразу поняли, что и революция, и начавшаяся Гражданская война — это вызов к драке «один к десяти». Потому при первом возможном случае, как-то боком-боком они старались просочиться на Дон, желая погасить противостояние, которое им навязывалось местными крестьянами. В 2016 году опубликовано исследование, в котором Леонид Гражданов показал: если бы казаки лишились привилегий, и у них получился бы соревновательный процесс с крестьянами, то крестьяне бы их экономически подавили и ассимилировали.

— А если вспомнить «Тихий Дон», казачьи семьи были такими работящими…

— Женщины — да. Как-то попытались снять фильм про казаков — как про пахарей и воинов, и когда стали собирать воспоминания, все как один говорили, что лучшая часть их жизни — это охота и застолье, какое там земледелие?!… Когда Иван Грозный предложил казакам прекратить морские грабежи, они ответили: «А жить на что?» Так работать же надо! В ответ было сказано: «Нам потная работа — не в обычай!» Было развито скотоводство, оттого и покосам придавалось большое значение (в том же «Тихом Доне»). И потом — казаки постоянно отрывались от земли на службу, так что большого опыта земледелия не было. Потому, как математическими подсчетами доказал Гражданов, казаки экономическое соревнование крестьянам точно проиграли бы. Оттого они и держались и за привилегии.

А у крестьян земли было поменьше, а доходы такие же потому, что они работали. И потом их земли — это бывшие земли помещиков, которые находятся вблизи железной дороги. А у казаков земли — вдоль Дона. По нему и приплывал на Верхний Дон Парамонов и скупал хлеб за бесценок, сплавляя по реке. То есть, логистика опять же была не у казаков в руках.

— Но Парамонов-то был торговым казаком! И вывозил хлеб не он один. Дон же много хлеба продавал — и склады на ростовской набережной назывались экспортными не зря!

— Хлебный экспорт России составлял примерно четверть всего мирового экспорта зерна, и доля донского хлеба там прилична. Но! В станицах Елизаветинской и Гниловской казаки сдавали свою землю в аренду, а жили за счет рыбной ловли. Декрет же «О земле» предлагал отдать землю тем, кто ее обрабатывает. В этом случае казаки лишались бы земли автоматически. Они терпели-терпели — не терпела, правда, казачья молодежь. Отсюда и Степной поход, и Ледяной поход (с добровольцами на Кубань ушел партизанский полк донских студентов). Из всех добровольцев, которые на Дону собрались, треть и были донскими студентами: НПИ, считайте, поголовно. И здесь даже трудно сказать, что это классовая борьба- скорее культурное противостояние, борьба идей. Если посмотреть на состав Добровольческой армии, только четыре процента офицеров были состоятельными людьми. Абсолютное большинство жили на зарплату.

— Сегодня в восприятии Белого движения «маятник» не то что качнулся вправо, по-моему, он улетел куда-то очень далеко, если судить по многим телепередачам…

— Ну, если взять Ледяной поход (поход сформированных в Ростове частей на соединение с кубанскими отрядами — прим.ред.), это был действительно героический поход…

— Которому также в этом году исполнилось 100 лет.

— Но как только они соединились, начались склоки….

— Давайте вспомним и про партизан. Когда говоришь это слово и связываешь партизанское движение с Доном и Гражданской войной, на тебя смотрят и не понимают, о чем ты…

— Организатором первого донского партизанского отряда был Чернецов, его отряд ушел с Деникиным на Кубань, а отряд Семилетова — это костяк Степного похода: из молодежи стали формировать основу командного состава будущей армии и спрятали их в степи за нынешним Пролетарском. Была надежда на весну: когда крестьяне начнут делить землю, тут уж никто не останется в стороне, начнется резня. И когда она действительно началась, из сохраненных людей создали Донскую армию, которая довольно долго квалифицированно дралась, неся огромные потери. А тут еще эпидемия тифа и испанки среди мирного населения, ну, вобщем, на Дону — до миллиона общих потерь. Дрались-то все до последнего: в «психические атаки», как в фильме «Чапаев», ходили не только добровольцы, но и красные бойцы.

— Вспомним еще одно столетие — подписания Брестского мира. Можно к этому сегодня отнестись по-разному, но воевать-то тогда со стороны России было некому…

— Конечно. Немцы претендовали на те территории России, где стояли их войска. И ведь никто не увязывает самоубийство Каледина (29 января 1918 года) со словами Троцкого, сказанных в тот же день насчет «ни мира, ни войны». Переговоры были сорваны. Каледин как человек военный понял, что армию распускают и немцев и, по сути, пускают дальше в Россию.

— А чем заканчивался 1918 год для Дона?

— Атаман Краснов заключил с немцами нейтралитет и договор о взаимовыгодной торговле. Они ему поставляли оружие, захваченное на Украине, а он расплачивался продовольствием. В свою очередь, казачье правительство снабжало Добровольческую армию оружием и продовольствием. Но при этом добровольцы хотели командовать на основании своих заслуг в Первую Мировую. Пошли у них склоки и с кубанцами. Напомню, что немцы, заняв Ростов в мае, ушли 1 декабря 1918-го: в Германии случилась революция. А тут еще Свердлов в сентябре 1918-го ввел красный террор (карали за «прикосновенность» к заговорам и мятежам), и та же формулировка была перенесена на Дон: а здесь 85% мужского населения служили в Белой армии. То есть, фактически все население было объявлено вне закона.

Казачьи части стояли на границах войска Донского без снарядов и патронов: немцы-то ушли. Пришли англичане и французы: хотите боеприпасы — подчинитесь Деникину. Деваться было некуда.

— А каким же образом определенная часть казаков оказалась в Красной Армии?

— Некоторые — по идейным соображениям, была и казачья беднота. Правда, немногочисленная. Первый и четвертый казачьи полки, стоявшие в Петрограде, также стали на сторону большевиков, и 20-й, и 24-й.

- А что скажите о таком персонаже Гражданской войны, как Семен Буденный?

— Предки Буденного после отмены крепостного права пришли на Дон из-под Воронежа. Буденный хорошо отслеживал существующие тенденции: он — единственный из бывших унтер-офицеров окончил Академию Генерального штаба. Там, где в Великую Отечественную командовал Буденный, наши войска не попадали в окружение. Тот же Ворошилов, заполняя анкету, в графе «образование», писал: домашнее.

— С каких неграмотных позиций, однако, стартовала Советская власть. Но стоит отдать должное: хорошо рванули вперед за первые десятилетия.

— Еще бы — за 20 лет Советской власти мы вышли на второе место в мире по производству промышленной продукции. Так и разрушено было мало что: война-то шла, в основном, у нас, на юге и в Сибири. А большевистское правительство считалось самым грамотным в мире. К 1950-м страна стала считаться поголовно грамотной при том, что начинали лишь с 18% грамотного населения. Это сейчас грамотность ничего не стоит, а в народе всегда ценилась тяга к грамоте.

-А уж на Дону была для этого и база. Университет не прерывал свою работу в Гражданскую, открылись Археологический институт, консерватория. Словом, Ростов всегда был «головой Кавказа» — и в 1918-м, и сегодня. Но об этом — в следующий раз.