То ли крепость, то ли дача…

ПЦГ-найденные-плиты

Обнаруженные археологами известняковые блоки, из которых была сложены стены городища

Прошедшим летом продолжилось исследование такого памятника археологии, как Правобережное Цимлянское городище. О том, что нового узнали ученые о жизни людей, связанных с этим поселением-крепостью, автор этих строк побеседовала с участником экспедиции, археологом Владимиром Ключниковым.

Глеб-Сукачев-копаем

Работы и в 2018-м велись на краю обрыва. А если присмотреться, вдали видны блоки АЭС. Фото Глеба Сукачева

История изучения

Первые сведения о Правобережном Цимлянском городище (ПЦГ) получены в 40-х годах ХVIII века, когда в столицу Российской империи пришло известие о некоем заброшенном «городе» (так написали казаки в документе) неподалеку от станицы Цимлянской. После этого на Дон был отправлен инженер-капитан Иван Сацыперов с целью осмотра неизвестного укрепления, возможности его использования в военных целях, а также поиска древних надписей на его стенах. Сацыперов приехал на Дон, снял план крепости, отписавшись, что надписей нет, а старинные укрепления сильно разрушены. Но сделал он не только планы, но и зафиксировал разрезы крепостных стен, потому его работы стали ценнейшим источником для работы археологов в ХХ и ХХI веках. Инженер-капитан застал крепость еще в относительной целости (стены тогда еще достигали человеческого роста), однако потом казаки по приказу атамана разобрали стены и перевезли каменные блоки в Старочеркасск для строительства бастионов.

Эта история схожа с судьбой Танаиса: согласно упоминаниям археолога Леонтьев в середине ХIХ века стены города-крепости достигали примерно человеческого роста, но в конце ХIХ-начале ХХ веков пошла активная разборка его стен не только местными жителями, но и в связи с бурным строительством в Ростове: сам камень, из которого были сложены в свое время стены крепости, баржами отправляли на нужды ростовской «строительной лихорадки».

Хазарский каганат как государство сформировался к концу VII века нашей эры, и погиб в Х веке. Крепости каганата на Нижнем Дону появляются во второй половине VIII века — первой трети IХ века. Одна из версий их появления в этих местах — усиление русов, их походы на юг.

Кем построено

ПЦГ — крепость с развитой каменной архитектурой. Таких памятников вообще мало, а хазарского времени на территории Ростовской области доступно для исследования всего два — Семикаракорская (судя по всему, контролирующая переправу через Дон) и Правобережная Цимлянская. Прибавить к ним Танаис — и все. И Правобережная крепость, и Саркел (сейчас находящийся на дне Цимлянского моря) возникают как бы внезапно в эпоху расцвета Хазарии. Правобережное построено во второй половине, может быть в конце VIII века. И также внезапно, быстро (по историческим меркам), Правобережное гибнет — в середине IХ века.

И если известно, что Саркел взят в 965 году князем Святославом, то насчет ПЦГ известный археолог, исследователь истории Хазарского каганата, Михаил Артамонов предполагал, что его разгром связан с эпизодом гражданской войны в Хазарии.

Ни в одном письменном источнике ПЦГ не упоминается. Данные же раскопок говорят о том что крепость была разгромлена, поскольку найдены следы пожарища и останки жителей, по-видимому, оставшиеся непогребенными. Один из самых интригующих моментов — кем все-таки оно было построено?

Традиции каменной архитектуры у хазар-кочевников, развиты не были. И если посмотреть на разнообразные каменные фортификации каганата, в частности на Дону, нетрудно проследить разные строительные традиции: Саркел построен из обожженного кирпича, ПЦГ — из известняковых блоков, Семикаракорская крепость — из необожженного кирпича. И если письменные источники говорят нам о том, что Саркел построили византийцы, то появившееся примерно в то же время ПГЦ построено с использованием других приемов и техник. Их исследование и может раскрыть данные о строителях этой крепости, а также о культурных и дипломатических связях Хазарии. Вполне возможно, что такое активное строительство и связано с военно-дипломатическим альянсом с Византией.

Что было о нем известно ранее

ПЦГ копал еще в ХIХ веке известный исследователь донских древностей Сулин, в ХХ веке его не раскапывал, но им интересовался Михаил Артамонов. Первые крупные научные раскопки в 1939 году провел на этом городище ученик Артамонова Иван Ляпушкин. В 1950-х городище раскапывала еще одна ученица Артамонова Светлана Плетнева. У каждого исследователя — свои приоритеты. И если Плетнева раскрывала своими раскопами центральные участки городища: ею открыта жилая архитектура на территории крепости, в частности, остатки множества юрт, то Валерий Флёров, исследующий ПЦГ в последние годы, изучает фортификационные сооружения. Во второй половине 1980-х, Флёров раскопал один из углов (юго-западный) крепости, где нашел остатки нескольких башен, определил профили стен. В ходе такой археологической практики, когда к исследованиям памятника причастны два крупных археолога — возникла и дискуссия. Один из вопросов — появилось ли ПЦГ на ровном месте или до этого здесь существовало некое хазарское поселение?

Последний этап работ Валерия Флёрова, начавшийся в 2000-х годах, носил уже спасательный характер, связанный с тем, что после появления Цимлянского моря юго-восточная сторона холма, где расположено городище, стала подвергаться эрозии. Обрыв подошел к крепостной стене. И ее фрагменты стали падать на берег моря, где регулярно находят упавшие сверху фрагменты каменных блоков, из которых были сложены стены крепости.

Спасательные работы и заключаются в том, чтобы исследовать примыкающую к обрыву часть крепости, чтобы спасти то, что в ближайшие годы пропадет в море. Цепочкой квадратов раскопа экспедиция постепенно продвигается вдоль берега, и уже наступил завершающий этап исследования. Есть надежда, что в ближайшие два-три полевых сезона эта работа будет завершена.

Находки

Каждый сезон приносит, как всегда, находки неожиданные. Были среди них обломки черепицы, разных строительных материалов, найдены граффити на облицовочной плитке. Плитка и некоторые образцы черепица, возможно, имеют крымское происхождение.

Работами этого сезона вскрыты остатки фундамента крепостной стены (не все разобрали казачки!) — это почти не обработанные плиты ракушечника, на которые уже ставились известняковые блоки, вероятно, добытые из каменоломен, располагавшихся неподалеку.

Может быть, открытые раскопками фрагменты каменных кладок — остатки башни, которая выступала вовнутрь крепости, а также остатки внутрикрепостной оборонительной перемычки — элемент фортификации, ранее не попадавшийся исследователям и что может при дальнейшем изучении дать ученым новую информацию о крепости.

Расчищено и несколько больших известняковых блоков из крепостных стен. Интересный момент: фундамента как такового у ПЦГ не существовало, ракушечные блоки укладывались прямо на слегка подровненную поверхность.

Ответ на вопрос, кто же строил крепость, близок к разгадке: во многом видно византийское влияние. Правда, в этом вопросе точку могут поставить более серьезные естественно-научные исследования, которые — впереди.

Если говорить о населении ПЦГ, то более убедительна версия о том, что здесь проживали кочевники: среди находок довольно много костей диких животных, что говорит об охоте как важном виде занятий. Найдены здесь и вещи, связанные с кочевнических бытом, к примеру, фрагменты баклажек, прикреплявшихся к седлу и являющихся элементом снаряжения всадника.

Назначение и Саркела, и Правобережного Цимлянского городища до сих пор не вполне ясно. Непонятно — что они контролировали: водный путь по Дону, либо сухопутные торговые пути. Не исключено, что Правобережная крепость, имела скорее статус замка, который был построен неким хазарским вельможей как элемент престижа, а военное значение этого укрепления было на втором, если не на третьем плане.

Загадка гибели

Есть мнение, что Правобережное Цимлянское городище погибло вскоре после основания Саркела. На Правобережном фиксируются следы пожара, в котором сгорели юрты и погибли их обитатели. И в остатках этого пожара были найдены кирпичи саркельского типа со следами извести. То есть, какое-то время эти крепости сосуществовали.

Гибель ПЦГ совпадает с началом активности русов-норманов в юго-восточной Европе, но нельзя забывать и о свидетельстве Константина Багрянородного (византийский император из Македонской династии — прим. ред.), который в своем трактате писал о гражданской войне в Хазарии в этот же период.

Михаил Артамонов относил время хазарской гражданской войны к первой трети IX века и считал, что Правобережная крепость погибла именно в ходе данной смуты.

Если отследить цепочку всех известных (пока известных!) крепостей (на плане Сацыперова отмечено наличие нескольких башен за мысом, где находилось ПЦГ), то, понимая, что они могли иметь оборонительное значение (то есть, были не только дачами, то есть, загородными резиденциями вельмож), можно предположить наличие в этом месте развитой фортификационной системы, выстроенной в византийских традициях. Найти остатки этих башен, выяснить назначение этой системы в хазарское время — дело будущих исследователей.