Соратники Гоцмана

Васюк-вскрытие1-1

Вскрытие найденного портсигара в Государственном архиве Ростовской области

Этот материал был написан несколько лет назад. Но разговор с историком и наступивший Год памяти и славы заставил  опубликовать его  заново, сделав, что называется, апгрейв.

Эпизод из имеющего потрясающую популярность сериала «Ликвидация» режиссера Сергея Урсуляка, имел оказывается, место на донской земле. Давид Гоцман (о, этот мачо российского кинематографа Владимир Машков!), почти «загнавший» злодея в угол неопровержимыми фактами, слышит в ответ, что и он-то имеет в своей военной биографии темные пятна. «Помнишь, — говорит злодей, — как летом 1943-го ты лежал в госпитале под Ростовом. И прорвались немцы. И госпиталь сгорел. И где ты был несколько месяцев, никому неизвестно».

Этот прорыв (напомним, что в это время шли жестокие бои на Миус-фронте) действительно имел место. И существуют документы, это событие подтверждающие и называющие имена тех, кто в этом госпитале, надо думать, вместе с Давидом Марковичем проходил лечение. Правда, этим людям не так повезло, как будущему главе отдела по борьбе с бандитизмом одесского уголовного розыска. Но все — по порядку.

Общий-вид-находки

Общий вид находки

Необычная находка

Сама история распадается на два части. Начнем, пожалуй, с конца, потому что расследование, предпринятое с целью восстановление прошлого, не менее увлекательно, чем события многолетней давности.

В Государственный архив Ростовской области из областного военкомата поступает находка — довольно странная, если не сказать больше. Была она обнаружена при земляных работах в Багаевском районе. Разбираться с ней архивисты стали вместе с Евгением Васюком, членом ростовского клуба «Отечество», который занимается поиском погибших и пропавших без вести воинов Великой Отечественной, возвращая в наши времена память об этих ушедших.

Необычность находки заключалась не только в ее содержимом, но и в том, как это содержимое сохранилось до нашего времени. В промасленный пакет были завернуты несколько вещей. Прежде всего, привлекла внимание исследователей книга, страницы которой, судя по всему, использовались для закруток. На одной из ее страниц был написан текст, оказавшийся продолжением прощального письма. Но об этом — позже.

Портсигар, также обнаруженный в пакете, оказался залитым воском. На нем выгравировано слово «Баку». Очищать портсигар от воска пришлось очень осторожно, и, как выяснилось позже, эта осторожность оказалась не лишней. Внутри была обнаружена традиционная солдатская капсула с данными человека по имени Сергей Николаев. После проверки в Центральном архиве Министерства обороны РФ Евгений Васюк выяснит, что и Николаев, и автор второго письма Василий Горбатюк значатся в списках одной из частей НКВД (она установлена по номеру полевой почты) как пропавшие без вести.

Николаев-Сергей

Сергей Николаев

С находившейся тут же фотографии смотрел на своих потомков молоденький солдатик. На обороте снимка сохранилась надпись: ” Любимой матери от сына Сережи. Третье июля 1943 года. Жди меня и я вернусь. Сергей Н. 29-я школа снайперов. Баку».

Тут же находились два письма, из которых и стала известна эта история. Подчеркнем, история реальная, потому как многое из представленного в популярном сериале придумано авторами сценария — к примеру, те же «лесные братья», которые якобы скрывались в крайне скудных рощицах под Одессой, которые и лесами-то назвать можно с большой натяжкой.

Письмо из военного прошлого

О том, как Сергей Николаев попал на территорию Ростовской области, рассказано им самим в «солдатском треугольнике», адресованном в город Геокчай Азербайджанской ССР. Письмо предназначалось матери Сергея. Из этого районного центра, судя по всему, наш герой и был призван в армию, а перед тем, как оказаться на передовой, он прошел обучение в уже упомянутой 29-й школе снайперов в Баку.

— Здравствуй, мама! Я жив-здоров, прибыл на место. Настроение отличное. Я не ожидал, что здесь так спокойно. Здесь не так-то страшно, как у нас говорят. Юрка остался в школе. А я попал вместе с Муросом Б. в одну пару. Пишите мне скорее по адресу: ГП 0-38-77А. Жду письма от вас. Но то, что я видел по дороге от Моздока и до Ростова, не поддается описанию. Ни одной целой станции, ни одного вокзала. Да! Теперь я убедился в точности того, что пишут в газетах. Ну, пока. Остаюсь, твой сын Сергей Николаев.
Передайте привет всем-всем. Немца жарим крепко, он носа не смеет высунуть. Привет. 18 августа 1943 года. Крепко жму руку. Ваш Сергей.

Адрес на письме треугольнике: АзССР, г. Геокчай, ул. Ленина 27. Николаевой Р.П.

Продолжение истории — в письме Василия Горбатюка, том самом письме, которое начинается на обрывке бумаги и продолжено на одной из книжных страниц. Каждый его отрывок датирован и представляет собой хронику последующих событий.

— Здравствуйте, мои дорогие, любимые! Как вы там живете? Хватит кушать. Запасите картошку, купите в деревне. Я жив-здоров, здесь туго с бумагой. Подошло пополнение с Кавказа, с города Баку. Познакомился с Сережей Николаевым. Поделился бумагой. Курим папиросы из порситгарки как интеллигенты. Видел всех во сне. Мы купались в Волге на нашем любимом месте.
21 августа 1943 года. Допишу потом. Сережу ранило. Он подбил танк. Его отправили в госпиталь.
Не писал. Меня ранило в ногу выше колена. Доктор сказал, что рана сквозная. Встретил 24 августа Сережу в медицинском батальоне. Лежим в одной палатке.
24 августа немцы прорвали участок фронта. Медицинский батальон часть раненых увез. Мы с группой уходим без документов. Остановились на пасеке у пчеловода.
Сережа ушел в разведку и вернулся с немецким автоматом и гранатой. Ищем своих.
Ночью ушел Сережа и не вернулся.
25 августа я потерял боевого друга Николаева Сережу…. Он подорвал себя гранатой и героически погиб. Очень молод.
У меня жар, нога отекла, Дед сказал, что опасно, немцы.
Вторые сутки нет деда. Видно, придется остаться мне здесь насовсем. Прощайте, я погибаю за свою родину.
27 августа 1943 года. Фронт.
Горбатюк Василий Андреевич. Куйбышевская область, Ульяновка.

В человеческом измерении

Вот такая история, в которой много «темных пятен». Так, письмо Сергея Николаева от 18 августа 1943 года имеет штамп полевой почты и знаменитую отметку «просмотрено военной цензурой». Есть на нем и еще один почтовый штемпель, который почти стерт, и рассмотреть на нем данные практически невозможно. Если это штемпель города-получателя, то каким образом письмо, пришедшее в город Геокчай, оказалось в пакете с другим письмом, которое отправлено не было? Почему портсигар оказался залитым воском? Куда пропал дед-пасечник, который приютил раненых? И самое главное — что это за прорыв фронта в конце августе 1943 года? Похоже, что сценаристы ткнули пальцем в карту, да и сочинили свою историю, но, как ни странно, попали в «десятку». Прорыв фронта 24 августа? Но это  странно: ведь 30 августа считается днем окончательного освобождения от фашистов самых западных оккупированных территорий Ростовской области — Таганрога и Матвеево-Курганского района.

Мнение историка

Как предполагает военный историк, старший научный сотрудник ЮНЦ РАН Владимир Афанасенко, скорее всего, ребята погибли не в Багаевском районе, где обнаружилась находка, а все-таки на Миус-фронте. Его действительно фашистские танки попытались прорвать и продвинулись километров на 10–15 за линию ведения боев, разгромив при этом несколько прифронтовых медсанбатов и расправившись со многими ранеными. Сам же пакет с документами мог оказаться на территории Багаевского района вместе с другими, позже найденными документами, и быть утерян. Обидно, конечно, что правды о том, что же случилось с этими людьми, воевавшими и погибшими на донской земле, мы теперь не узнаем никогда.

Этот эпизод войны наводит на мысль о том, что далеко не все о Великой Отечественной нам известно. Лучше даже сказать так: как раз многое и неизвестно. Эта та самая история в человеческом измерении, о которой говорил в свое время известный филолог Борис Николаевич Проценко — история на уровне седла, санитарной палатки, оружейного прицела, то есть, история в человеческом измерении.

Гоцман-Владимир-Машков

Гоцман - Владимир Машков