Якорь в степи

pamyatnik-yakor-matveev-kur

Памятник "Якорь" в Матвеево-Курганском районе

Из окон электрички, идущей на Матвеев Курган, виден огромный сверкающий на солнце якорь — памятник пронзительной истории гибели 18-19-летних моряков-курсантов, по сути, вчерашних школьников. К сожалению, знают об их жертвенном подвиге совсем не многие. И далеко не все еще сделали их потомки, чтобы память об ушедших в бессмертие осталась на века.

Мальчишки-моряки против армии вермахта

Стоит напомнить еще раз о потерях Красной армии при взятии Миус-фронта (а это одно из немногих мест на территории России, по которому фронт с перерывами проходил целых три года): 833 тысячи человек. Такова цена попыток прорыва трех линий обороны, где фашистами на сотнях километров были возведены системы из большого количества дотов и дзотов, десятков километров минных полей, нескольких рядов колючей проволоки. Сами фашисты называли его не иначе как «Миус-фронт — колоссаль». Считается, что именно здесь должна была проходить восточная граница третьего рейха.

Кровавые бои шли, как уже сказано, с перерывами три года, но самым страшным из них свидетели этих сражений считают 8 марта 1942 года, когда, желая сделать «подарок Сталину» к празднику, маршал Тимошенко и командующий 56-й армией Цыганов приняли решение о нанесении главного удара по покровско-таганрогской группировке противника. Важнейшей тактической задачей, как пишут историки Южного научного центра РАН, авторы книги «Миус-фронт», должен был стать захват Волковой горы и других господствующих высот на правом берегу Миуса. Однако, как скажет много лет спустя поэт и журналист Николай Скребов, «воевать мы тогда еще не научились»: несмотря на непрерывные трехмесячные бои на этом участке фронта, разведка 56-й армии не сумела вскрыть огневую систему противника, чтобы подавить ее авиацией и артиллерией в день наступления. А по свидетельству тех же авторов «Миус-фронта», плотность ружейно-пулеметного огня тогда составляла 10 пуль в минуту на один погонный метр фронта. Да и дезинформацией противника и соблюдением необходимой маскировки военачальники тогда пренебрегли…

Атака 339-й дивизии, которая форсировала Миус, захлебнулась у подножия Волковой горы (высота 105,7). В то же утро в бой вступили моряки 76-й и 68-й морских стрелковых бригад, потом к ним присоединилась и 81-я отдельная морская стрелковая бригада. Они были сформированы в основном из курсантов Черноморского высшего военно-морского училища, эвакуированного в начале войны в Ростов из Севастополя, а также Бакинского военно-морского училища.

О том, что случается, когда в бой идет морская пехота, сложены легенды. Не стал исключением и этот день. Несмотря на большие потери (немецкие пулеметчики выкашивали целые ряды бывших курсантов), склоны высоты 101,2 оказались заняты моряками. Ненависть к врагу была такой сильной, что атаковали моряки во весь рост, не перебегая от укрытия к укрытию.

Фашисты бросили против курсантов 12 танков и роту автоматчиков. У морских пехотинцев не было ничего, кроме винтовок и гранат. Роты противотанковых ружей и батареи «сорокапяток» вместе с минометчиками и связистами остались на той стороне Миуса, в полутора километрах от взятых в кровавом бою курганов. Отстреливаясь, морпехи отступали по снегу, ставшему красно-черным от крови и матросских бушлатов. Это при том, что под снегом в этих полях уже лежали неубранными тысячи погибших в безуспешных декабрьских и январских попытках штурма укреплений Миус-фронта…

Как расскажет бывший старшина I статьи 68-й отдельной морской стрелковой бригады Лев Макаренко, вспоминая взятие Миус-фронта через год после кровавого марта 1942-го, «раненый, находясь в палате, я услышал не отдельные залпы, а сплошной гул от выстрелов и беспрерывный шум авиационных моторов. Как было не похоже это наступление на бой 8 марта…» Военные историки подтвердят: решающую роль в сокрушении немецких укреплений сыграла артиллерия Южного фронта. Тогда, в августе 1943-го, использовались около 5500 артиллерийских орудий, что в среднем составило по 150–180 стволов на один километр прорыва.

Не забыли

Про жертвенный подвиг (по сути, трагедию) морских пехотинцев не написано в военных энциклопедиях, в учебниках истории, молчит про него и всезнающая «Википедия». Не любили вспоминать о нем и немногие уцелевшие участники тех трагических боев: слишком велики были жертвы (до 80% состава бригад)…

Но в 1973 году, к 30-летию освобождения района на Волковой горе, в пяти километрах к западу от Матвеева Кургана был открыт памятник, увековечивший этот подвиг. 27-метровый якорь изготовлен силами таганрогских заводов «Красный гидропресс» и «Прибой». Его каркас сварен из металлических балок, снаружи якорь покрыт алюминиевыми листами. Снизу по периметру он огорожен якорной цепью. Это самый большой из существующих памятников в виде якоря, подобного ему по величине нет нигде в мире. И, тем не менее, до сих пор этот памятник не внесен ни в утвержденный список, ни в список вновь выявленных объектов культурного наследия Ростовской области.

памятник-подвигу-моряков-в-

Памятник подвигу моряков в хуторе Грунтовском

Памятник на огороде

— Но прекрасный памятник «Якорь» сделан в Таганроге — и в 1973 году, — рассказал фермер Матвеево-Курганского района Юрий Иващенко, — а мне хотелось, чтобы наши современники, жители села Ряженого, тоже сделали что-то для увековечивания памяти погибших ребят.

Как раз возле высоты, где они отдали свои жизни, в районе хутора Грунтовского расположены поля его крестьянско-фермерского хозяйства. Иващенко работает на этой земле с 1992 года, и почти каждый день в полях находили снаряды, человеческие останки, осколки мин. В 1997–1998 годах Юрий Федорович со своим старшим братом построили в центре села Ряженого часовню «Всех Святых» в честь павших воинов.

К сожалению, часовня оказалась бесхозной: функционировала она нерегулярно, документы о ее строительстве, отданные местным властям, были утеряны. Отвод земли под часовню и передача ее на баланс РПЦ состоялись только в 2019 году. Тогда же по инициативе Юрия Иващенко начался капитальный ремонт часовни, опять же, на народные средства и пожертвования верующих. Уже заменена кровля, покрашен фасад, установлено отопление, отремонтирован деревянный пол. Впереди внутренняя отделка часовни с покраской и оснащение иконами и утварью.

А еще задумал Юрий Федорович появление  звонницы, чтобы каждый, приехавший к «Якорю», мог почтить память моряков-героев и своих погибших на войне родственников ударом в колокол-рынду боевого корабля. Его привезут из Севастополя. Эскизный проект звонницы по просьбе фермера разработал завкафедрой «Храмовое зодчество» Московского архитектурного института Сергей Борисов. Объявлен сбор средств на ее строительство (номер счета — на сайте yakor-v-stepi.ru).

Но и это еще не все: если уникальный якорь на Волковой горе поражает размерами, то памятник в Грунтовском, который на свои средства поставил Юрий Иващенко, стоит на том месте, где пролилась кровь моряков. История скромного трогательного памятника с якорем у подножия креста показательна: за восемь лет, так и не согласовав его проект ни с различными ведомствами, ни с местными жителями, Юрий Федорович поставил его, что называется, в своем огороде. «На своей земле», — уточнил фермер.

Роща памяти и дорога

Но и это не конец истории о памяти: фермер решил посадить на идущей до села Ряженого горе (та самая высота 101, 2) целый лес — 7162 дуба – по числу погибших в этом месте моряков. Часть из них уже высажена. Экскурсовод Галина Монахова рассказала, как во время поездок в Матвеево-Курганский район на места боев она призывает экскурсантов не везти к «Якорю» цветы, а купить саженцы дуба и помочь появиться Роще памяти.

Да вот беда: большие экскурсионные автобусы не могут подъехать к «Якорю» из-за слишком низко расположенного железнодорожного моста. Нужна реконструкция обходной грунтовой дороги (около 3 км). Сенатор от Ростовской области Ирина Рукавишникова отправила запрос в администрацию района с просьбой содействовать этой реконструкции. Согласно ответу администрации, «после определения сметной стоимости проектных работ по объекту «Строительство автомобильной дороги к памятнику „Якорь“ в министерство транспорта Ростовской области будет направлено ходатайство о выделении из областного бюджета денежных средств на разработку проектной документации на строительство вышеуказанной дороги с последующим выделением средств на выполнение данных работ».

Сенатор рассчитывает на поддержку регионального минтранса в этом вопросе.