Без срока давности: рассекречены документы о потерях мирных граждан Дона в Великую Отечественную

Кринко и другие — копия-min

На пресс-конференции в «Дон-медиа» (слева направо) Евгений Кринко, Людмила Левендорская, Мария Пономарева.

Такое ощущение, что практически во всех оккупированных районах Дона была своя Змиевская балка. Речь идет о месте массовых расстрелов мирных граждан самых разных национальностей на окраине тогдашнего Ростова. Государство наконец-то решило выяснить, сколько же самых обычных жителей страны погибли в годы Великой Отечественной. В Ростовской области региональная рабочая группа федерального проекта «Без срока давности» представила документы, свидетельствующие о массовых убийствах фашистами мирных жителей Дона в годы Великой Отечественной войны.

Считается, что в годы последней, самой страшной войны, которую пришлось пережить нашей стране, погибли 27 млн ее жителей. «Но сколько на самом деле погибло мирного населения — от бомбежек, расстрелов, голода и болезней мы, наверно, не узнаем никогда», — сказала Мария Пономарева, руководитель регионального отделения Российского исторического общества в Ростове-на-Дону.

документы из ФСБ — копия-min

Документы из ФСБ

По ее словам, группа разыскивала документы о жертвах среди мирных жителей Дона периода Великой Отечественной и в госархивах и их филиалах, а также в архивах спецслужб, в частности, в ФСБ. На 273 страницах дела № 1 из фонда 4, описи 4 (начато в феврале 1943-го, закончено в сентябре 1943-го) — рассказы свидетелей, которые записывали сотрудники НКВД после окончания оккупации. Они позволяют понять хотя бы приблизительно количество жертв по всем районам области. Но для историков важно не только это число, но и сам механизм сбора сведений. А это позволит сравнить уже известные факты с ныне выявленными.

Сколько их упало в эту бездну…

Выявленные факты ужасают. Свидетели рассказывают о чудовищных расстрелах в Миллерове: по их повествованиям определяются группы расстрелянных — а это женщины, старики, дети. В той же станице (тогда — станице) Константиновской среди расстрелянных также много детей — от грудного до призывного возраста.

Рассекреченное дело помогло установить факт расстрела 72 пионеров в Морозовском районе. Потрясающая деталь: перед смертью их вожатый, пытавшийся успокоить ребят, раздал своим подопечным весь имеющийся хлеб.

Ростовское дело № 441 содержит данные о фактах насилия и грабежей, о поджоге тюрьмы.

Людмила Левендорская, заместитель директора Центра документации новейшей истории, поведала о рассказе 11-летнего мальчика, на глазах которого фашисты убили его беременную мать и застрелили двух братьев четырех и двух лет. Она же рассказала и о расстреле 150 эвакуированных из Сталинградской области в Морозовский район, и о массовых расстрелах в Красносулинском районе.

Документы вам в руки

Как сообщил руководитель ростовского отделения общероссийского общественного движения по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» Владимир Щербанов, поисковики часто сталкиваются с такими находками в своей работе, но многие факты приходится откладывать для проверок: они не укладывается в стереотипы и не имеет документального подтверждения, например, останки детей, лежащие рядом с останками военнослужащих.

Но с 1992 года стало возможным собирать документы об уничтожении целых населенных пунктов на донской земле: например одного из хуторов Усть-Донецкого района, сожженного вместе с жителями. Более 10 лет назад поисковиков позвали в Сальский район, где в одной из ям кирпичного завода обнаружили останки более 130 человек, среди которых оказалось более 30 детей. «Сегодня, — сказал Владимир Щербанов, — мы вернемся в этот район, поскольку на руках — документы о 21-й такой яме». Обычно, когда обнаруживается такое захоронение, поисковики связываются со следователями, поскольку нужно определить причины смертей и возможных виновников.

Тема эта для поисковиков новая, и на какое количество погибших они выйдут на самом деле, неизвестно. В ближайшем будущем они отправятся исследовать пять таких мест, которые определены опять же согласно открытым документам. Это Ростов-на-Дону, это шахта имени Красина в городе Шахты, где считались захороненными 3, 5 тысячи человек, но сегодня уже известно, что более шести, и это, не считая неисследованных находящихся рядом карьеров. Поработают поисковики и в районе старого аэропорта в Новошахтинске, где есть 23 ямы с захоронениями расстрелянных, о которых не знают и местные жители. Пока последним пунктом исследования станет Миллерово, где по полученным сведениям есть два объекта с более чем 1300 захороненных расстрелянных.

Был поднят вопрос и о Змиевской балке, места массового расстрела в июле 1942-го (в основном, граждан еврейской национальности), поскольку есть сведения, что основное захоронение погибших находится за построенной дорогой.

Этическая составляющая

На напрашивающийся вопрос — а почему розыск и открытие этих документов начались лишь сегодня? — ответил доктор исторических наук, зампредседателя ЮНЦ РАН Евгений Кринко. Прежде всего, сказал Евгений Федорович, такой срок диктует наше законодательство. Публиковать столь шокирующие данные сложно и по этическим соображениям. Но есть в документах упоминания и конкретных лиц, назвать преступниками которых можно лишь по решению суда.

— Мы столкнулись с трудностями организации итоговой выставки (хотя работа по выявлению документов будет продолжена), — заявил Владимир Шербанов. — Будет скучно представить одни документы, а фотоснимки производят слишком шокирующее впечатление, чтобы их выставлять.

Итогом же работы региональной рабочей группы Ростовской области станет сборник из 340 документов (всего таких сборников выйдет по России 22 – по числу пострадавших в Великую Отечественную регионов страны) и один сборник станет федеральным. Презентация их ожидается в середине сентября.«Книги помогут донести до подрастающего поколения достоверную информацию о преступлениях нацистов и коллаборационистов на оккупированных территориях», — подчеркнул присутствующий на пресс-конференции председатель комитета по молодежной политике Ростовской области Юрий Лескин.