Чаша из человеческого черепа

амулет-из-черепа

Амулет из человеческого черепа из Азовского музея-заповедника.

Рассказы о жестоких обычаях варварских народов Северного Причерноморья проиллюстрировать археологическими находками сложно. Однако в Азовском историко-археологическом и палеонтологическом музее-заповеднике хранится экспонат, представляющий посетителям один из таких диких, с современной точки зрения, обычаев.
Слова «чаша из человеческого черепа» взывает, прежде всего, к тому моменту бала сатаны, описанного Михаилом Булгаковыя, когда Воланд на глазах у торжествующей толпы повергает насмерть своего визави, тут же делая из его черепа чашу и вкушая из нее вино. Вроде бы фантастика, но в витрине музея в Азове можно видеть фрагмент чаши из человеческого черепа, найденного на территории одного из родовых участков некрополя Крепостного городища, где проживали меоты.

Их нравы, по словам древнегреческих авторов, были мягче, нежели нравы скифов и сарматов, и тем не менее… К сожалению, кроме отдельных фрагментов амфорной керамики, других находок рядом не оказалось, поэтому ничего сказать о владельце этого владельце этого сосуда невозможно.

Однако есть вероятность, считает археолог, завотделом Азховского музея-заповедника Андрей Масловский, что эта находка — времен Средневековья, а не античности. Найдена она была в слое темно-бурого суглинка, в котором золотоордынские находки обычно не встречаются. Изредка туда попадает что-то из норок землероек, но это достаточно небольшие фрагменты вещей. А здесь мы имеем дело с достаточно крупным обломком, который вряд ли провалился и в крысиную нору.

В письменных источниках не раз упоминаются сосуды, которые делали из черепов поверженных врагов, так что такая чаша — не в новинку. Но все эти покрытые кожей или лаком сосуды из черепов, до нас не дошли. В погребениях находят емкости из человеческих черепов, но это, как правило, черепа с выломанным основанием: художественной обработке они не подвергались. А здесь случай другой: мы имеем дело с чашей, сделанной из человеческого черепа, которая выполнена на достаточно высоком уровне: из теменной части черепа она была вырезана и украшена тщательно обработанным венчиком.

Об истории этой чаши остается только догадываться, но это не единственный экспонат музея, вырезанный из человеческого черепа. Небольшая костяная пластинка тоже поначалу не тянула на сенсацию — ну, обычная костяная пластинка с зашлифованными краями. И то, что привлекло к ней внимание, было просверленным отверстием со следами металлического крепления. Андрей Масловский поначалу решил, что это какая-то товарная бирка: купцы в то время подвешивали подобные пластинки из тех же бараньих лопаток на товары для того, чтобы написать на них информацию. Найденная пластинка подходила под размеры таких бирок.

Но когда автор раскопа Михаил Гончаров стал писать отчет, то показал находку антропологу, старшему научному сотруднику музея Елене Батиевой. И оказалось, что археологи нашли фрагмент теменной кости человеческого черепа. Уж не с черной ли магией ее владелец имел дело, подумали ученые. Но оказалось, что это достаточно известная в узких кругах ситуация, когда кости черепа человека, носимые в качестве подвески, использовались для лечения болезней — той же эпилепсии, в то время называемой «падучей», паралича по принципу «подобное лечит подобное».

При раскопках Азака предметы, связанные со средневековой медициной, археологи Азовского музея находили неоднократно. Оберег же из человеческого черепа встретился впервые. О владельце черепа, откуда взята найденная часть теменной кости, антрополог смогла сказать лишь то, что это был уже вполне взрослый человек.

Так что, когда говорят, что Азов — неистощимый клад невероятных находок, это не просто «фигура речи».