Два пьедестала

Катька1

Памятник Екатерине Второй в Нахичевани-на-Дону (открыт в 1894 году)

Во всплывающей время от времени в ростово-нахичеванских краеведческих кругах легенде о пьедестале памятника Екатерине Второй пора, наконец, разобраться. И вспомнить, что жизнь гораздо интересней «красивых легенд».

Не благодетельница

Сама история свержения памятника Екатерине Второй в Нахичевани-на-Дону в 1917 году известна, но о ней почему-то не очень любят вспоминать «благодарные армяне» (именно так и было написано на пьедестале памятника). А — стоит.

Эту историю прекрасно описал в своей статье «Красивые легенды» 31 марта 1917 года (газета «Приазовский край») Григорий Чалхушьян, которого в ангажированности большевиками не упрекнешь. А вот в знании истории донских армян автором «Красной книги» сомневаться не приходится. И чтобы не пересказывать статью, приведем ее полностью, дабы никто не сомневался.

Красивые легенды слагаются поэтами, бардами, певцами, переходят в народ из века в век. И часто потомки благодаря этим легендам окружают особенным ореолом славы и величия те или иные исторические фигуры царей и деспотов, каким, например, был Александр Третий, которого представляют в роли миротворца, благодетеля России…

Все это пришло мне в голову, когда я узнал, что памятник Екатерине Второй снят со своего пьедестала. И я безумно хохотал, к удивлению моего собеседника, который ожидал протеста с моей стороны.

Да, к сожалению, многие армяне считают, что она была нашей благодетельницей. Для меня же ясно, что не место ей на площади — спиной к собору и с лживой, лицемерной надписью: «От благодарных армян».

Пора эту прекрасную легенду забыть: Екатерина не была благодетельницей армян.

Заметьте — Нахичеван был основан за два года до присоединения Крыма к России (этот факт не смогли подтвердить или опровергнуть местные краеведы, и тут придется поверить на слово Григорию Христофоровичу, гораздо более осведомленного в истории своего народа, чем его потомки — прим. автора). Крымское ханство было уже обессилено. Тем не менее, Екатерина послала эмиссаров в Крым убеждать армян переселиться в Россию.

Армяне отказывались. У них в Крыму было все — земля, сады, синее море и лазурное небо.

Тогда щедро награжденные эмиссары стали распространять злостные слухи, что татары собираются вырезать армян (вообще-то христиан, так как с армянами с полуострова вынудили уйти и греков, валахов и проч. — прим. автора) и таким образом обманом выманили их с полуострова.

Здесь, в России, им дали те же привилегии, которыми они пользовались в Крыму, и дали столько земли, сколько у них было в Крыму. Но земля была невозделанная, и начинать все приходилось сызнова, а климат был значительно более суров, чем на их родине.

Немудрено, что армяне стали массами стали убегать от своей благодетельницы в Крым. В Ростовском музее есть интересные документы — переписка князя Потемкина, который требует представления списка бежавших, примерного наказания их и водворения их обратно в Нахичеван.

Да, тоска у переселенцев была страшная. Они желали вернуться к себе на родину, но «благодетельница» Екатерина желала опекать их и облагодетельствовать непременно…

Но я хохотал по другой причине. Я припомнил этого помазанника божьего — Александра Третьего, который сам верил, что, кажется, от Бога дана ему власть.

Так вот, когда Александру Третьему представили на утверждение проект памятника, он посмотрел глубокомысленно и вычеркнул два слова: рядом с русскими словами «Благодарные армяне» стояла надпись армянская — перевод этих слов.

Александр сказал величественно: «Памятник Екатерине ставится на веки вечные, когда не останется и письмен армянских, так что на памятнике государыне нет места армянским надписям…»

Это было 25 лет назад — в расцвете самодержавия, когда, казалось, все живое и свободное сгнило в тюрьмах и тундрах…

Теперь этого памятника нет. Он в участке, и я не только не жалею об этом. Я получил большое нравственное удовлетворение.

Врез. Григорий Христофорович Чалхушьян (1861–1931) — армянский общественный деятель, историк, журналист и юрист. На протяжении многих лет являлся активным деятелем армянской общины Нор-Нахичевана. депутатом Нахитчеван-ской-на-Дону думы. Автор «Красной книги», первого документа, повествующего о турецком геноциде армянского народа.

Остается напомнить, что к мнению Григория Чалхушьяна задолго до статьи «Красивые легенды» с горечью присоединился и известный историк Василий Ключевский в своем «Курсе русской истории». В этом труде он приводит тот факт, что треть армянского народа, а это, естественно, самые слабые — дети и старики — погибли по дороге из Крыма и во время зимовки в днепровских степях, куда поначалу их отправила «заботливая матушка Екатерина». А уж его то, ординарного академика Императорской Академии наук, констатирующего этот факт, не заподозришь в антиимперских настроениях.

Потому понятно и мнение донского историка-энциклопедиста Владимира Сидорова, который называет переселение крымских армян «первым в истории России геноцидом».

Да, Крым был извечной мечтой российских правителей, а тут лишь переселением и без единого выстрела желаемый полуостров через почти два года, что называется, сам лег к ногам «благодетельницы». А цена? Подумаешь, какие-то там старики и дети…

Историю не переделаешь, но ее необходимо помнить. А судьба пьедестала свергнутого памятника, судя по всему, неизвестна никому. Но в каждом городе есть нечто подобное этой «красивой легенде», когда постамент одного памятника приспосабливают под другой — иной идеологической направленности.

«Пострадавший» Ломоносов

В донской столице нахичеванские краеведы задолго до нынешних времен не нашли ничего лучшего, как сочинить легенду о том, что постамент памятника Екатерине не канул в небытие. Его (спустя столько-то лет!) приспособили под памятник… Ломоносову, который стоит в скверике напротив главного корпуса нынешнего ЮФУ на Большой Садовой.

Ломоносов-и-его-пьедестал

Памятник М.В.Ломоносову в скверике на Большой Садовой в Ростове-на-Дону

Создателей этой «легенды» вовсе не смущает, что и размеры, и форма у постамента памятника великому ученому отличаются от «матушкиного». «Да его попросту вкопали в землю», — доводилось слышать и такой «аргумент». Правда, рассказами, где же хранился нахичеванский постамент свыше четырех десятков лет, никто себя не утруждает.

Приходится напомнить, что памятник академику был установлен в 1959 году. И это дар Московского государственного университета Ростовскому университету. Он представляет собой копию того памятника, который находится в столице у здания Московского университета на Моховой улице. Его автор — скульптор Иосиф Козловский.

И олицетворяет этот памятник установление связей двух вузов страны, укреплению которых способствовал ставший ректором РГУ в 1957 году Юрий Андреевич Жданов. Под его руководством Ростовский университет стал гордостью Ростова-на-Дону и Юга России, крупным учебно-методическим центром, базовым вузом Северного Кавказа и одним из ведущих учебных и научных центров страны. Историю появления памятника Ломоносову первокурсникам РГУ рассказывали в свое время в обязательном порядке — как и историю его библиотеки, и историю самого учебного заведения.

А памятник Ломоносову, скорее всего, из-за того, что находится невысоко, удостаивался внимания ростовских «шутников». В частности, он прославился тем, что не без посторонней помощи поворачивался вокруг своей оси на 90 градусов так, чтобы смотреть не на университет, как прежде, а на кинотеатр «Ростов», теперь уже бывший. Причем такие метаморфозы с ним происходили неоднократно.

Чтобы пресечь подобное, фигура ученого была закреплена на постаменте с помощью металлического штыря. Отсюда и некоторые повреждения на граните, насчет них у некоторых краеведов есть свое мнение: мол, постамент пострадал в ходе двух войн — Гражданской и Великой Отечественной. Правда, о том, каким образом он уцелел в ходе бурных событий и где хранился, а, самое главное, как ухитрился так «укоротиться» и каким образом без следа исчезла надпись — та самая, с «благодарными армянами», никто сообщить не спешит.