Смолянки-на-Дону

Выставка действительно пользуется большим успехом

В Государственном Историческом музее (Москва) сегодня, пользуясь колоссальным успехом, проходит выставка «Смолянки», на которой можно увидеть семь знаменитых портретов воспитанниц Смольного института работы Дмитрия Левицкого. Однако — где смолянки, а где — Дон?
Оказывается — рядом: последний выпуск воспитанниц знаменитого Смольного института прошел в Новочеркасске в 1919 году.

Снимок последних смолянок. 1917 год. Фото — Карл Булла

Воспитание «нового человека»

Государственное женское образование в России началось с Екатерины Второй, учредившей в 1764 году Императорское воспитательное общество благородных девиц — Смольный институт. Цель — дать государству «образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества», словом, воспитание «нового человека». Осуществление своих идей, почерпнутых у просветителей ХVIII века, императрица возложила на своего сподвижника Ивана Бецкого, для которого создание образовательных учреждений нового типа стало делом всей жизни.

В Смольный институт (получил название от монастыря, в помещениях которого и поначалу располагался, а тот, в свою очередь, от «смольного двора», находившегося на этом месте) принимались девочки из малоимущих и обедневших дворянских семей, особенно сироты, чьи родители погибли, защищая Отечество. Брали на учение в это закрытое учреждение рано — с шести лет, и родителям дозволялись лишь редкие встречи со своими чадами.

Строгий распорядок дня, обучение закону Божьему, языкам, географии, истории, математике, пению, музыке, рукоделию, кулинарии — и так в течение 12 лет. Понятно, что российские аристократы из провинции не спешили отправлять своих дочерей на проживание в таком режиме в столицу: в ХVIII веке вообще женское образование воспринималось как блажь. Главной карьерой женщины тогда считалось «сделать выгодную партию», то есть, удачное замужество.

Кстати, смолянки не были исключением: в аннотациях к их портретам работы Левицкого рассказано о судьбах изображенных на них девушек, получивших «золотой шифр с короной» (тогдашний золотой вензель «Е» — как золотая медаль при окончании нынешней школы). Все они стали фрейлинами двора и практически все действительно удачно вышли замуж. Правда, судьбы замужних смолянок сложились по-разному….

Штаб революции

Таким штабом здание Смольного института (оно построено по проекту архитектора Джамако Кваренги в 1808 году) стало летом 1917-го, однако не в ходе «захвата» этой великолепной постройки. Таково было решение Временного правительство из-за ремонта в Таврическом дворце, где до того времени обитал Петроградский Совет. Некоторое время они совсем не мешали друг другу — оставшиеся на лето в институте воспитанницы-сироты, которым некуда было податься, и революционные рабочие и солдаты с матросами.

Но 31 октября 1917-го (по новому стилю) к княгине Вере Голицыной, тогда исполнявшей обязанности начальницы Смольного, «постучали» и предложили «освободить помещения». Ее попытки жаловаться новому правительству ни к чему не привели. И княгиня героическими усилиями добилась эвакуации большинства воспитанниц в Харьков и Новочеркасск.

Оставшихся смолянок определили в Ксеньинский институт (одно из образовательных учреждений благородных девиц), откуда после окончания бурных революционных лет они попали в единые трудовые школы-интернаты.

Последний выпуск

В Интернете можно найти снимок последних воспитанниц Смольного института, сделанный в 1917 году знаменитым российским фотографом Карлом Буллой. На потомков глядят девушки в белых платьях с собранными в аккуратные прически волосами. Их 36, и кто из них добрался вместе с княгиней Голицыной и ее дочерью до Новочеркасска, скорее всего, уже не узнать.

Последний выпуск Смольного института, как уже сказано, прошел в столице донского казачества в 1919 году. И мало кто знает, что «приветом» из Смольного в советское время стали коричневые форменные платья с фартуками девочек-школьниц. Именно такого цвета — как тогда говорили, «кофейного» — носили платья самые младшие смолянки.