Мы хотим встроить донские леса в общую систему Европы

Татьяна Соколова по специальности — ботаник. Она окончила магистратуру биологического факультета ЮФУ и работает младшим научным сотрудником Института аридных зон ЮНЦ РАН. Рассказ о ее работе оказался абсолютно в тему нынешнего года, объявленного Годом охраны окружающей среды.

— Институт аридных зон изучает степную зону, но изначально я занималась лесами, и сейчас исследую их при помощи метода Браун-Бланке.

— Чем же этот метод так хорош?

— С его помощью легко привести к одному знаменателю свои данные с данными ученых всего мира. Кроме того, метод позволяет полностью выявить флористический состав леса и его экологические особенности, позволяя таким образом полнее отразить особенность этих лесов, а также их значимость.

— Какие леса Ростовской области оказались в сфере вашего внимания?

— Леса в Ростовской области есть байрачные, аренные и пойменные. Я занимаюсь аренными, то есть, теми, что произрастают на песчаных массивах. Это север области, но есть и такие аренные леса, как Цимлянский, Митякинский и Кундрюченский. Это древние, реликтовые леса. Возникли они примерно 12 тысяч лет назад и дошли до нашего времени, меняя свой состав. Их особенность состоит в том, что они растут в степной зоне, сохраняя многие виды растений, которые не свойственны для степи не свойственны.

— Как можно понять, ваша задача — зафиксировать ту лесную флору, которую мы сегодня имеем?

— В 1960–1970-е годы эти леса исследовал Георгий Матвеевич Зозулин. И сравнивая его данными со своими, я вижу значительные различия. Оказалось, что сегодня в аренных лесах произрастает на 15 видов растений больше, чем в те времена, когда он проводил свои исследования. А ведь он исследовал все аренные леса, а мы — только на севере области.

— А почему так произошло?

— Идет подтопление одних участков, другие становятся суше, и туда попадают семена степных растений. К примеру, в осушенных березняках можно встретить чабрец, колосняк и ковыль.

— А люди, проживающие в этих территориях, понимают, какое счастье в виде лесов находится рядом с ними?!

— Понимают. В Верхнедонском и Шолоховском районах весьма щепетильно относятся к сосновым лесам. Они были высажены для того, чтобы пески не засыпали хутора. И есть опасность, что сосна может включиться в аренный лес и разрушить его. Но, с другой стороны, она также охраняет эти леса от песков. А когда происходят пожары, сосна, принимая удар на себя, сгорает первой. Так что в северных районах области леса оберегают. Там хорошо работают лесничества, все леса обкопаны. А ведь к ним даже пройти очень сложно.

Но есть и такое у трассы: красивейший лес — а рядом свалки. Меня как-то подвозил один из сотрудников областного комитета по охране природы. Он попросил меня сбросить ему снимки этих свалок с их координатами. Через год, когда я опять туда приехала, все было по-прежнему.

— Вы сотрудничаете с заповедником М. А. Шолохова?

— Когда я ездила на практику, то останавливалась в гостинице заповедника. Моей платой за жилье была собранная информация о лесах, которой я делилась с заповедником. Их интересуют вопросы состава, состояния и охраны лесов. Сейчас там хотят создать что-то вроде национального парка, взять многие лесные участки под свою охрану. Когда я публикую свои результаты, они просят обязательно рассказать о произрастающих здесь редких видах растений, о том, как важно их сберечь для сохранения фиторазнообразия Ростовской области.

— А что скажите о знаменитом вешенском дубе-великане?

— Он является остатком тех дубовых рощ, что росли на пойменных террасах. Вокруг сейчас растет сосна, но есть еще два дуба, их называют «братьями дуба-великана». А если пройти дальше, прослеживается небольшая ленточная дубрава, чуть дальше будет ольха и так далее. Это свидетельства того, что здесь были обширные пойменные леса вдоль русла уже пересохшей реки. Музей-заповедник следит за состоянием дуба. Они выметают песок из-под него. Ведь когда-то казак, сидя на лошади, мог шашкой достать лишь до развилки двух его стволов.

— Вашу работу оценил Российский фонд фундаментальных исследований, присудив вам грант для молодых ученых, который так и называется — «Мой первый грант».

— Мы заявили в своем проекте о том, что хотим выявить фиторазнообразие этих лесов, провести их классификацию методом Браун-Бланке, а также ревизию редких видов растений, там произрастающих, а также разработать рекомендации по охране этих лесов. Ведь мало кто знает о лесах Дона, а мы хотим встроить их в общую систему Европы.