Творцы и власть

Выставка Владимира Анзельма на 16-ой линии, Ротсов-на-Дону

Владимир Анзельм

В ростовской галерее 16THLINE работает выставка «ГЕО-ГЕЛИОПОЛИС» художника Владимира Анзельма, проживающего сегодня в Германии. Все работы выполнены в необычных техниках. Часть из них отправится на 4-е Московское биеннале современного искусства.

Все работы этой экспозиции действительно необычны. Что-то выполнено из угля: особенно привлекает интерес посетителей черный череп. Необычный фрагмент экспозиции — инсталляция из соли на черном полу, которая через две недели перестанет существовать. Но более всего притягивают женские образы, изображенные… на мешковине. Об этом и довелось поговорить с их автором.

— Совершенно потрясающие женские образы. Почему вы решили из всего мирового искусства для данной выставки выбрать именно эти для воспроизведения столь необычным способом?

— Образы очень узнаваемые — это Марсельеза» Рюдо, «Виктория» немецкого художника Рауха и «Родина-Мать» Вучетича. То есть, взяты три образа классицизма, три интерпретации искусства, приспосабливаемого к политическим заказам. Они действительно все сделаны на заказ и появились в переломные времена. Если Раух делал свою работу «Виктория» после наполеоновских войн, и это было время формирования немецкого духа, немецкой идентификации: тогда Германия не была единой. Это прусский стиль, который видоизменялся и выродился потом в нечто монструозное, когда эта страна стала рейхом.

«Марсельеза» также создавалась после наполеоновских войн, когда Франция была побеждена и унижена. И также шел поиск своего стиля, где слава и самоотверженность сливалось бы в едином художественном образе. Образ, созданный Вутетичем, понятен всем: скульптура «Родина-мать зовет» появилась во время, когда искусство спорило с идеологией, и лучшие его образцы вызвали эмоциональный отклик у зрителя.

— А как вы пришли к такой технике — рисунок углем на мешковине, где фактура фона так здорово работает на образ?

— В Германии уголь продают в мешках. Видите, на полотне «Виктория» есть даже напечатанная дата — 1898 год. То есть, все эти мешки пожили на этом свете. У каждого — своя биография. Из существующих на них абстрактных пятен я и сделал узнаваемые образы.

— Выставляли ли вы где-то еще эти работы?

— Ростов — первый город, который их увидел.

Выставка Владимира Анзельма на 16-ой линии, Ротсов-на-Дону

Инсталляция из соли

Выставка Владимира Анзельма на 16-ой линии, Ротсов-на-Дону

Выставка Владимира Анзельма на 16-ой линии, Ротсов-на-Дону