Как преодолеть барьеры “безбарьерной среды”

МУПовский автобус пассажира берет!

Автор этих строк вместе с активистами Ростовского регионального отделения ОНФ испытала на себе, что означает созданная вроде бы безбарьерная среда в Ростове-на-Дону. Препятствий для передвижения маломобильных граждан с ее созданием если и убавилось, то ненамного.

Как правило, оправдывают недостатки уже вроде бы созданной безбарьерной среды тем, что Ростов строился 266 лет назад и не приспособишь его для маломобильных граждан, как ни старайся. К этому еще прибавляются жалобы на отсутствие средств. Но, как выясняется, средства-то есть, а вот создается «безбарьерная среда”для инвалидов людьми, подходящими к делу, мягко говоря, формально.

Самый явный пример тому — переходы на главной улице Ростова Большой Садовой. Съезды для инвалидных, а также детских колясок в них сделаны, не мудрствуя лукаво: на ступени уложены швеллера. Но угол наклона лестницы таков, что попасть по ним в переход можно только с риском для жизни. Поэтому увидеть, что ими кто-то пользуется, попросту нельзя.

Леонид Прокопьев, возглавляющий районную Первомайскую районную организацию инвалидов, предлагает примерить колеса инвалидных колясок к этой швеллерной колее. И если передние проходят по ней, то расстояние между задними колесами гораздо шире. Так что и по этому параметру съезды никуда не годятся. А построены они, на минуточку, не 266 лет назад и гораздо позже времени появления самих переходов. Спрашивал ли кто-нибудь самих инвалидов, подойдут ли съезды для инвалидных колясок? Естественно, нет. А — почему?… А ведь на ремонт переходов средства тратятся — и это может видеть каждый ростовчанин! — на смену облицовки их стен! А смогут ли пользоваться ими более 200 тысяч ростовских инвалидов, семей с малыми детьми и пенсионеров, судя по всему, расходующих ростовский бюджет мало волнует…

Судя по разговору с Еленой Кожуховой, главой департамента соцзащиты, никто об устройстве пандусов не консультируется и у соцработников. А ведь уже около 10 лет существует соответствующий ГОСТ, о котором строителям, судя по всему, неизвестно. Соцработников нет и среди принимающих вновь построенные или реконструированные объекты.

Разговор шел у недавно открытого патриотического центра «Победа». К порожку центра строителями пандус сделан под таким наклоном, который инвалиду на коляске самостоятельно преодолеть трудно. И сам по себе этот пандус очень короток, но это не самое удивительное. Он почти на половину своей ширины упирается… в стенку, а сам порожек так мал, что развернуться на нем коляска не имеет возможности.

Вот и вздохнула Елена Кожуховаа, постояв на этом порожке вместе с активистами ОНФ, и пообещала, что над этой проблемой они поработают, и еще поработают над тем, чтобы инвалиды смогли попасть на второй этаж центра: это, оказывается, здесь также не предусмотрено.

Цифра. 212, 2 млн рублей из бюджетов всех уровней предусмотрены в Ростовской области для реализации программы «Доступная среда» в 2015 году.

Но самое поразительное ожидало участвующих в рейде ОНФ далее. Остановка у аптеки по адресу — Большая Садовая, 81. Долгий поиск кнопки вызова сотрудника аптеки Прождав пять минут и так никого не дождавшись, все отправились дальше — к поликлинике № 10. Порожек здесь оказался весьма высок, а кнопка вызова сотрудника располагалась (ОНФовцы утверждали, что при первой проверке несколько дней назад ее не было) довольно высоко. Однако женщина в белом халате вышла секунды через три и не могла понять, какие претензии могут быть к этой кнопке: она же — вот она!…

— Так она на высоте один метр, а по ГОСТу 3501 2005 года должна быть на высоте 60 см, — сообщает медработнику Леонид Прокопьев. Удивлению женщины не было предела: последняя цифра оказалась для нее откровением!…

Количество людей в белых халатах все прибавлялось и прибавлялось. Выяснилось, что инвалиды здесь помощь не получат, для них все (абсолютно все — вплоть до туалетов с широкими дверями!) оборудовано на Чехова, 17. Объяснять, что доступная, то есть, безбарьерная среда потому и называется доступной, что доступна везде, оказалось бесполезным делом. «Мы вас проводим на Чехова, 17» — пообещали «белые халаты», и все отправились на проспект Чехова. То есть, завернули за угол.

Однако там тротуар оказался в таких ямах, что инвалиды отказались двигаться к оборудованному приемному покою. «Это — не наша компетенция!»-заволновались «белые халаты». «Колясочникам» разбираться в том, чья где компетенция, было недосуг. Проверить нужно было готовность общественного транспорта обслуживать инвалидов, и, развернувшись, все отправились на автобусную остановку.

Первый автобус маршрута № 80 (АТП-1) был действительно низкопольным, однако откидываться пандус не хотел, как ни старался водитель. Автобус так и уехал без пассажиров-колясочников. Второй автобус маршрута № 3 оказался МУПовским, и здесь все оказалось в порядке. За исключением того, что он остановился далеко от бордюра, где стояла инвалидная коляска, и нажать кнопку вызова водителя у ее пассажира не было никакой возможности.

Автор этих строк уже по своей инициативе прошла улицу Пушкинскую и поняла, что проехать по ней (отреставрированной!) инвалиду будет трудно. Канавки для стока воды практически нигде не были закрыты, как полагается, решетками, так что прогулка у инвалида окажется веселой: «нырять» коляске пришлось бы через 50–100 метров. А ведь, казалось бы, все так просто — поставь решетки да снимай их иногда для очистки канавок. Но это же трудиться нужно!…

Итог прогулки с ОНФовцами и инвалидами напрашивается сам собой: не так дорога доступная среда, как о ней говорят. Нужно хотя бы изредка, приспосабливая объекты к нуждам маломобильных граждан, ставить себя на их место — то есть тех, кому эта доступная среда действительно должна стать доступной.