Россия, которую Серов не дал нам потерять

Очередь на выставку

Очередь на выставку

Здесь представлены плоды того, чего никак нельзя делать, посещая эту экспозицию — снимать. И непонятно — почему: ведь большинство представленных картин находятся в собрании российских музеев. Ну, ладно бы только занавес к «Шехерезаде», он прибыл из Франции. Ну, ладно бы — парафраз «Венеры перед зеркалом», “гражданка” прилетела из США. Но – остальное-то! И ведь те, кто все равно снимает — гаждетами и фотоаппаратами. вспышкой не пользуются,  не варвары же они какие!Так что снимать пришлось из-под полы. Но то, о чем жалеешь более всего — это то, что в открытую невозможно, даже как-то неловко, снимать лица зрителей. А они не менее интересны, чем изображенные на портретах персоны — пусть даже царствующего тогда в России дома.

на выставке

Эти люди выстояли на морозе, как минимум, два часа. И это только поначалу те, кто — с электронными билетами (среди них была и автор этих строк) заходили в другую дверь практически не отстояв положенное на снегу. Во второй половине дня и в эту дверь образовалась немалая очередь тех, кто приобрел билеты на сайте музея. Но это были те очереди, за которые было бы не стыдно любой стране.

у портрета неизвестной

Так погордимся же и мы своими соотечественниками, среди которых многие приехали в морозную Москву издалека. А некоторые — не в последнюю очередь затем, чтобы и попасть на выставку, посвященную 150-летию главного русского живописца ХХ века.

у портрета Орловой

Сама выставка производит огромное впечатление. Сначала воспринимается первый пласт — изображение на полотне, то мастерство, с которым передано выражение лица на портрете, особенности русского пейзажа, детали одежды персонажей.

у портрета Иды Рубинштейн

Затем идет понимание того, что перед тобой настоящий срез русской жизни конца ХIХ — начала ХХ века. Все эти Морозовы и Мамонтовы, жены меценатов и сами меценаты, дети, писатели, композиторы, актрисы, художники представляют нам ту Россию, которую Серов не дал нам потерять.

Петровская серия

И после этого начинаешь понимать масштаб личности автора, чему в немалой степени помогают и представленные архивные материалы. Страна велика, прежде всего, такими талантами. А таланты у нас, увы, практически всегда живут в стрессовых условиях.

портрет Шаляпина[/caption]

И еще одно: ну, никак нельзя согласиться, что Серов не любил людей, которых он изображал. Он просто видел в человеке гораздо больше, чем сам изображаемый знал про себя. Однако, глядя на работы Мастера, все-таки убеждаешься, что лошадей он любил больше.