Вернее яда

афиша Амадея1

В Ростовском академическом молодежном театре премьерой спектакля по пьесе Питера Шеффера «Амадей» закрылся очередной театральный сезон. Режиссер-постановщик Александр Бартман заставил задуматься о том, каково таланту жить рядом с гением.

Амадей — копия

Сцена из спектакля "Амадей"

А Антонио Сальери был композитором талантливым, что доказал в свое время Ростовский музыкальный театр, поставив его оперу «Сначала-музыка, потом-слова». Так что не в отношениях таланта и посредственности дело, а в том, что все боролись за место под «императорским солнцем» и практически всегда — аморальными способами. А гений, как всегда, в этом отношении беспомощней, нежели пусть талантливый, но вооруженный до зубов подобным оружием обыватель.

И самые сильные сцены в спектакле — это не тогда, когда Сальери (Сергей Беланов) выплескивает эмоции в монологе, изобличающим откровенную зависть к музыкальному гению. Страшно становится, когда спокойно тот же Сальери говорит о том, что хотя и состоялась премьера «Свадьба Фигаро», но снять ее с репертуара театра не составляло большого труда. Весть спектакль — о том, как медленно, но вернее яда творческую личность убивают именно такие рукотворные обстоятельства.

А еще сильнее смотрится сцена, препарирующая зависть Сальери, когда тот, перебирая оригиналы партитур Моцарта, в ужасе понимает, что тот пишет сочиняемую музыку будто слышит — без помарок. Понимает он также, что его талант — в рамках его эпохи, Моцарт же — навсегда.

Остается воздать должное исполнителю роли Моцарта Евгению Овчинникову, весьма темпераментно представившего своего героя. Хорош и Александр Гайдаржи в роли Иосифа II, монарха-меломана. А Людмила Мелентьева, имея в распоряжении лишь одно слово — «Тереза» и минимальное сценическое время, прекрасно демонстрирует отношение Сальери и его жены.

К недостаткам спектакля отнесем неоправданные игровые паузы, хорошие сами по себе (здесь поработала Оксана Зиброва), но удлиняющие действие до трех часов 20 минут, что по нынешним временам многовато.

И еще одна мысль, пришедшая в голову после спектакля: Пушкин в своей «маленькой трагедии» таки сказал больше на вышеозначенную тему, нежели Шеффер — в его довольно-таки многословной пьесе. Вот вам и соотношение таланта и гения.