Интересный зверек с трудной судьбой

каспийский-тюлень-fishki.n

Каспийский тюлень, судя по окрасу - еще белек, то есть, малыш. Фото - с сайта fishki.net

Для нас, жителей южных регионов России, как-то привычно таких животных, как тюлени, связывать с северными морями и территориями, на худой конец, с дальневосточным регионом. Но недавно довелось услышать и о каспийских тюленях. Что это за зверек такой? Его появление на Каспии и нынешние проблемы существования автор этих строк обсудила с кандидатом биологических наук, научным сотрудником ФИЦ «Южный научный центр РАН» Евгением Олейниковым.

— Так откуда же тюлени взялись в Каспийском море — море южном, а, точнее, в самом большим озере в мире?

тюлень

Фото - с сайта Ekovestnik.wordpress.com

— В настоящее время существуют две основных гипотезы. По одной из них происхождение вида является автохтонным. В поддержку этой теории есть такие факты: на берегу Черного моря до сих по находят ископаемых тюленей. Вероятным предком может быть древний тюлень из сарматского времени, обитавший в древнем море Паратетис (когда Азовское и Черное моря представляли собой единый водоем — прим. автора). Другая позиция состоит в том, что настоящие тюлени имеют арктическое происхождение, и пришли вместе с ледниками с севера, да так здесь и остались.

— А есть доказательства «северной» теории?

— В качестве ее правоты называют обитание животных на льду, а также белый цвет шерсти у бельков (детёнышей) тюленей, когда они появляются на свет. Считается, что это приспособление данного вида к северным условиям. А в Черном море обитал еще один вид тюленей — белобрюхий тюлень или тюлень-монах. Этого тюленя видели в последний раз в 1960-х возле острова Змеиного (сегодня территория Украины). Они вели уединенный образ жизни, обитая в пещерах и избегая людей. А каспийские тюлени — это отдельный вид, который живет только в этом водоеме.

— Каспий хоть и южный водоем, но достаточно протяженный с севера на юг. Снега со льдами там тоже встречаются, так, может быть, белый цвет меха у белька появился здесь?

— Если смотреть на то, как вел себя сам Каспий (речь о повышении и понижение его уровня), его северная часть мелководная. А современная Прикаспийская низменность периодически покрывалась водой. И до сих пор щенный ареал (тюлени щенятся — как собаки) большей частью находится на севере моря.

— Так они мигрируют на север — как донская селедка идет вверх по Дону, несмотря ни на что?!

— Трудно сказать, какая часть тюленей мигрирует, какая — остается на юге: море-то протяженное. А юг моря — так настоящие субтропики. И там тоже на острове Огурчинском происходит появление на свет бельков — в песках и абсолютно белых! В советские времена (сегодня мы не имеем туда доступ) исследователи отмечали, что эти белые детеныши даже ласты себе обдирают о песок. Так что бельки рождаются белыми как на юге, так и на севере. Это зарегистрированный факт.

— Южные тюлени и северные — это один и тот же вид?

— Да, один и тот же вид, но неоднородный. Тюлени могут делиться на группы, привязанные к одному и тому же месту. В экспедициях, проведенных на побережье северной и центральной частей Каспийского моря Южным научным центром, мы собирали черепа взрослых тюленей и анализировали групповые особенности форм костей краниальной части скелета. Выяснилось, что для «южан» характерна более короткая и широкая мозговая часть черепа при удлинённой лицевой части. А для «северян» — более удлинённая и узкая мозговая часть при более короткой лицевой части черепа. Эти особенности могли сформироваться под воздействием разных факторов окружающей среды и мест обитаний — кормовой базы, глубины, на которых обитают объекты питания, и др. Более короткая лицевая часть черепа удобна при добыче ракообразных и моллюсков на мелководном Северном Каспии (здесь глубина — до 15 метров). А удлинённая лицевая и более широкая мозговая часть черепа более подходят для обитания и добычи рыбы в глубоководных (более 1 тыс. метров) южных районах моря. Правда, так глубоко тюлени не ныряют, так как  этот слой моря уже необитаем.

— Значит, их рацион, в основном, — рыбный?

— Да, они питаются, в основном, рыбой. Зарегистрированы случаи, когда их ловили так называемыми рыболовными насосами на глубине 80 метров. В основном, это случайность. По результатам экспедиции ЮНЦ РАН вместе с Дарвиновской инициативой 2009 года, когда мы имели возможность провести исследования именно по попаданиям тюленей в сети, обнаружено, что в сети их попадает большое количество, если сравнить с общей численностью тюленей. А сети-то ставятся даже не на тюленей, а на осетровых. Ячейки сети — 200 мм. Мы видели этих запутавшихся в сетях тюленей, потом на берегу проводили интервьюирование местных жителей, проезжая от Астрахани до Избербаша и даже дальше — до границы России и Азербайджана.

— Вы упомянули Дарвиновскую инициативу. Что это за программа? Британские, надо полагать, ученые до сих пор, в отличие от нас, исследуют этот вид животных?

— Да, их экспедиции проходят практически ежегодно за счет на средства одного из природоохранных фондов Европы. В этом году, дай Бог, и мы отправимся в экспедицию в запланированный рейс на Каспий и хотя бы проведем маршрутный учет. Сама проблема каспийского тюленя стоит очень остро. К ней привлечено внимание общественности. Один из проектов по защите тюленя даже создал сайт в Интернете — http://www.kaspika.org.

— А сам зверь-то промысловый?

-Официально охота на тюленя на Каспии сегодня не ведется с 1998 года, но есть возможность купить квоту для его добычу. Размер ее каждый год меняется: от четырех до шести тысячей особей в год. Природоохранные органы вместе с Каспийским научно-исследовательским институтом рыбного хозяйства рассчитывают — какое количество тюленя можно изъять, чтобы не навредить популяции.

— А не лучше ли вообще тюленя оставить в покое?

— Вот именно. Специалисты ЮНЦ — за то, чтобы добыча тюленя была запрещена.

— Неужели до сих пор где-то используют тюлений жир, да и шкуру?

— Уже перестали использовать. Есть методики переработки жира для получения смазок, но местные жители используют тюленьи шкуры, как у нас лисьи шкурки, для шапок после определенной обработки. Но это достаточно серьезный технологический процесс. Все эти шапки мы видели своими глазами и трогали своими руками.

— А какова же сейчас численность тюленей на Каспии?

— По самым пессимистичным данным это около 110 тыс. особей. По другим оценкам — до 350 тыс. Но учтите, что еще в начале ХХ века их было около миллиона.

— То есть, их и тогда считали?

— Это были так называемые маршрутные учеты. Тогда шла промысловая добыча тюленя, и даже его шкуры шли на экспорт. В 1950-х годах численность тюленя стала резко падать: сначала была запрещена добыча самок в период размножения, а в 1998-м запретили добычу совсем — только по квоте. А вообще ранее в год могли добывать до 50 — 80 тыс. тюленей, по некоторым данных даже до сотен тысяч особей в год. Мы разговаривали с промысловиками: как выяснилось, добывать тюленя сегодня нерентабельно. Да и условия добычи суровые: нужна очень холодная зима с устоявшимся льдом на море, а зимы в последние годы весьма мягкие.

— Да, зверек, конечно, интересный…

— … Но судьба у него тяжелая! Разные организации пытаются сегодня включить каспийского тюленя в Красную книгу РФ, но пока каспийский тюлень состоит в международных списках видов, которые находятся под угрозой исчезновения.

— А как влияет на тюленя изменения в экологии, которые идут, как правило, не в лучшую сторону?

— Было отмечено загрязнение Каспия хлорорганическими пестицидами и тяжелыми металлами. Плюс к их плохому воздействию наша зверюшка болеет и вирусными заболеваниями: в 2000 году была вспышка чумы плотоядных, и тюлени погибали тысячами. Любое заболевание может попасть на благоприятную почву в связи с тем, что иммунитет у животного ослабевает из-за загрязнения окружающей среды, и его организм становится более уязвимым.

— А нефтедобывающие компании играют в этом свою роль?

— Насколько мне известно, их работе всегда уделяется большое внимание, и они правильно понимают запреты природоохранных организаций.

— Вы упомянули будущую экспедицию. Какие-нибудь новые методы исследования этих животных у вас появились?

— Особенно интересно в нынешних условиях использование генетики. Морфометрические методы — это, конечно, хорошо, но они уже устаревают и не дают полной картины. Мы будем собирать полевой материал (образцы тканей, черепа животных), фиксировать его. И после приезда с пробами в Южный научный центр РАН ими займутся наши генетики в лабораториях. Мы получим данные о нужных нам участках ДНК и будем их исследовать.