Тайн этого города еще на 100 лет хватит

Танаис

Последняя встреча археологов в 2018 году в рамках проекта АрхеоSREDA была посвящена такому культовому для донской археологии памятнику, как Танаис. Древний город по-прежнему полон информации, которая, раскрываемая с каждым годом, не перестает удивлять.

докладывает-Сергей-Ильяшенк

Сергей Ильяшенко рассказывает о последних находках в Танаисе

Наиболее эффектно город смотрится с высоты (съемки с квадрокоптера продемонстрировал замдиректора заповедника Сергей Ильяшенко): его цитадель, расположенная на крутом правом берегу Мертвого Донца и укрепленная мощными крепостными стенами после разгрома города на рубеже эр боспорским царем Полемоном, выделяется мощным четырехугольником на фоне зеленеющих полей.

Это только несведущих телевизионщиков могут удивить обнаруженные захоронения детей в амфорах, сами же археологи этому не удивляются — на протяжении многих лет при раскопках некрополей (а их немало в округе города, просуществовавшего без малого восемь столетий) таких могил обнаружено немало.

Археологический заповедник «Танаис» — единственный, где существует Зал амфорных эталонов: здесь хранятся многочисленные образцы этой универсальной тары античного мира. Тема амфор для Танаиса особая, так как в древности этот город «притягивал» к себе товары в амфорной таре из самых разных мест огромной греко-боспорской ойкумены. Это было обусловлено статусом Танаиса, как крупнейшего пункта торговли с варварами. Амфорные клейма позволяют датировать события в жизни города, а также места появления каждого образца на свет, а иногда — имя автора. Так вот, как выяснилось, и в те времена существовал… контрафакт. Так, сотрудник заповедника Светлана Науменко рассказала о псевдокоссоских амфорах: на острове Кос производили амфоры с более чем определенной формой ручек, тулова и венчика сосуда и из вполне определенной глины. Найденные амфоры-подделки хоть и имитировали форму, но состав глины выдавал производителя (по крайней мере, для исследователей ХХI века это понятно), пытающегося создать нечто похожее.

Согласно исследованиям погребений социальной элиты Танаиса, доложил собравшимся археолог Сергей Безуглов, она была, в основном, варварской, неразрывно связанной со степной сарматской средой. При этом городская знать восприняла многие культурные элементы и нормы, происходящие из Боспорского царства, то есть, северо-понтийской цивилизации. Однако следов погребальной индустрии, когда в массовом порядке изготовлялись склепы, расписывались саркофаги, в Танаисе не найдено. Начиная со второй половине второго века нашей эры, на восточной границе города появляются захоронения именно сарматской знати, что говорит о тесных связях обоих миров — города и степи.

Юлия Мягкова, известный донской археозоолог, на основе многолетних исследований костей животных из раскопок Танаиса представила свое видение хозяйственного уклада танаитов. По прежним находкам было ясно, что рыбной ловлей жители города занимались регулярно, но вот оно, соотношение видов рыб, тогда вылавливаемых из Мертвого Донца, бывшего в те времена основным руслом Дона: сом (свыше 65%), стерлядь (свыше 8%), сазан (7, 85%), судак (7, 56%), севрюга (5, 52%) и другие — в значительно меньшем количестве. Найдены остатки панцирей черепахи, но ее мясо неприятного вкуса, хотя в голод, возможно, питались и им.

Костей диких животных обнаружено при раскопках 14 видов. Среди них — нарастающее по векам количество костей волка, лисы, кабана, сайгака, оленя и зайца. При этом количество костей диких животных чрезвычайно мало — 0, 6% из определенных примерно 55 тысяч. Из этого напрашивается вывод, что жители Танаиса охотой занимались мало.

Что удивительно, костей собак примерно два процента от общего количества. При этом их кости разрублены также, как и кости овец, что говорит о возможном употреблении собак в пищу.

Среди крупного домашнего скота помимо костей всем известных коров попадаются кости верблюдов. Причем их количество нарастает во времени — и в четвертом веке нашей эры приближается к количеству костей свиней. Последних употребляли в пищу в большом количестве.

При этом кости коров на протяжении всей почти 800-летней истории Танаиса настолько одинаковы, что можно говорить об использовании одной и той же породы все это время. Рост коровы такой породы — 115–118 см, красная степная (современная) — на 10 см выше. Лошади согласно анализу их костных останков были низкорослые — до 130 см в холке.

Как считает археозоолог, скот горожанами, в основном, закупался, поскольку содержать его в окрестностях Танаиса было небезопасно. Сколько и кого продавали и покупали, скажет дальнейшее исследование останков животных сельскохозяйственной округи города.

Информация о новых открытиях, сделанных археологами, исследующих Танаис, прозвучала, как уже сказано, на встрече ученых в рамках проекта АрхеоSREDA — 13-й по счету.