Чем украшала себя красавица из Бургусты

очковидная-подвеска

Среди находок археологов, сделанных прошлым летом, выделяются украшения из богатого женского захоронения в кургане у местечка с названием Бургуста.

Раскопки в Красносулинском районе (под Гуковым), как водится в последнее время, были летом 2017-го спасательными: проходила замена газопровода, ведущего к газораспределительной станции.

— Нам достались одна из курганных групп, — рассказывает археолог Вера Ларенок, — получившая название Бургуста (на калмыкском языке — ивовая роща). Когда я впервые приехала на это место, меня поразил сам вид курганов.

Дело в том, что это была гряда четырех сросшихся курганов. В народе такое образование называют «верблюд». Выяснилось, что все это неспроста: курганы стали появляться в период ранней средней «бронзы» (конец третьего тысячелетия, когда здесь проживали представители катакомбной культуры). Но в ХVII веке до нашей эры (это время близко и дорого ростовчанам, ведь в это время появляется первое монументальное строение на территории города -Ливенцовская крепость) под каждой насыпью Бургусты найдено погребение, относящееся к этому времени.

Погребения ушедших в мир иной совершались в больших погребальных ямах с перекрытием из больших бревен. Зачастую на площадке перед этим перекрытием лежало жертвоприношение в виде убитой лошади или коровы. Но самым интересным оказалось погребение, находившееся в среднем кургане (№ 5) — как оказалось погребение молодой женщины. Палеоантропологи определили ее возраст — 20 лет.

Необычное заключалось в следующем: погребения этого времени довольно часто встречаются на территории Ростовской области. Как правило, это не могильники, а захоронения в курганах, и в Красносулинском районе их достаточно. Но в это время, как считалось ранее, некие элитарные признаки в ритуальном обряде (а, стало быть, и в жизни) отсутствовали. Что, как правило, находили в курганах того времени: горшочек с кашей, незатейливая подвеска из бронзы или серьга в виде колечка, встречаются отдельные бусинки. А в этом кургане встретилось нечто иное.
украшение-из-сердолика

— Наша красавица лежала на боку, — продолжила рассказ Вера Ларенок, демонстрируя снимок женского скелета. — Видите точки у нее на голове? Это остатки расшитого бисером головного убора. Вещество, из которого изготовлен бисер, похоже на фаянс.

бусы-из-бисера

Раз фаянс, значит, в местах, где его произвели, существовал обжиг (Египет, Междуречье?). На шее у красавицы было большое ожерелье, состоявшее из металлических, скорее всего, бронзовых, трубочек. На месте шеи также найдено ожерелье из камешек-сердоликов. А вдоль спины прослеживается расшивка чего-то (скорее всего, некий чехол для косы) раковинами. Причем морскими, а не речными.

И это еще не все сюрпризы этого погребения: возле локтя, судя по всему, на рукаве у женщины находился браслет-оберег из клыков собаки. Клыки совсем немаленькие, потому сначала было высказано предположение, что это клыки волка. Однако палеозоолог определил их как собачьи. Но самое замечательное археологи нашли у пояса красавицы: под ребрами виднелось нечто вроде диска. Рабочие, которые вели раскопки, предположили, что это бронзовое зеркало. Но, как оказалось (когда в лаборатории слой за слоем раскрыли чехол), это было вовсе не зеркало, а интересной формы бронзовая подвеска. Такую форму называют «очковидная».
маленькая-подвеска-сопутств

Но на большой подвеске присутствовал еще и маленькая, повторяющая ее форму. Обе подвески были соединены кожаным шнурком и удерживали косу в том самом чехле, расшитом морскими раковинами. А сама коса была до пояса, где и были найдены подвески.

Насчет того, к какому народу принадлежала молодая женщина, археологи точно ответить не могут: если предположить, что ее народ жил во времена Ливенцовской крепости, и похожие погребения распространены от Волги до Прикарпатья, можно предположить, что это выходцы с Кавказа. Химический анализ состава металла, из которого сделана подвеска, указывает на бронзу, изготовленную в предгорьях Кавказа.

О чем говорят находки из Бургусты? То, что мода на украшения существовала, похоже, всегда. Очковидные подвески известны от седьмого тысячелетия до нашей эры до десятого века нашей эры на территории от Урала до Карпат и от Кавказа до Донецкого кряжа.

Но что самое-самое интересное, что украшения использовались не только женщинами, но и мужчинами, особенно на Северном Кавказе. Скажем, в Абхазии подобные подвески служат украшением широкого мужского пояса.

О чем говорят наличие морских раковин и сердолика — понятно, что они с юга, но вовсе необязательно с Черного моря, а с Индийского океана — в том числе. Так что можно лишь предполагать широту торговых контактов того времени.

Поселений этой эпохи известно немного — под Раздорами, в районе Ливенцовки, на Свинячьем озере под Азовом найден похожий культурный слой (правда, весьма тонкий). И, казалось бы, хоронить своих покойников люди должны были неподалеку — и в могильниках. И, тем не менее, существуют курганы, которых не так много, что дает возможность предположить, что в них захоронены люди более высокого социального положения — стало быть, в эти времена и возникает тот слой общества, который мы называем «знать».

И еще один момент, заслуживающий внимания: во всех сросшихся курганов существовали погребения — кроме последнего, шестого. Он был сооружен в то же время — примерно в ХVII веке до нашей эры — но не для погребения, а для поминальных тризн и обрядов. К нему периодически приходили и приносили жертвоприношения соплеменники погребенного. Об этом свидетельствуют присутствующие под насыпью следы кострища, а сама же насыпь состояла из угольков, обломков костей животных, фрагментов разбитых горшков. И на протяжении всей эпохи бронзы (то есть, двух тысячелетий) никто никого в этот курган не хоронил. Значит, люди на протяжении многих столетий хранили в памяти значение этого места. А передаваться эта информация могла лишь из уст в уста и из поколения в поколение. И только в половецкое время на вершине кургана была сделана насыпь и сооружено половецкое святилище.