Когда актеры и народ едины

поклон

Поклон актеров после спектакля "Капризная Назик"

В народном театре Мясниковского района прошла премьера спектакля «Капризная Назик (Кто работает, тот и ест)». И, казалось бы, что в этом особенного — этот театр выпускает премьеры регулярно. Но пьеса игралась не только на местном диалекте, многие слова которого стали подзабывать и сами жители района. В основу спектакля легка сказка донских армян — из тех, что собрал фольклорист Айк Согомонян.

перед-спектаклем2-1

Перед спектаклем: прогоняем сцену

перед-спектаклем3

Перед спектаклем настрой боевой!

Премьера была долгожданной: более 30 лет назад постановку по этой сказке уже видели жители Чалтыря и окрестных сел. Если о содержании вкратце — то это «укрощение строптивой, а, точнее, капризной, по-армянски». И все эти годы слышались просьбы спектакль возобновить. И вот он возродился, правда, свадебный обряд, воспроизведенный на сцене во всех подробностях во втором акте, в том первом спектакле давался в уж совсем кратком варианте. Почему сегодня его решили дать столько подробно, и рассказал режиссер-постановщик «Капризной Назик» Хачатур Хатламаджиян.

Ее и репетировать не было нужды

Но сначала о самом обряде. Вот на сцене девушка-невеста, которую окружают ее подруги, прихорашивая ее перед явлением жениху и гостям. При этом звучат песни, которые они поют — да еще как звонко и мощно! «И это не какие-нибудь приглашенные из ансамбля вокалистки, а наши студийки», — с гордостью комментирует Хачатур. Вот родители невесты (их роли исполняют Андрей Согомонян и Джульетта Пудеян), которые в танце ставят на свадебный стол свечи, обернутые красными лентами. Эти свечи, объяснили после спектакля, уносит в дом жениха обязательно сопровождающий жениха мальчик (хачлы), а потом они зажигаются при крещении первенца семьи.

священник-и-жених-с-невесто

Один из моментов "сценической свадьбы"

Раньше, по словам «народных актеров», стол на свадьбе в конце ХIХ века не ломится так, как сегодня: все-таки жили люди поскромней. На столе, как правило, стояли кисель, холодец, домашняя халва, молочная рисовая каша (гатнабур). Сегодня же здесь должны стоять не менее 16 только мясных закусок.

Живая-музыка---ансамбль-Дав

В спектакле живая-музыка в исполнении ансамбля "Давул зурна"

На сцене — артисты муниципального ансамбля «Давул-зурна» Артур Багаджиян, Амбарцум Хатламаджиян, Асватур Килафян: то есть, звучит живая музыка (на всякий случай записанная, если по какой-то причине музыканты не смогут принять участие в следующем представлении). Причем каждое явление на свадьбе сопровождается своей мелодией — и выход невесты, и появление жениха, и тот самый карнавальный момент, когда танцуют переодетая женихом девушка из подруг невесты, а саму невесту изображает переодетый в женское платье парень. В сцене свадьбы можно было увидеть даже тот танец, который называется «танцем старшей тети» — женщины, как правило, немалых форм, обязательный на армянской свадьбе. В спектакле этот танец исполняла Зинаида Берекчиян — и с такой грацией, что вызвала шквал аплодисментов.

танцует-старшая-тетя---Зина

Танцует старшая тетя-Зинаида Берекчиян

В танцах на свадьбе происходит одаривание невесты будущими родственниками (в спектакле на Назик (Лидия Поркшеян) надевают золотые украшения), одаривание всех подарками, которые должны заранее приготовить сама невеста. Ну, естественно, карманы зурначей тоже наполняются деньгами. А какая свадьба без драки: гость заказывает одну мелодию, другому гостю хочется услышать другую — и пошла писать губерния! А драка-то на сцене самая настоящая, которую и разнимают по-настоящему, при этом все остаются довольными.

Уход молодых в дом жениха — это тоже целое представление: сопровождающая молодых мужа и жену процессия кидает вверх подушки. Именно эти подушки также должна сотворить своими руками невеста. Они просто обязаны быть очень нарядными (атласные с кружевами) — как мечты о будущей красивой замужней жизни. И, ни дай Бог, уронить такую на пол, сразу же такой неловкий человек заслужит порицание: невеста-то старалась, а ты что делаешь?!…

Но самое в этом деле невероятное заключается в том, что репетировали эту большую массовую сцену меньше всего. «А что тут репетировать?! — смеется исполнитель роли Саркиса (отца) Андрей Согомонян. — Все же через это прошли, все знают, чем каждый на свадьбе занимается».

30 лет назад

Стоит ли говорить, что билеты на премьеру этого спектакля 30-летней давности жители Чалтыря, что называется, «отрывали с руками». Да и на нынешней премьере к 19.00 все места в зале были заняты — то есть, за полчаса до начала спектакля. А сколько было обиженных, кому билетов не досталось?!…

А на те представления 30 лет назад приходилось вызывать наряд милиции, чтобы хоть как-то привести в чувство толпу зрителей, стремящуюся попасть в зрительный зал, числом вдвое или даже втрое превышавшую количество мест. Но и это еще не все: на одном из спектаклей дверь в зрительный зал закрыли, засунув в ее ручку швабру, так зрители вынесли дверь вместе с ней, и поговаривают, что этому не противились сотрудники райкома партии, которые обиделись, что и им билетов не досталось. А руководители творческой лаборатории режиссеров народных театров, которую проводило тогда Ростовское отделение ВТО (нынешний СТД), посмотрев спектакль, даже предложили Ольге Хошафян (Назик), ученице 10 класса, поступать в театральный институт, настолько органично девушка существовала на сцене.

Актеры и роли

Некоторые женские костюмы на сцене — яркие платья из цветной материи на подружках невесты — шил своими руками Хачатур Хатламаджиян. То есть, ко всем его достоинствам (а попробуй поруководи театром более 50 лет!) прибавляется и еще искусство портного и закройщика. «Когда все делаешь сам, можно не думать, а верно ли это сделают другие, подойдет это спектаклю или нет», — объясняет так свои умения режиссер. Сочинил все костюмы к «Капризной Назик» постоянный художник театра Тигран Карташян.

Актеры в этом театре вообще удивительные. Тот же Андрей Согомонян, игравший в спектакле отца Назик, почти 50 лет назад был Павкой Корчагиным в спектакле «Драматическая песня» (тогда — ученик 10-го класса) и с той поры играет в спектаклях этого народного театра постоянно. Ничего удивительного не было бы в этом, если бы он продолжал жить в Чалтыре. Но Андрей нынче живет в донской столице, являясь главным инженером одного из ростовских предприятий, но продолжает ездить в Чалтырь на репетиции и на спектакли. А одна из актрис, мать двоих детей, заключила с мужем, пристрастного к таким мужским забавам, как охота и рыболовство, договор насчет того, что каждый из них уважает увлечение другого и не мешает заниматься любимым делом.

Как выясняется, многие уважаемые нынче в районе люди прошли через театр. Среди них — много предпринимателей. «Вам не надо помочь?» — традиционный вопрос, который слышит Хачатур. И — еще, слышимое довольно часто: «Увидели бы вы меня здесь, если бы мой сын не играл в театре?!” На место слова «сын» в ряде случаев можно смело поставить и «внук».

Корни

А началось все в 1911 году, когда группа чалтырской интеллигенции, разбивая стереотип, что театр — явление сугубо городское, решила создать у себя в селе народный театр (сегодня — один из старейших в стране). В России шла Гражданская война, потом настало время индустриализации и коллективизации, случилась такая беда, как Великая Отечественная, а театр все это время показывал землякам свои спектакли, прервавшись разве что на время фашистской оккупации. «Да, да, — утверждает Хачатур, — мужчины были на фронте, а женщины надевали мужские костюмы и выходили на сцену».

совсем-молодой-Хачатур-с-уч

Хачатур Хатламаджиян (крайний справа) с участниками спектакля "Магда", 1973 год

Да разве только дело в театре? Что же это за народ такой, из которого не только актеров (а самый известный «таможенник» России Павел Луспекаев — родом из Больших Салов, что неподалеку от Чалтыря. И актера Тусузова из Театра Сатиры знала вся страна, а уж родоначальник всех этих «Бродячих собак» да «Приютов комедиантов» Никита Балиев — тоже наш, из нахичеванских Балиевых), но и художников вышло столько, что, по утверждению искусствоведа Валерия Рязанова, на хорошую европейскую страну хватит?!…

Хранители

Здесь переиграли всю армянскую классику. В советские времена ставились и идеологически выдержанные спектакли, но к слову, и эти постановки шли не только на русском, но и на армянском языке. Небольшое уточнение — на языке местном, а с ним вот что получается. Сегодня в селах района много приезжих, а они особенностей местного языка не понимают.

— Мы, — говорят студийцы, — говорим на языке восточных армян, а литературный армянский язык — это язык армян западных.

— Нас понимают в Сочи, в Адлере, даже во Франции, — утверждает Андрей Согомонян. — Еще до 1950-х армянский язык, тот литературный, преподавался в наших школах, и все предметы тогда шли на этом армянском.

режиссер-Хачатур-Хатламаджи

Режиссер Хачатур Хатламаджиян во время спектакля "Капризная Назик"

— А наш язык как бы неофициальный, — продолжает Хачатур. — И, играя на нем, мы все время подтверждаем его существование и утверждаем его значение. И, используя его, стараемся избавиться от привнесенных в него не армянских слов.

Зал понимал речь на сцене, но не до конца: довелось услышать, как сидящая рядом пожилая женщина переводила кое-что находившемуся с ней мальчугану лет семи-восьми.

— Вот для этого мы и сделали словарик со словами, которые порой и нам казались незнакомыми. А сколько в сказке было поговорок, которые уже никто не помнит! Если перевести на армянский литературный, уж совсем не «в десятку» будет! — и Хачатур протягивает программку, где действительно напечатаны 39 слов с их переводом.

— И то, что молодежь уже использует эти слова, наша маленькая победа, — подхватывает Андрей.

Если и есть где в Ростовской области настоящий народный театр, так это здесь, на чалтырской земле. Давно уже не доводилось видеть такого единения тех, кто играл на сцене (а, точнее, проживал там, в том числе, и свою жизнь), и тех, кто сидел в зале. Их объединяли единые ценности, которые и составляют основу того, что называется коротко и ясно — «народ».

Хачатур Хатламаджиян пришел в народный театр Мясниковского района Ростовской области в 1965 году. Руководил коллективом неофициально, с 1968 года — официально, поучившись на курсах при Ростовском отделении ВТО. В 1979 году окончил Театральное училище имени Б. В. Щукина.