Свой среди своих: разговор с директором школы на «полях» форума

1-1

Участники фестиваля "Мы - разные, но мы - вместе", проведенного в ростовской школе № 105

Донской минобр решил объединить все положительные проекты и практики межкультурных коммуникаций и выработать стратегию и тактику работы с детьми, которые приехали на Дон со своими родителями — мигрантами из других стран и переселенцами из иных субъектов Российской Федерации — и сегодня обучаются в школах области. Форум, на котором это произошло, получил название «Свой среди своих. Дон гостеприимный» и прошел в поселке Персиановский Октябрьского района.
По словам эксперта форума Анны Остапенко, проблема «вживаемости» приезжих в социум страны, выбранной постоянным местом жительства, существует во всем мире. И сегодня в донских школах, считает эксперт, необходимо обратить внимание на то, чтобы сделать комфортным пребывание таких детей в учебных заведениях. Этот форум и дает возможность обсудить проблемы, до которых из-за ежедневной суеты у учителей, может быть, не доходят руки, а для детей они важны. Из школ, где наработан опыт работы с детьми мигрантов, выделяется ростовская 105-я. Об этом и состоялся разговор с директором этого учебного заведения Натальей Приходько.

Приходько-Наталья-Владимиро

Директор ростовской школы № 105 Приходько Наталья Владимировна на форуме "Свой среди своих. Дон гостеприимный"

— Как вы — даже не хочется говорить «работаете» — живете с тем, что у вас в школе, как минимум, половина детей, которые с родителями приехали «издалека»? Как их учите, если, вспоминаются слова одной из учительниц, «порой в классе из русских только я и учебник русского языка»?

— По-русски они говорят уже неплохо. На протяжении последних лет с этим нет проблем.

— Даже когда они только пришли в школу?

— Сегодня мигранты уже немного другие, чем еще семь-восемь лет назад. Сегодня они уже более ассимилированы в языке – либо эти ребята уже родились здесь, либо приехали с семьями, которые русский язык знают. И немало случаев, когда родители плохо владеют языком, а дети на бытовом уровне «хватают» его очень быстро. Но изучение русского языка как предмета остается проблемой: например, ребенок не может подбирать однокоренные слова русского языка, чтобы проверить написание гласной буквы и так далее. Но тут — только тренировки и тренировки, правильные методики и растворение в языковой среде.

— И терпение учителя!

— И терпение, и понимание того, как трудно ребенку! Ведь наша программа по литературе начинается с ХVII века, и много там устаревших вещей, которых они вообще не понимают. Но выучивают замечательно! Мы должны понимать и принимать эти ошибки, исправлять их и заставлять думать. Но дети-то разные! Кто-то учится хорошо, а кто-то — не очень старается. Но неоспоримым фактом является следующее: кто учится в другой языковой среде, развивается лучше своих сверстников — у них уже мозг устроен по-другому, они просто вынуждены, пусть на интуитивном уровне, но анализировать все вокруг.

— У вас в школе есть этому примеры?

— У нас девочка-киргизка окончила школу с золотой медалью. Но приехала-то она с родителями из своей страны, вообще не говоря по-русски. Она поступила на факультет иностранных языков Южного федерального университета на отделение английского языка. То есть, она уже знает три языка. И, думаю, что это для нее не предел. Не могу сказать, что это массовое явление, но такие случаи нередки.

— И все-таки — о ваших методиках.

— Та же Нелли Васильевна, которую вы вспомнили в начале разговора, постоянно готовит ребят для участия в конкурсах Донской академии юных исследователей и для  выступлений на краеведческих конференциях. Дети погружаются в произведения донской литературы. И она всегда для выступлений выбирает нерусских ребят. Они через изучение диалектов, быта как-то проникаются нашей культурой, у них рождается интерес. Понятно, что язык им неродной, но они анализируют, собирают лексику.

— А оказывает ли это влияние на их окружение? На родителей, например?

— Мы очень надеемся на это. С детьми легче работать, чем с их родителями — причем как с нерусскими, так и с русскими, с их настроениями типа «понаехали тут». И с этим нужно бороться, снимать накал этих нехороших страстей. Гнев никогда не породит добро. А мы — хотим этого или нет — должны жить одной семьей. Дети ведь все равно являются представителями другой культуры. Они другие, но они должны нас понимать, принимать, и в принципе они это и делают. Когда на уроке, посвященном войне 1812 года, я спрашиваю, кто победил в этой войне, весь класс, все ребята — и смуглые, и с иным, чем у нас, разрезом глаз — кричат: «Мы победили!»

— А проект «150 культур народов Дона» у вас школе идет?

— Да, причем так интересно. Мы уже изучали культуру народов Дагестана, что было очень любопытно для всех, правда, самих выходцев из этой республики у нас маловато. На второй год мы «стали» киргизами. Но тут почти ничего для нас нового не было, поскольку выходцев из Киргизии у нас в школе много, и мы дружим с их диаспорой.

— А что-нибудь этакое свое в рамках этого проекта придумали?

— Конечно! Ведь неинтересно повторяться: кроме участия в мастер-классах, изготовления кукол, постановок сказок мы проводим конференции. Причем на уровне малышей это презентации рассказов по разным темам — кухни, танцев, костюмов, природы. Ребята повзрослей делают научные доклады — по истории стран, по взаимоотношениях одних народов с другими. В этом году мы выбрали корейскую культуру, познакомились с корейским культурным центром. Среди учеников-корейцев нашли мальчика, который несколько лет жил в Сеуле. То есть, для нашей школы 150 культур народов Дона — это культуры наших учеников.