Ох, уж эта Настя!

5 — копия-min

Анастасия Валуйская

Творить образы при помощи фантазии, иглы и тканей эта мастерица мечтала с детства. Создать базу для реализации своей мечты ей удалось во время двух отпусков по уходу за детьми.

7-min

В профессию — с детства

Зовут нашу героиню Валуйская Анастасия Александровна. Она никогда не сомневалась — кем быть: все возможные кружки в округе, связанные с шитьем, были ее. Так что прямая дорога была ей после девятого класса в профлицей № 21: хотелось поскорей погрузиться в мир шитья профессионально, да и необходимость зарабатывать встала перед ней пораньше, чем у детей из других семей. Ну и проверить себя хотелось — на что способна.

Учеба шла настолько легко и с интересом, что после окончания она уже знала, где будет работать: директор лицея «сосватала» ее в Дом моды «Золотой силуэт». Его директора Янкову Валентину Александровну Анастасия до сих пор вспоминает с благодарностью.

— Мы шили свадебные и вечерние платья, — рассказывала Анастасия во время встречи в ее нынешней мастерской, все время что-то сооружая из ленточек, в итоге чего получался очередной цветок. Как выяснилось позже, такие цветы будут украшать костюмы девочек из танцевального ансамбля.

Именно в «Золотом силуэте» Настя и прикоснулась к возможности создавать то, что может представить с помощью одежды человека наилучшим образом, то есть, к своей мечте — это в 18 лет! Три года в этом Доме мод стали хорошей школой: в это время было и конкурс с участием Юдашкина и многое другое.

Работа как второй ребенок

А потом было замужество, за которым последовал декрет и отпуск по уходу за ребенком. Однако мало ей оказалось простого материнского счастья. «Работа — это моя жизнь, считайте, тоже мой ребенок», — объясняла такое положение дел Анастасия, продолжая творить воздушно-прекрасные цветы.

Опыта у нее в профессии было уже достаточно, а вот опыта в организации дела не было вовсе. Лучшая подружка Оксана в этом плане оказалась поопытней: она была знакома с бухгалтерией, но также сидела дома с ребенком. Когда мамочки собираются вместе, они представляют собой силу страшную. Подруги получили помощь для организации своего малого бизнеса, поскольку работали в приоритетном направлении (легпром в варианте индпошива), составив бизнес-план, защитив его и получив на первых порах 50 рублей тысяч.

Созданное малое швейное производство занималось ремонтом одежды и индпошивом. Что касается бюджета, то с первого дня работы подруги никогда «в минусах» не бывали: работало сарафанное радио отлично. Как выяснилось, тот самый индивидуальный пошив востребован — да еще как! Не всех удовлетворяет то, что продается в магазинах.

Оксана, ведя дела, под руководством Насти училась и выучилась на более чем хорошего мастера швейного дела. И для Насти она и тогда, и теперь — это правая рука.

Школа кутюрье

Но все-таки главной целью Насти было создание нарядов в прямом смысле слова — для фигуристов, танцоров, циркачей, бальников. Поначалу подруги «общили» один детский танцевальный коллектив, после чего стали обращаться к ним и другие танцоры.

А жила Настя в Ростове на Западном и до мастерской, которая и сегодня располагается на Текучева, ей было добираться далековато. Ну и почему бы, подумала она, не открыть филиал и неподалеку от дома. Так появилась своя школа кройки и шитья детского творчества, словом, школа кутюрье.

Для ее открытия Настя прошла курсы по ведению бизнеса для женщин в отпуске по уходу за ребенком, предложенные ей в службе занятости, в итоге защитив бизнес-план и получив субсидию.

Найдено было и арендовано помещение для школы, закуплено оборудование. Детей в микрорайоне оказалось много, желающих научиться шить среди них также немало. До сих пор многие родители по-хорошему консервативны, считая, что девочки должны уметь держать иголку в руках, да и усидчивость и работоспособность шитье воспитывает. Потому привозили детей к Насте и из других районов города.

Учила она ребят (попадались среди учеников и мальчики!) пошагово: создавался сначала эскиз на бумаге, допустим, сумки — какой вы хотите ее видеть. Некоторые даже не понимали, что от них хотят. Настя терпеливо объясняла, как создавать образ и воплощать его в жизнь: та же сумка может выглядеть и как собачка, и как кенгуру. В ход шли всякие кусочки, тесемочки, пуговки, которых у Анастасии накопилось достаточно и для развития фантазий которые подходили как нельзя лучше. С Настей работали еще два мастера, так что можно говорить о создании еще двух рабочих мест.

А насчет кропотливости, так начальный курс обучения только стежкам длился месяц: в обычных школах, где осталось рукоделие, так не учат. А потом начиналось творчество: если это был Хэллоуин, то создавались костюмы к этому празднику. Под костюмы сочинялись макияжи, прически — в итоге рождался образ. Занятия оказались настолько увлекательными, что многие девочки просили родителей покупать им не новые телефоны, а швейные машинки. Более того, сами откладывали на это собственные карманные деньги. Семилетние девчушки шили себе платья, рюкзаки, сложные пеналы, брюки и юбки. И тут нужно заметить, что и преподавание, и работа в мастерских шли параллельно, так что более 30 учеников обучать не получалось.

Работа как спасение

В один непрекрасный день все это закончилось. Школа перестала работать из-за болезни Насти, да и в личной жизни у нее начались проблемы. Тут и выяснилось, что двигателем всего обучения была именно она. Закрывала Настя Валуйская школу со слезами на глазах. Но это было необходимо, чтобы прийти в себя. Пришлось даже часть оборудования продать.

Вынужденный простой длился полгода, на большее ее не хватило. Но и в те времена она не могла без работы — дома-то комплект швейного оборудования оставался. Но шить дома было сложно — семья все-таки (а подоспело и второе замужество) требовала и внимания, и квадратных метров, пришлось снять подвал под мастерскую. Второй муж, оказавшийся мужчиной «с руками», привел этот подвал в порядок. Так что мастерская у Анастасии сейчас — загляденье: поднятый пол отсекает подвальную сырость, в подвесном потолке — светильники, в кладовках — рулоны материи, в стенах — полочки и шкафчики, где сосредоточено главное богатство — ленточки, разноцветные лоскутки материй, пуговицы, катушки с нитками и прочие мелочи, так греющие душу человеку, хоть раз прикоснувшемуся к миру шитья. А рабочее место — это четыре машинки: оверлок, плоскошовная запошивочная, бытовая машинка и прямострочная.

Сегодня у нее много работы, той самой, о которой мечтала — с постоянными сроками по принципу «чем быстрей, тем лучше, обратиться больше не к кому» и так далее. И кто только к ней не обращается — вплоть до киношников, благо съемок в Ростове нынче «выше крыши».

Работает же Настя сегодня по принципу: или доверяете, или — нет, поскольку сил даже в одно изделие вкладывается много. Впрочем, очередь из клиентов говорит о том, что не верящих в ее способность создавать образы крайне мало.