Поленов. И этим сказано все!

Московский дворик

Великий "Московский дворик". А ведь еще извинялся, что, мол, такую небольшую работу на выставку принес. В следующий раз постарается сделать нечто побольше.

Да, не такой масштабный и эпохальный, как любимый Серов. Да, не такой феерический, как Айвазовский, и все-таки по менее известный чем, «наше реалистическое все» Репин. Но — Поленов!

заросший-пруд

Заросший пруд

Тот самый человек, который привнес в изображение русского пейзажа такую лирику и глубину, такую простоту и скромность, что произвел настоящую революцию среди «ботанических утр в сосновом лесу» и «сосен во ржи» — да не обидится на автора этих строк монументальный Шишкин.

Старая-мальница

Старая мельница

Да, выставка на Крымском валу масштабом уступает всем предыдущим русским титанам живописи (а также «Некоему 1917-му»), но хочется ходить и ходить среди этих небольших картин, так вбирающих в себя душу зрителя.

Христос-и-грешница

Христос и грешница

И понятно становится, почему за «Христоса и грешницу» так боролись великие князья (все-таки художественный вкус у Романовых был в генах), а победил Александр III (и размер картины здесь вовсе не имел значения). И понятно, почему школьников сюда водят толпами (чтобы знали, на чем стоим!). в люди старшего поколения приходят сами и стоят в очереди на морозе — пусть и не на таком, как был во времена выставки Серова.

портрет-Репина

А портрет друга Репина так лучше никто и не нарисовал

И еще одна деталь: рядом с дорогущим каталогом выставки лежит увидевшая таки свет книга ростовского автора Марка Копшицера “Поленов” – при жизни ростовчанина не изданная (довелось прочитать ее в электронном варианте), но сегодня доступная каждому. Вот так – кто вспомнит имена многочисленных членов ростовской организации  Союза писателей СССР, травивших Копшицера, а имя Марка – вот оно, рядом с одним из величайших мировых брендов. Не это ли называется бессмертием?!…