Я выбрал фронт

Иван Язев Автопортрет-min

Иван Язев. Автопортрет.

Его похоронили как солдата — как он и завещал: с оружейными залпами под красной звездой в его родной станице Романовской. Его похоронили как казака — в родной земле, привезя гроб с телом из Москвы, где прожил он свои последние десятилетия. Его похоронили как художника, единственного в стране тогда, после войны, имеющего орден Александра Невского.

Родная “Грековка”

А родился он в год, который сегодня считают рубежом веков — 1914-м 27 августа. По снимку и видно, что казак — чубатый, смуглый, черты лица крупные, характер веселый. Как научился рисовать, да, пожалуй, никто и не вспомнит: а сам он вспоминает, как поступил (1931 год) и учился в Ростовском художественно-педагогическом художественном техникуме (нынче знаменитой «Грековке»), куда и сегодня едут учиться как в лучшее художественное училище юга страны.

Жили впроголодь — на стипендию в 30 рублей не разгуляешься, но студентам с Северного Кавказа, которым государство «прожиточный минимум» выдавало поболе — аж 50 рублей — не завидовали. Пожалуй, даже жалели и помогали как могли.

После техникума где работать — ну, конечно же, в Ростовском Товариществе художников «РОСТИЗО», где делали все — вплоть до, помните, как у Маяковского — «улицы-наши палитры»!… Много у него было учителей в техникуме, но последним благословляющим жестом стал переданный ему лист торшона Марией Михайловной Чиненовой (жены того самого Чиненова, основателя художественных классов, из которых и вышло все донское художественное образование). Она подошла со словами: «Ваня, я знаю, ты собираешься в Москву поступать в институт. Возьми этот лист (торшон — бумага для акварели — прим. ред), пусть он принесет тебе успех».

Так с этим листом в 1938 году он и уехал в Москву.

Язев-и-Лень-1930-е

Иван Язев и Александр Лень. 1930-е

Прерванный полет

И поначалу вроде бы повезло: принимая в Институт имени Сурикова знаменитый Грабарь, рассматривая его рисунки, говорил: «Хорошо учат у нас на Дону!…” А потом довелось учиться у двух Александров — Дейнеки и Лентулова… И тут — война, которая застала в Крыму.

Иван Язев Морской пейзаж-min

Иван Язев. Морской пейзаж.

Вернувшись в Москву, он попал в запасной полк. Туда направляли группы неокончивших вуз студентов. Московским давали право с институтом эвакуироваться. Особенно старшекурсникам. «Я не был женат, — вспоминал Иван Андреевич, — ни отца, ни матери у меня не было. Шла война. И, может быть, это громко сказано, но чувство патриотизма не позволило мне поехать в тыл. Я выбрал фронт. До этого окончил еще два курса института иностранных языков (немецкий язык). Был старостой группы, учился до одури, не досыпал. Мне говорили: «Ну, ты и шпаришь по-немецки во сне!…Потом это пригодилось.

Из запасного полка меня взяли в пехотное училище в Ярославль. Учились 3,5 месяца, потом — звание лейтенанта…. И осенью в сентябре уже пешком на Иваново шли…

Нам не объясняли обстановки… Приехали в Малую Вишеру — как резерв на Ленинградском направлении. А тут — сам фронт: и в штыковую, и в рукопашную приходилось ходить. Не часто, но приходилось: и тут либо он — тебя, либо ты — его… Немецкий пригодился, я сам допрашивал потом некоторых….

В плен попал он не один — вместе с целой дивизией… Пытались прорваться. Там, в болотах их и взяли. Восемь дней ничего не ели, где-то валялись битые лошади, люди, вода была — не поймешь какая… И все это готовили кое-как и ели… И из кожи конской научились многое варить…

Опять в строю

Пленных долго перегоняли из места в место… Потом привезли к Смоленску, а Сталинград был уже окружен. «А мы не знали…- это опять из воспоминаний Язева. — Постепенно оказались у Миллерова… Прямо под пулями гнали чистить окопы. 15 января нас погнали на Красновку, а это уже Ростовская область — на Ворошиловград (нынче Луганск — прим. автора). Утром налетели наши. Смотрим: лежат побитые все — и немцы, и свои. Ну, мы и побежали…

Наши армейцы нас приняли. Накормили и на сборный пункт, на проверку, пришлось писать автобиографию. 90% бывшим пленным, если не ошибаюсь, вернули и звание, и оружие.

Потому, наверно, когда кто-то вспоминал про штрафбаты, белел лицом смуглый казак и не разговаривал больше с этим человеком.

А дальше опять война… Закончил ее с четырьмя ранениями в звании гвардии капитана. После тяжелого ранения под Веной привезли в Братиславу…. Ранение оказалось тяжелым, осколок задержался возле тазобедренного с устава. Должны были перерезать связки, но оперировать не стали. Просто не успели…

Орден

орден-min

Орден Александра Невского

Командовал Иван Язев стрелковым батальоном уже в чине капитана, получил в числе прочих орден Александра Невского. «А орден Отечественной войны и орден Красного Знамени, — всегда посмеивался он, — где-то затерялись». Но другие награды никуда от него не ушли: а это орден Отечественной войны I-й степени, медали «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены»,«За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Как далась ему Вена эта, уже сказано. Но про орден Александра Невского нужно сказать особо.

Среди советских наград времен Великой Отечественной войны есть много орденов и медалей, которых удостоены миллионы граждан СССР. Есть среди них редкие, например, орден Александра Невского, учреждённый в 1942 году. Он появился для награждения командного состава за выдающиеся заслуги в организации и руководстве боевыми операциями. Это был младший из «полководческих» орденов и единственный, у которого только одна степень.

За подвиги в период Великой Отечественной войны орденом Александра Невского наградили чуть более 42 тыс. человек. Он является единственной наградой, существовавшей (с определёнными изменениями) в наградных системах Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации.

Орден вручался почти вдвое чаще, чем все остальные «полководческие» ордена вместе взятые. Несмотря на это, обладатели его «военного варианта» встречались после Победы гораздо реже, чем владельцы орденов Кутузова, Суворова… И объясняется их частой гибелью в последующих боях: ведь награждались этим орденом не только за стратегическое мышление, но и за храбрость.

Выписка из представления к награждению.

Командир стрелкового батальона 179-го гвардейского стрелкового Ниже-Днестровского полка 59-й гвардейской стрелковой Краматорской краснознаменной Ордена Ленина, Суворова, Ордена Богдана Хмельницкого дивизии Язев Иван Андреевич представляется к ордену Александра Невского…….

В боях с немецкими захватчиками на высоте № 198 в районе станции Кёрнье (Венгрия) тов. Язев умелым командованием обеспечил успешное выполнение боевой задачи, проявив при этом храбрость и отвагу… Противник оказывал упорное сопротивление. Четко организовав взаимодействие пехоты с пулеметными и минометными ротами, а также с полковой артиллерией, тов. Язев подавил огневое сопротивление противника. Скрытно вывел он стрелковую роту на фланг противника и нанес стремительный фланговый удар, вынудив противника к отходу под сильным пулеметным и минометным огнем. При этом противник понес большие потери. Умелый прорыв обороны противника на участке тов. Язева дал возможность быстро выбить врага из сильно укрепленного рубежа.

15 марта 1945 года.

Так  художник (помогли математические способности!) Иван Андреевич Язев, казак станицы Романовской, стал единственным художником среди более чем 42 тысяч награжденных этим орденом.

После войны

Иван Язев МСИИД-min

Иван Язев. Пезаж. МСИИД

Окончив институт, он остался жить в Москве. И, пожалуй, не было его земляка, жителя Дона, который приезжая в первопрестольную, не получал временное пристанище в его квартире, а то порой и обнаруживал у себя в кармане «трешку» на «поддержание штанов».

Язев Иван Андреевич (Россия, 1914-2011) «Паром на реке Дон» 1953-min

Иван Язев. «Паром на реке Дон» 1953.

И еще — в его послевоенных картинах нельзя обнаружить военные сюжеты, хотя, казалось, с такой богатой военной биографией их могло быть с лихвой. Уж очень, должно быть, хотелось забыть то страшное нечеловеческое, от него по-другому, видимо, избавиться было нельзя.

Он часто ездил по стране, побывав в многочисленных творческих поездках на Волго-Донском канале, в Грузии, Армении, Киргизии. Точны и выразительны его портреты — как простых людей, так и писателей, художников, ученых.

«Художник ушедшей эпохи» — так называлась выставка, к 100-летию художника устроенная Ростовским областным музеем изобразительным искусств и Волгодонским эколого-историческим музеем, который обладает 275 подаренными работами мастера.

Остается лишь добавить, что в каждой работе Ивана Язева, будь то масштабное произведение или небольшой этюд, обязательно присутствует настроение — точно переданное состояние природы или души человека. Потому-то и находятся его произведения не только в донским музеях, но и многих других музеях страны.