Обман на обман или Кто кого обманул под Рождество

колядующие1

Спектакль начинается с колядок

Казалось бы, что нового можно придумать в таком известнейшем сюжете Гоголя, как в «Ночи под Рождество»? Оказывается, можно — на то она и классика, главное, чтобы не получилось «золотой яблоньки с золотыми грушами». В премьере Шахтинского драматического театра (постановка режиссера Романа Родницкого) так не получилось: предложенная идея оказалась абсолютно в русле гоголевских фантасмагорий.

Оксана-и-Вакула

Оксана (Ангелина Торощина) и Вакула (Николай Фомин)

На сцене — все как положено: занесенная снегом Диканька, Вакула (Николай Фомин), «малюющий» очередную икону, колядующие хуторяне, и Оксана (Ангелина Торощина) — красавица, и перепуганная Солоха (Наталья Маслова), прячущая в мешки непрошенных гостей, и повизгивающий Черт (Валентина Родницкая). Все — так, да не совсем.

Матушка-то-не-настоящая

"Матушка"-то-не-настоящая...

На то он и черт, чтобы обманывать всех и вся: да не летал никто в Петербург, и царица-матушка — не более чем кукла-марионетка, спущенная с потолка, а кланяющиеся запорожцы, отводя в стороны свои широченные шаровары — ну, чем не фрейлины?! Словом, все морок — но как сделанный!

Вот где пригодились медиа-штучки, полученные театром в рамках гранта «Культура малой родины»: проецируемые на задник интерьеры парадной лестницы Зимнего дворца, его роскошно расписанные потолки у кого угодно создадут впечатление присутствие в царской резиденции.

Солоха-Наталья-Маслова-и-Го

Солоха-Наталья Маслова и Голова - Юрий Салтанов: у каждого своя жизнь

Так что «обман за обман»: ты не подписал контракт по продаже души, ну и зачем тебе Питер с царицыными черевичками? Однако вот они — на веревочке болтаются, поблескивают неестественной позолотой. Отдай намалеванную икону, подпиши контракт — и черевички твои! А тут Оксана вмешивается: мол, не нужны ей туфельки, она и так согласна. Да и петух закричал вместе с поднимающимся солнцем. Ночь заканчивается, здравствуй, счастье!

Тут и сказке конец со всеми полагающимися песнями.

Черт-Валентина-Родницкая

Черт-Валентина Родницкая

Особенно в спектакле хорош Черт — тоненький, юркий, визгливый — как и полагается, с маленьким пятачком. Ну и черным цилиндром — нужно же чем-то отличаться от поселян и поселянок. А как хороша снежная вьюга, устроенная теми же медиа-проекциями! Словом, на сцене настоящая сказка, даже сказка в квадрате, поскольку обмана-то два.