Чайное воспитание

самовары1

Фото с выставки Азовского музея-заповедника

Чай — напиток, который завоевал весь мир. Сегодня о традициях его употребления рассказывают в двух донских музеях — Азовском историко-археологическом и палеонтологическом музее-заповеднике и музее русско-армянской дружбы (филиал Ростовского областного музея краеведения). «Живой Ростов» выслушал сотрудников обоих «храмов муз»

ложечки1

Фото с выставки Азовского музея-заповедника

Пейте чай, мой друг старинный

В Азовском музее-заповеднике работает выставка, посвященная одному из самых древних и любимых напитков — чаю. Более 400 предметов знакомят с удивительной историей появления и распространения элитного восточного товара, рассказывают о формировании обычаев и традиций, связанных с русской культурой чаепития.

Образцы тарной упаковки и емкости для хранения сухой заварки, предметы сервировки стола и инструменты для колки сахара, приборы для кипячения воды и самоварные аксессуары наглядно демонстрируют многообразие форм и материалов, используемых в и материалов, используемых в чайной теме в XIX — XX веках.

Изысканный фарфор и вычурный фаянс, благородная медь и сияющий мельхиор, высокопробное серебро и изящное фраже (столовые ножи и вилки из неблагородных металлов, покрытые серебром — прим. ред.) напоминают о душевной атмосфере старинного русского чаепития.

Сотрудники музея приглашают истинных ценителей прекрасного и настоящих поклонников восточного напитка приобщиться к удивительной культуре чайной церемонии, открыть секреты традиционного русского этикета.

Выставка будет работать до 1 октября 2020 года.

Без самовара — никуда

По словам заведующей отделом «Музей русско-армянской дружбы» Маргариты Соколовой, Нахичевань-на-Дону отличалась даже от соседнего Ростова необычными бытовыми традициями. Нахичеванцы, куда бы они не отправлялись (на тот же пикник!), всегда брали с собой самовар, поскольку он был неотъемлемой частью нахичеванского быта. Кстати, в нахичеванских парках знали об этой традиции, и туда, как правило, со своим самоваром не пускали.

Стоит вспомнить, что нахичеванцы долго соблюдали патриархальные традиции: в домах, к примеру, сохранялись женские и мужские половины. Самовар оставался частью домашнего очага, частью души каждой хозяйки. А нахичеванские дамы были женщинами разговорчивыми. У самовара всегда обсуждались самые свежие городские новости в кругу близких родственниц или подруг.

Если в гости приходили женщины, перед которыми хозяйка хотела похвалиться, то на стол выставлялось огромное количество видов варенья. Рецепты были удивительными и передавались по наследству.

Чай заваривался разный: листовой — когда намечался домашний вечер, в начале ХХ века уже с танцами и музыкальными номерами. Но была в Нахичевани еще одна традиция: жители города пили чай, который назывался «калмычок».

За мисочкой чая

Покупался этот плиточный прессованный чай обычно в магазине Бродского. Он был необычным — с различными фруктовыми и цветочными добавками. Каждая хозяйка выбирала свой вариант.

Но в заварочном чайнике такой чай не заваришь, и самовар в таком случае использовать невозможно. Для такого вида чая существовал специальный металлический котел: некоторые такие котлы были привезены армянами еще из Крыма. Он подвешивался над огнем, в нем закипала вода. В кипяток опускалась плитка чая, и эта смесь долго размешивалась. Потом чай нужно было процедить, смешать с молоком в пропорции 50 на 50. Такой чай наливался в миску и подавался к столу. Для его употребления использовались чашки, чем-то напоминавшие азиатские пиалы. К нему подавалось сливочное маслом «со слезой» и соленые сухарики. «Калмычок» пили как в мужских компаниях, так и в женских.

Этот чай мог употребляться со специями, мог и подсаливаться. За вечер выпивалось, как правило, не менее трех-четырех больших мисок чая, поскольку беседы бывали длинными. Такой чай рекомендовалось пить не только взрослым, но и детям. Согласно заверениям нахичеванских врачей, «калмычок» не только вкусен, но и укреплял здоровье.

Чайные церемонии, в каждом городе свои, не только помогали, как сейчас сказали бы, коммуникациям, но и учили приемам — и кулинарным, и поведению за столом, о которых напрямую никто не рассказывал.