Не остаться бы нам лишь с солончаками и солеросами!…

работа---как-и-у-археологов

Работа почвоведов мало чем отличается от работы археологов: трудная работа с землей

Исследованиями уровня и последствий загрязнений почв и растений Ростовской области ученые ЮФУ занимаются ежегодно. В этом году в зону их внимания попали поймы водоемов, расположенные вокруг Азова. В каком состоянии находится почва и флора этой территории, рассказал Виктор Чаплыгин, ведущий научный сотрудник Академии биологии и биотехнологии имени Д. И. Ивановского Южного федерального университета.

Пока — чисто

— Поймы водоемов вокруг Азова были выбраны, так как в этом году прошло расширение зоны исследований районов, которые претерпели загрязнение из-за выбросов Новочеркасской ГРЭС, — объяснил ученый выбор площадок. — Осадки с выбросами ГРЭС попадают в водоемы и в перспективе будут вредить берегам.

И-вот-так,-согнувшись,-всю-

И вот так, согнувшись, всю экспедицию

Первая площадка для изучения экспедицией была выбрана на берегу реки Азовчанки в 2–3 метрах от кромки воды в двух-трех км от ближайшего населенного пункта. Бросался в глаза мусор (куда же без него?!), но следов угнетения растений тяжелыми металлами не обнаружено. Среди распространенных растений здесь встречались некоторые виды полыни, пырей, а также амброзия — растение рудеральное, произрастающее на почвах, потревоженных человеком.

Следующая остановка экспедиции находилась достаточно далеко от ближайшей большой реки, но, несмотря на равнину и вид сухой травы, это все еще пойма и во время паводка здесь, безусловно, бывает вода. У края луга возле дороги ученых встретила цепь ям, на дне которых виднелись выходы грунтовых вод. Тростник южный (в просторечьи — камыш), занимающий доминирующее положение на этой площадке, является известным индикатором близкого залегания грунтовых вод. Это растение — космополит, встречается и в Сибири. Загрязнены ли здесь растения, поможет определить лишь химический анализ.

Солончаки наступают

Продолжительная поездка в поисках следующей точки приносит свои плоды. Осматривая местность из окна машины, членам экспедиции удалось заметить пятна солончака, возникающие в местах, где до этого было затопление. Солончак — это сильно засоленная почва с низким плодородием и характерным светлым оттенком. В Ростовской области с каждым годом фиксируется рост площади таких почв, непригодных для ведения сельского хозяйства, и эти пятна солончака могут быть тревожным знаком для жителей расположенного неподалеку поселения. Поверхность обнаруженного пятна чем-то напоминает пустынный ландшафт. Под поверхностью он куда больше похож на пойменные почвы, встреченные исследователями ранее. Несмотря на высокое содержание губительных для растений солей и низкое содержание гумуса, большая часть поверхности покрыта растениями-солеросами. Они прекрасно приспособились к жизни в условиях сильного засоления почвы и способны избавляться от излишков солей, накапливая их в своих листьях, которые затем сбрасываются растением. Накопление солей в листьях придает им красную окраску, выделяющуюся на общем фоне растительного покрова.

Отвечая на вопрос, почему происходит увеличение площади солончаков, Виктор Чаплыгин пояснил:

— Мы живем в зоне засушливого климата, а эксплуатация сельхозугодий идет так, что они постепенно теряют свой гумусовый горизонт, то есть, плодородие, поскольку оно теряется вместе с каждым урожаем. А необходимых мер по увеличению плодородия — внесение минеральных и органических удобрений в нужном количестве — не происходит, так как это экономически невыгодно.

Восстановление почвы — дел многих поколений

А нельзя ли использовать солеросы для борьбы с солончаками, например, для выкачивания солей из этих почв? Нет, ответил ученый, это могло бы стать лишь частью восстановления плодородия. На деле процесс этот сложный и длительный, так как почва — это сложнейшая комплексная система, и восстановить ее можно только комплексным путем.

Следующая точка находилась уже не просто в пойме, а непосредственно в русле высохшей речки. Здесь ученым попался уже знакомый тростник и те же солеросы, что и на предыдущей площадке. Почва в этом месте еще не стала солончаком, но осветление ее верхнего горизонта и, судя по преобладающей на ней растительности, это скоро случится. По поверхности идут крупные трещины, через которые выходит влага. А с ней из нижних горизонтов поднимаются и соли, которые засоряют ту часть почвы, которая пронизана корнями растений. Растения умирают, выживают лишь те, что приспособлены жить в таком режиме, то есть, те же солеросы.

разрез1

Ну и чем разрез исследователей почвы отличается от шурфов археологов?!...

В поисках пятой точки исследования экспедиция поспешила вглубь поймы реки Мокрая Чубурка. Здесь и в увлажнении нет недостатка и скот не пасут, засилье тростника затрудняет работу. Копая разрез почвы, ученым приходилось непрерывно перерубать мощные корневища этих растения. Вред тростника — не только в этом: быстро отрастая и являясь корневищным злаком (его корнями просто пронизан весь грунт), он может докопаться до воды на глубину до полутора метров. Но, с другой стороны, он — индикатор грунтовых вод: в чистом поле, увидев тростник, можно сказать: вода близко. А вот индикатором загрязнения почвы он служить не может, так как может содержать химические жлементы в широком диапазоне. Пример тому — озеро Атаманское, очень загрязненное и обильно поросшее тростником.

Экспедиция близится к своему завершению. Группа ученых прибыла на берег Таганрогского залива, где можно наблюдать буйный рост злаков: здесь растет и пырей дерновинный, который указывает на засоление почвы. На дне сделанного разреза (30 см) обнаружены залежи ракушек — признак того, что когда-то этот луг был морским дном. А ведь до воды — несколько десятков метров: море отступило — но очень давно.

С выбранной седьмой точки на высоком берегу залива открывался потрясающий вид на залив, однако, место, в котором нужно провести отбор образцов находится ниже. Волны высокого тростника колышутся на ветру, скрывая под собой болотистую почву, на которой он растет. Спуск по крутому склону не выглядит надежным.

Трава удержит берег

Это беда всего Азовского побережья — подмытые, а потом рухнувшие берега. Берегоукрепление — в запущенной состоянии. Но, утверждает Виктор Чаплыгин, экспедиции попадались участки берега, на склонах которых растут луговые травы, а потому они, не осыпаясь, становятся пологими. Есть и другая технология — опутывание склона металлической сеткой, а затем — дернение его травой. А далее можно высаживать деревья, которые своими уже более мощными корнями будут склон удерживать. Но эта технология, как заметно, растянута во времени, а сегодня результат требуется предъявить поскорей.

Укрепление берегов это уже другая тема. А свои изыскания, которые связаны с исследованиями загрязнений почв и растений выбросами, ученые оформляют сейчас в научный отчет, который добавит аргументов для необходимости улучшения качества фильтрации атмосферных выбросов электростанций, содержащих потенциальную угрозу для здоровья жителей региона.