О родне Софьи Палеолог и псевдо-отце Достоевского

Корниенко1-—-копия1

Игорь Корниенко, доктор биологических наук, главный научный сотрудник лаборатории палеогеографии Южного научного центра РАН, заведующий научной лабораторией «Идентификация объектов биологического происхождения» Академии биологии и биотехнологии Южного федерального университета.

Мельчайший осколок кости, пришедший из глубины веков, не утаит ничего о его владельце, его предках и потомках, если ученый владеет современными методами исследования. В этом довелось убедиться автору этих строк, беседуя с генетиком Игорем Корниенко, доктором биологических наук, главным научным сотрудником лаборатории палеогеографии Южного научного центра РАН, заведующим научной лабораторией «Идентификация объектов биологического происхождения» Академии биологии и биотехнологии Южного федерального университета.

Софья Палеолог

Софья Палеолог. Реконструкция внешности

Останки царских особ

В свое время Вознесенский собор в Кремле служил местом погребения жен и дочерей московских великих князей и русских царей в период с 1407 по 1731 годы. В 1929–1931 годах он был разобран. Сотрудники музея «Оружейная палата» перенесли саркофаги с царскими останками в другое место Кремля, сейчас они находятся возле южной стены Архангельского собора.

Далеко не на всех саркофагах имеются эпитафии, тем более у тех, кто стоял рангом ниже,

В 1980-х годах была проведена инвентаризация останков, и обнаружено, что ряд саркофагов — несколько детских и несколько взрослых — безымянны. Историкам повезло с тем, что в 1929 году архитектор П. Н. Максимов в процессе изъятия саркофагов с останками из-под пола Вознесенского собора сделал некоторые зарисовки и фотографии некрополя.

Все безымянные саркофаги относились к первой половине ХVI века. На основе исторических данных (в основном, Воскресенской и Львовской летописей) было выдвинуто предположение, что в этих саркофагах содержались останки Евдокии Ивановны, дочери Софьи Палеолог (вторая жена Ивана III и бабушка Ивана Грозного) 1492 года рожденья. Евдокия в 14 лет вышла замуж за царевича Петра (крещеного казанского царевича Кудайкула). У этой пары между 1506 и 1513 годом рождается дочка Анастасия Петровна, внучка Софьи Палеолог.

Сотрудники музея предполагали, что в двух белокаменных безымянных саркофагах находятся останки как Евдокии Ивановны. так и Анастасии Петровны. Однако точно это было неизвестно.

Предварительный антропологический анализ показал, что обе погребенные женщины умерли в возрасте до 30 лет. Предполагаемый скелет Евдокии был в очень плохом состоянии — и соответственно в таком же состоянии оказалось и ДНК костной ткани. Но мы знали, говорит Игорь Корниенко, где находятся останки Софьи Палеолог. Ее саркофаг имел эпитафию и были налицо все доказательства. Так что сравнивать было с кем — то есть, с ее мамой.

Сравнение ДНК останков Софьи и предполагаемых останков Евдокии (они обозначались в исследовании как скелет ПН48) не исключало их родства как матери и дочери с вероятностью 99, 998. То есть, если взять современные критерии (приказ Минздрава № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях РФ от 12 мая 2010 года) уровень доказательности генетического исследования в случае неисключения отцовства или материнства должен составлять не менее 99,9% при совпадении признаков ДНК мамы, папы и ребенка. В случае отсутствия другого родителя, как в нашем случае, вероятность совпадения должна бытьне ниже 99, 75%. Если этот показатель даже на процент меньше, то родство необходимо подтверждать другими методами.

Идентифицировав Евдокию Ивановну (а прожила она всего 21 год), ученые взялись на предполагаемые останки ее дочери — Анастасии Петровны. Ее скелет был значительно лучшей сохранности. Когда начали сравнивать ДНК с ее матерью, то здесь вероятность совпадений оказалась еще выше: она составляла 99, 99993%, то есть, на три порядка превышала нормативы современной судебной генетики.

Такого рода генетическое исследование для установления родства уже умерших царственных особ женского рода было проведено впервые в российской истории. Благодаря генетикам на саркофаги уже можно вешать таблички., говорящие, чьи останки здесь находятся.

Подробности

Почему с женскими останками работать все-таки проще, несмотря на их порой плохое состояние? В этом случае помимо хромосомной исследуется митохондриальная ДНК, которая неизменно передается по женской линии. По мужской линии митохондриальная ДНК не передается, она переходит только от матери к дочке и далее. Не этим ли объясняется интуитивное стремление женщины родить дочку?! Если говорить об общем хромосомном генетическом материале, который передается по наследству, то это будет выглядеть так: ребенку передается по 50% хромосомного генетического материала от каждого из родителей, он своим детям передает свои 50%, а бабушкиных генов будет уже 25%. Правнуки получат 12,5% от их количества, праправнуки — 6,25, потом прапраправнуки — и все, на этом цепочка обрывается их ромосомных генов первоисточника как и не было.

В то время как все 46 хромосом перемешиваются и растворяются в поколениях, митохондриальная ДНК по женской линии остается неизменной. Она будет такой же, как и у родственницы, которая жила много векови даже тысячелетий назад.

На совпадении ДНК-маркеров, то есть, отдельных участков цепи молекул, и построена идентификация. Они передаются от папы и мамы напополам, составляя индивидуальный генотип каждого человека. Чтобы родился абсолютный двойник какого-нибудь человека, должны пройти немыслимое количество лет («Солнце столько светить не будет» — утверждает генетик Корниенко). Ну, а близнецы? У них ДНК одинаковы, отличаются лишь отпечатки пальцев и иммунный статус.

Не папа Федора Михайловича

К генетикам обратился профессор, доктор филологических наук Владимир Викторович из общества почитателей великого русского писателя Достоевского. Как известно, Михаил Андреевич, отец Федора Михайловича, был помещиком небогатым, деревенька его с именем Даровое находилась на территории нынешнего Подмосковья.

Энтузиасты, работавшие над возрождением усадьбы, столкнулись с проблемой идентификации места захоронения отца писателя. Были определены границы церковного погоста, а также предполагаемое место захоронения, археологами вскрыта предполагаемая могила Затем была проведена антропологическая экспертиза, и по черепу реконструирован портрет. Антропологи уверены, что это отец Достоевского, но окончательное слово за генетической экспертизой.

Проведенное исследование ДНК у останков показало, что это не отец Достоевского.

Это не расстроило почитателей писателя. Могил помещиков мало, их сразу можно отличить от захоронений крестьян и священнослужителей, а также женщин. И есть на примете у них еще несколько могил, обитатели которых будут исследованы.

А носители ДНК рода Достоевского живут-поживают и сегодня: прямых потомков у Федора Михайловича по отцовской линии достаточно.