Военная хроника Кузьмина Николая Васильевича. Германия-Чехословакия. 1945 год

Н.В.Кузьмин (1906 – 1985) родился в селе Грязнуха Иркутской области. Из крестьян. Окончил два курса филологического факультета Иркутского пединститута. По комсомольскому призыву направлен в органы НКВД. Работал в Китае. Репрессирован в 1937 году, но вскоре реабилитирован. Отделался переломом позвоночника. Судя по всему, по этой причине и не был сразу мобилизован в Красную Армию. Вместе с семьей в 1942 году был эвакуирован в Западный Казахстан. Там родилась дочь Саша. В армию призван в августе 1944 года. Награжден медалями “За взятие Берлина”, “За освобождение Праги”, “За победу над Германией”, двумя орденами Великой Отечественной войны второй степени. В армии он, склонный к литературной деятельности, несмотря на предложение работать в редакции дивизионной газеты, не остался. После войны и до своей смерти работал в Ростове-на-Дону, в том числе и редактором железнодорожной газеты, а также в книжном магазине на углу Буденновского и Большой Садовой.

Из тетрадок дневника, который Николай Васильевич вел все восемь месяцев, уцелела только последняя. Она хранилась в семье, как и военные награды, 60 послевоенных лет. “Мой внук должен знать, как воевал, что видел и о чем думал в победные дни 1945-го его прадед”, – считает дочь Николая Васильевича Саша, та самая, родившаяся во время войны.

Думается, интересно знать об этом будет не только правнуку лейтенанта Кузьмина. Воспоминания маршала Жукова известны всем, но ведь основной вклад в Победу внесли офицеры и солдаты, чьим мнением о происходящем стали интересоваться не так давно…

30 апреля 1945 года

Впечатление дня. По автостраде на восток беспрерывным потоком идут колонны пленных. Среди них много раненых, много женщин. Некоторые – с детьми. На полу- дохленькой рыжей кобыле верхом едут два тощих фрица. Оба пьяные, без шапок, тощие, грязные. Вслед за ними тянется обер-лейтенант медицинской службы. Он тоже пьян. Он крайне удивлен, что его никто не сопровождает, а главное – не собирается расстреливать.

Снова идут пленные разбитой группировки. Многие ранены. Везде одна и та же картина: валяются трупы и много разбитой техники. Вот он, разгром и падение Германии. 3 мая 1945 года

Утром узнали, что Жуков взял Берлин. В плену – 120 тысяч солдат и офицеров. Едем к границам Чехословакии. По дороге в населенных пунктах – много разноплеменных рабов: встречаем голландцев, французов. Видел и английских летчиков, бывших военнопленных. В районе населенного пункта Требитц встретил евреев из Франции, Венгрии, Бельгии, других стран Европы, которые уцелели после концлагеря. Все они похожи на скелеты. Много больных. Дети просят хлеб. Солдаты отдают последний кусок. В одном населенном пункте повстречалась группа женщин в серых халатах, наголо остриженных, с клеймами на спинах.

7 мая 1945 года

Едем по горам и живописным равнинам. В населенном пункте Берлиц – остановка. Штабники разместились в доме зажиточной фрау, которая, испугавшись русских, удрала. Все хозяйство бросила на трех белорусских девушек. Одна из них, Валя Козлова, хорошо говорит по-немецки и угощает нас молоком. Днем приходит пожилой немец. Его зовут Отто Шпершинг. Жалуется: пять поляков, его рабов, с приходом Красной Армии отказались ухаживать за его 40 коровами и 30 лошадьми. Просит, чтобы военные заставили поляков работать. Через Валю заявляю ему, что за своим скотом он должен ухаживать сам.

11 мая 1945 года

Ночуем в населенном пункте Глассен. На перекрестке видел указатель на Прагу. До нее – 140 километров. В 9.40 прибыли в населенный пункт Кейслиг. Здесь хороним Тимошенко, одного солдата, погибшего при аварии. Один немец указал место, где похоронены русские солдаты, бывшие военнопленные, умершие в 1918 году. У каждой могилы стоит крест с фамилией покойного. Они расположены в восточной части кладбища и содержатся в хорошем состоянии.

17 мая 1945 года

Опять едем по Судетской области. Огромные площади засеяны хмелем. У дороги работает группа женщин. Одна из них громко поздоровалась с нами по-русски. Останавливаю тачанку: русская, что ли? Девушка назвала себя Галей из Курской области, увезенной немцами в Германию. Ей 18 лет, с нею работает ее подруга Нюся из Белоруссии. На наше приглашение подходит тучный дядя лет 50, отрекомендовавшийся их хозяином. Предлагаю ему немедленно отпустить девчат домой, снабдив их одеждой и едой. Рабовладелец спешно соглашается. Гале и Нюсе советую отправиться попутной машиной в Прагу и явиться там на сборный пункт.

6 июня 1945 года

Давно не писал, потому что жизнь проходит серо, скучно и однообразно. Город Карлсбад красив и по-европейски благоустроен. Но как курорт он ни в какое сравнение не идет с Кисловодском. В Карлсбаде много госпиталей с ранеными немцами. Это – трофеи. Население города представляет собой сбор представителей всевозможных наций. Очень много русских, украинцев. Встретил и “земляков”.Один из них – поляк. В 1914-1918 годах он проживал в Ростове-на-Дону. Хорошо знает город, образованный и культурный старик. Отлично владеет русским, английским, французским и даже швейцарским. Второй “земляк” – русский. Тоже ростовчанин. Встретил его в писчебумажном магазине. Он, оказывается, покинул родину в 1918-1919 годах. Когда речь зашла о значимости Карлсбада как курорта, он не без напускной гордости заявил: “Я бы 20 Карлсбадов не взял за один Кисловодск!” Хотелось спросить его о том, почему же он все же предпочел Карлсбад Кисловодску, не говоря уже о Ростове?

17 июня 1945 года

Записываю некоторые слова из бытового солдатского словаря.

  • “Придурок” - человек, обслуживающий начальство.
  • “Тот парень” – хороший, толковый, грамотный и храбрый человек.
  • “Мельник” – старшина.
  • “Правильный солдат” – примерный, образцовый, преданный, справедливый человек.
  • “Воздух” - появление женщин.
  • “Старьевщик” - человек, меняющийся часами и другими вещами.
  • “Махнем” - сменяем.
  • “Теплая компания” - подбор людей с отрицательными характеристиками.
  • “Конторка ” – компания шоферов и другого мастерового люда.
  • “Разувать” - ругать, пробирать, наказывать.

Эти и многие другие слова занесены на фронт из блатного мира. Все они укоренились и бытуют в солдатской среде.

21 июня 1945 года

Завтра – четвертая годовщина со дня начала войны. О начале войны я узнал в 12 часов дня, когда вышел погулять в город. Было воскресенье, был хороший день. К вечеру стали известны подробности. Люди были возбуждены, многие плакали. Находились и такие, кто не верил в силу нашего народа. Как бы я хотел увидеть тех, кто спорил со мною, кто слепо надеялся на непобедимость Германии. Где они сейчас и что с ними?

Прошло четыре года. Срок небольшой, а сколько эти четыре года стоили нашему народу и мне лично?…

5 августа 1945 года

Дочитал книгу об Италии на русском языке, изданную в 1906 году в Санкт-Петербурге, которую купил в местном чешском магазинчике. Узнал о Джотто и Донателло, гениальных зодчих эпохи Возрождения. Наверно, не один русский человек сказал спасибо автору за доставленное удовольствие. А мы за 27 лет не имели таких книг, которые бы расширяли культурно-художественный кругозор. Мы все эти 27 лет жили как в ящике. Поэтому наш культурный диапазон слишком ограничен. Особенно сейчас, в Европе, видна наша дикая удаль и культурно-бытовая отсталость. Стыдно было смотреть на наших офицеров, имеющих высшее образование, не говоря уже о солдатах, которые не знали, что такое хрусталь?!

…Когда вернусь домой, то все свои знания отдам детям. Хочу, чтобы они выросли настоящими патриотами и с детства знали, что такое культурные ценности. Европа для меня стала хорошей школой.

6 августа 1945 года

Сегодня в газете “Известия” прочем небольшую заметку о том, что в Ростове-на-Дону пущен троллейбус. Как мне захотелось в Ростов, в город, с которым связано у меня так много хорошего и который определил мою судьбу. Мечтая о будущем, о семье, о доме, я не собираюсь строить свою дальнейшую жизнь ни в каком другом месте. Город на Дону, который является воротами на Кавказ, знают все. Его знают даже самые заурядные немцы. Когда им говоришь, откуда я, они многозначительно улыбаются и вслух повторяют: “О, да! Rostoff, Rostoff!” Как бы я хотел в эти солнечные дни раннего августа быть там!… Как бы хотел погулять по его улицам, побывать в парках, театрах, а после – посмотреть на красавец тихий Дон! Теперь я понимаю, почему, попадая за границу, русские люди все время мечтали о России, о родной земле!…

19 ноября 1945 года

Давно уже в строю, движемся с колонной к Австрии. В 17.00 построение полка по случаю праздника – Дня артиллериста. Правительственную награду в числе многих вручили и мне – медаль “За освобождение Праги”. Настроение у меня не весьма хорошее, так как две мои награды где-то затерялись. Ну, что ж? Не плакать же, как ребенку, хотя я воевал не хуже многих. Бог с ними, с орденами! Главное, что я жив и пока здоров.

Второй орден Великой Отечественной войны Саша, Александра Николаевна Кузьмина, получила уже после смерти отца – в мае 1985 года


Это статья перенесена на блог со старого сайта, где находилась по адресу http://werawolw.narod.ru. Старый сайт не пополняется  С 24.05.2008 и функционирует как архив.