О времени и о своем женском

Кондакова-Гайвоненко-Барашь

Наталья Котлярова, Анна Гайваненко, Ольга Барашьян

Работы настоящего женского «интернационала» представлены на выставке «Сохранившие радость» в Музее русско-армянской дружбы (РОМК) накануне 8 марта.

Как известно, праздник этот носит официальное название Международный женский день. Все три автора — это женщины, а насчет «интернационала» судите сами: участницы выставки Ольга Барашьян, Наталья Котлярова, Анна Гайваненко, а иначе и быть не могло в многонациональной донской столице.

портрет-Барашьян-работы-Кон

Портрет Ольги Барашьян работы Натальи Котляровой

— Мы хотели этой экспозицией рассказать о радостях жизни, — сказала  Маргарита Соколова, заведующая музеем русско-армянской дружбы, — через творчество женщин-художниц. Это сегодня у нас достаточно женщин-творцов, а в начале и середине ХХ века их было не так много.

И если начинать рассказ о них, живших на донской земле, то стоит, прежде всего упомянуть Ольгу Матвеевну Барашьян. Она — дипломированный скульптор (окончила ВХУТЕМАС в 1918 году) и просто удивительная женщина, она также талантливый педагог. Когда ей было далеко за 70 и она не могла уже создавать скульптуры, Ольга Матвеевна организовывала детские кружки и учила ребят рисовать, обучала их основам живописи. Она организовывала детские выставки в уже не существующем клубе имени Фрунзе. Кто-то из ее учеников вырос художником, кто-то им не стал, но все испытали на себя влияние этой замечательной личности. Она учила понимать прекрасное и на этой основе ковать свою судьбу.

Тесной дружбой Ольга Барашьян была связана с Натальей Котляровой, художницей, с детских лет прикованной к инвалидному креслу. На выставке можно познакомиться с портретом скульптора, выполненном Натальей Филипповной, и это один из главных эмоциональных акцентов экспозиции. Художнице удалось передать и яркую внешность своей подруги, и глубину ее характера. Несмотря на разницу в возрасте, они крепко дружили всю свою жизнь. Первым ее учителем стал нахичеванский художник Сергей Гамбарцумов. При переезде Сергей Карповича в Ростов Мартирос Сарьян, зная о талантливой художнице-инвалиде, рекомендовал его Наталье в качестве учителя. Позже она напишет воспоминания о нем.

Учил ее и Амаяк Амбарцумов, и Карп Ованесов, то есть, она была знакома со многими нахичеванскими творцами, которые заложили в ее творчестве крепкую реалистическую основу.

Третья участница выставки — Анна Платоновна Гайваненко, также дружила с Котляровой и Барашьян: она также жила в Нахичевани-на-Дону, а в традиции нахичеванских художников — поддерживать друг друга.

— Эта выставка не состоялась бы, — призналась Маргарита Соколова , — если бы не семья ростовских художников Курманаевских. Анна Гайваненко — мама Елены Курманаевской, и эта семья поддерживает память о ней и об отце — Михаиле Бабиче, который также был художником и прошел всю войну.

Из сохраненных предметов в витринах выстроен мир, который окружал тогда художников. Маргарита Юрьевна просит обратить внимание на снимок лета 1943 года, на котором запечатлены участники первой художественной выставки в Ростове-на-Дону после его освобождения от фашистов. Среди них и Анна Гайваненко, вместе со своими подругами-художницами пережившая две оккупации. А рядом — скромных размеров палитра и незамысловатая шляпка, в которой Анна Платоновна работала на пленэрах (Она вообще без шляпки на улицу не выходила, скажет Елена Курманаевская на открытии выставки).

Всех этих женщин-художниц объединяет любовь к творчеству, любовь к людям, умение передать в своих произведениях ощущение радости и света, несмотря на те тяжелые испытания, которые им постоянно приходилось преодолевать. Поэтому выставка так и названа — «Сохранившие радость».

Читайте также...