Давул, зурна и «Голос. Дети»

ансамбль-школы

Ансамбль ДШИ имени Мартироса Сарьяна (Чалтырь, Мясниковский район)

В Чалтырской детской школе искусств имени Мартироса Сарьяна Мясниковского района Ростовской области помогают ребятам освоить игру на таких народных инструментах, как зурна, бороза, давул и дудук. А ведь еще совсем недавно эти умения могли кануть в вечность, как ни странно это звучит.

Немного истории

Если коснуться истории, то, переселяясь из Крыма на донские берега в конце ХVIII века, принесли с собой анийские армяне на Дон и свое народное творчество: песни, танцевальные мелодии, сказки пословицы, поговорки, загадки и прочее. Оказались с ними в донских степях и музыкальные инструменты, которыми они пользовались.

О них, этих инструментах, впервые становится известно в таком письменном источнике, как сентябрьском 1812 года приказе магистратуры Нор Нахичевана, посвященном захвату Наполеоном Москвы. Магистрат объявил траур в эти дни, специальным приказом запретив на свадьбах и других весельях использовать музыку (в частности, назвав такой струнный инструмент, как кяманча): «… Так как сейчас не радостные дни. Даст Бог, когда настанут веселые времена, тогда мы опять оповестим вас».

Живая-музыка-ансамбль-Дав

Ансамбль «Давул-зурна». Чалтырь. Мясниковский район

Вплоть до начала ХХ века каждое армянское село имело свои ансамбли «давул-зурна». Он получил такое название, поскольку при своем рождении эти ансамбли состояли из двух инструментов — давула (большой барабан) и зурны. Затем в состав ансамбля стал входить третий инструмент — бороза, размерами в два раза больше и звучавшей на октаву или две ниже, чем зурна.

Есть разные мнения о происхождении борозы: одни считают, что бороза существовала еще в Крыму и пришла на Дон с армянами-переселенцами. Известный зурначи Асватур Саркисович Даглдиян иного мнения: из Крыма пришли на Дон только зурна и барабан (давул). А бороза родилась здесь, так как по мере развития музыки к зурне, имеющей высокий звук, понадобилось дополнение в виде инструмента, издающего звуки пониже, посолидней. Когда соединялись в одной мелодии звуки обоих инструментов, сам звук получался мягкий, сочный: создавалось впечатление, будто играет оркестр. Аналогов борозе нет ни на Востоке, ни на Западе.

И городские (нахичеванские), и сельские зурначи играли не только армянские, но и русские мелодии. Донской писатель Шолохов-Синявский в романе «Суровая путина» пишет: «Нередко явление, когда русские рыбаки хутора Недвиговка, играя свадьбы, приглашали армянских музыкантов». Нередкой была и такая картина: по улицам Нахичевана-на-Дону едет в веренице фаэтонов веселая русская и армянская молодежь, а впереди — фаэтон с армянскими музыкантами.

Зурна и бороза: жердёла и орех

Однако отправимся в детскую школу искусства имени Мартироса Сарьяна села Чалтыря и послушаем современный ансамбль, в котором звучат все эти инструменты. По словам директора школы Григория Хатламаджияна, классы зурны, борозы, давула — тех самых инструментов, которые пришли на донскую землю с анийскими армянами еще из Крыма — появились здесь год назад. Ребятам, которые обучаются на отделении духовых инструментов, предложили освоить и эти, народные. И желающих нашлось немало.

Появился в школе и свой ансамбль, в котором играют сами преподаватели. И это не единственный ансамбль в селе. Знаменитый ансамбль «Давул-зурна» можно услышать, как и в былые времена, на чалтырских праздниках. Сопровождает он и выступления муниципального ансамбля «Ани», принимает участие в спектаклях районного народного театра.

Пронзительно звучит зурна, мягко «стелет» своим матовым звуком бороза, четко выстраивает ритм давул. И слышно все это так далеко, что, как правило, выступает такой ансамбль на открытой площадке. В советские времена звучала музыка в исполнении давула, зурны и борозы и на первомайских демонстрациях.

— Наша зурна отличается от кавказской по звукоряду, — объясняет Григорий Ардашесович, — и по звукоизвлечению. Она звучит ярче, а та, кавказская, — несколько приглушенно. Скорее всего, это происходит потому, что и звук в степи далеко несется, и материал у зурны особый. Делается зурна донских армян из жерделового дерева (некоторые говорят — из абрикосового, но жители-то Дона знают замечательную кислинку  жерделы (есть версия, что пришла она на Дон из Персии) и никогда деревья не спутают), а бороза — из дерева грецкого ореха. Выдержанные в колодезной воде в течение десятков лет деревянные заготовки для инструментов приобретали черный цвет, а само дерево становилось очень прочным.

Участник ансамбля, педагог Тигран Кечеджиян уверен, что бороза — все-таки донского происхождения. Когда она издает звуки, слышится «бор-бор», отсюда и пошло ее название. А если вернуться к свойствам материала, то вымоченное в воде дерево напоминает по свойствам эбонит. И зурну сегодня стараются делать из эбонита.

Но гораздо более интересное в этих инструментах то, что обыватель назовет мундштуком, а сами музыканты называют тростью, и делается она и для борозы, и для зурны из… камыша. Причем срезается сам камыш в лютые морозы. При такой низкой температуре он обладает мягкой фактурой и не трескается. Заготовки вымачиваются в теплой воде, из трубочки убирают все лишнее. Деталь, соединяющая «камышевую» часть (а она после обработки становится твердой, как дерево) с самим инструментом, делается из серебра или из бронзы.

Но еще более интересное (и трудное в применении!) — это дыхание зурнача или борозиста. Оно должно быть непрерывным, потому называется перманентным, и достигается за счет того, что оставшийся в легких воздух выдувается в щеки, а во время этого новая его порция вдыхается через нос.

Понятно, что каждый такой инструмент индивидуален и неповторим, потому мастер делает инструмент для каждого музыканта отдельно. Те, кто вместе играет, заказывают одновременно борозу и зурну, которые настраивают потом также вместе.

Смена поколений в 1990-х чуть было не привела к потере навыков и игры, и создания инструментов. Главенствующее место среди популярных духовых занял кларнет, появились в ансамблях и клавишные — баян и аккордеон. Традиционные инструменты стали терять свои позиции. И тут нужно отдать должное уже упомянутому Асватуру Саркисовичу Даглдияну: он не только сам, будучи совсем юным, обучился игре на зурне (мастерство это он получил от отца еще в 1950-е годы), но и начал обучать молодежь — прежде всего, своего внука. Но и это еще не все: пожалуй, он стал одним из первых, кто мелодии народных песен, исполняемых зурначами и передаваемых, что называется, из рук в руки, стал записывать нотами. «Сельчане говорят, что много я песен знаю, — вздыхает Асватур Саркисович, — а я все равно недоволен. Всего-то около 400 песен и записано…»

Дудук

Но если говорить об инструменте, который есть душа армянского народа, то это, конечно, дудук. Есть нечто первородное в его тягучем, словно проникающем в самое сердце бархатном звучании, потому слушать его можно бесконечно.

— Инструмент популярный, — объясняет Григорий Хатламаджиян, — да и самый известный армянский народный инструмент. Потому выпускника школы Артура Масхасяна в 2008 году послали в Ереван, где, закончив соответствующее отделение музыкального училища, он овладел искусством игры на дудуке. Артур сегодня — играющий «тренер»: и учитель в школе, и выступающий артист.

В середине 2000-х годов организация ЮНЕСКО провозгласила армянский дудук и его музыку нематериальным культурным наследием всего человечества.

Артур-Малхасян-и-Роберт-Багратян

Артур Малхасян (дудук) и Роберт Багратян

Знал об этом или нет юный Роберт Багратян, когда на телеконкурсе «Голос. Дети» исполнил песню «Мои старики»: победителем с этой песней он стал не в последнюю очередь благодаря аккомпанементу дудука Артура Малхасяна. Стоит послушать их исполнение —

https://yandex.ru/video/preview/?text=%D0%90%D1%80%D1%82%D1%83%D1%80%20%D0%9 °C%D0%B0%D0%BB%D1%85%D0%B0%D1%81%D1%8 °F%D0%BD%20%D0%94%D1%83%D0%B4%D1%83%D0%BA&path=wizard&parent-reqid=1622617885402102–10099769363615570295-balancer-knoss-search-yp-vla-13-BAL-9358&wiz_type=vital&filmId=9830560612757572503

Давул

Третий инструмент традиционного ансамбля армянских народны инструментов — давул, большой барабан, и это не простой ударный инструмент. Та его сторона, с помощью которой извлекают низкие звуки, делается из кожи теленка, причем, чем моложе тот будет, тем лучше. А на другую сторону натягивается козлиная кожа, причем стараются подобрать для этих целей ее обладателя постарше. При хорошем содержании такой барабан может прослужить своему хозяину не менее ста лет. Палочка с набалдашником, извлекающая низкие звуки, делается из орехового дерева, а тонкая палочка для высоких звуков — чокмар — из бамбука (или терна, выросшего у родников).

— Меня пристрастил к давулу мой отец, — рассказывает участник ансамбля педагогов ДШИ Атанес Чубарян. — Он, участник Великой Отечественной, вернулся домой инвалидом, движения у него были ограничены. До войны отец был известным музыкантом, после возвращения его часто продолжали звать играть на праздниках. Но играть на давуле он больше не мог и все свои устремления в музыке он воплотил в меня, потому я играю на давуле с пяти лет.

Однако трудно себе представить пятилетнего мальца, управляющегося с большим барабаном. «Приходилось сидеть на лавочке, — улыбается Атанес, — а под ногами, как правило, стояла маленькая скамеечка, поскольку ноги должны при игре упираться в землю, а до нее они не доставали. И я играл, а он пел». «Я буду петь тихо, — говорил он, — и ты старайся играть тише».

— Но как же тихо можно играть на барабане? — спрашивал мальчик. А отец ему отвечал: «Все музыканты могут играть громко, тихо — далеко не все, вот ты и старайся».

Наверно, также сейчас старается постигать искусство игры на борозе самый юный участник ансамбля школы Тарас Калуян. Рядом с вполне взрослыми мужчинами он смотрится еще моложе своих лет — наверно, также, как и будущий зурначи Асватур Даглдиян, в свое время постигающий азы игры на этом инструменте. Оба — прямо-таки материализация фразы Хевонда Кристостуряна, создателя поэтической студии в Чалтыре, писавшем о том, как «сумели интерес к зурне поймать за хвост и вытащить из пропасти».

Читайте также...