От рабства до фриланса

афиша

Что есть труд в истории человеческого общества? И был ли когда-нибудь свободен человек в выборе своей трудовой деятельности? Эти и многие другие вопросы, связанные с природой труда стали предметом дискуссии на заседании клуба Института истории и международных отношений ЮФУ «Задворки истории».
Это были задворки в прямом смысле слова: участники встречи собрались во дворике корпуса на Пушкинской, 140, где сегодня размещается институт. Это были студенты и преподаватели — историк, археолог, социолог, выступившие зачинателями диспута о том, действительно ли история труда — это история борьбы и насилия и был ли когда-либо труд человека свободным. С самого начала мнения разделились.

Плата за грех

Историк Максим Крот напомнил о том, что по библии труд — это наказание, плата за первородный грех. И он никогда не приведет к возвышению человека. Не потому ли в эпоху, предшествующую промышленной революции, удовлетворив свои базовые потребности, человек переставал трудиться?… В основном, с ним согласна социолог Галина Денисова, заявив, что в традиционном обществе труд не является способом самореализации. Но с коллегами не согласен археолог Андрей Бойко, напомнив великого Гомера, у которого царь Итаки Одиссей пахал землю и не считал это зазорным. То есть, далеко не всегда труд в рабовладельческую эру рассматривался как удел рабов и как дело непрестижное.

Но, возможно, речь идет о труде физическом, напомнила Галина Сергеевна. Считали ли античные греки спорт, риторику, словом, творчество, трудом или нет, сегодня уже узнать невозможно.

Иная точка отсчета

Интересно рассмотреть этот вопрос в мусульманском обществе, где работать в святой для последователей этой веры день — пятницу вовсе не запрещается. А все потому, уверен историк Андрей Кореневский, что работа здесь не считалась проклятьем.

Так, может быть, действительно все зависит от точки отсчета? Андрей Кореневский также вспомнил Маркса, который говорил об «идиотизме деревенской жизни» вовсе не потому, что считал крестьян людьми ниже себя, а из-за отсутствия у них свободного времени для развития: ведь практически вся их жизнь — тяжелый изнуряющий физический труд.

Но вот происходит промышленная революция, и появляется протестантизм с его иным отношением к труду: теперь он — предназначение. И если, вспомнил Лютера Андрей Бойко, ты получаешь меньшую прибыль, чем мог бы получить, ты согрешил. И в это время человек, опять же напоминает Галина Денисова, не привязанный к своему хозяину или клочку земли, получает возможность сам выходить на рынок труда. Возникает модель трудовых отношений, при которой уже возможен социальный пакет и определенные гарантии работнику. Сегодня она трещит по швам, но многие, ностальгируя по СССР, тоскуют именно по ней.

Свободен от труда или свободный труд

Но как быть с «трудом освобожденным», к чему, казалось бы, призывали классики марксизма, правда, Маркс весьма смутно определял «свободный труд» как таковой. Напомним, что в СССР был поставлен великий социальный эксперимент, который показал примеры того, что наличие идеи может превратить физический труд в радость. Правда, напоминает Максим Крот, гораздо более выразительны примеры того же времени, когда благополучие процветающих стран в индустриальном обществе базировалось опять же рабском труде в колониях и захвате новых рынков.

А может ли человек сегодня в формирующемся цифровом обществе не работать вообще? Освободиться от самой работы не может, пришли к выводу участники дискуссии, но содержание самой работы и ее формы очень изменились. Особенно этому способствовали события последнего времени.

Фриланс — освобождение?

Вроде бы свободным можно считать труд фрилансера, но, заметил Максим Крот, изучивший предложения по оплате фриланса, нужно работать больше 24 часов в сутки, чтобы получить среднюю зарплату по региону. Да и социальные гарантии здесь в большинстве случаев не присутствуют. Их нужно компенсировать опять же хорошей зарплатой, но идут ли на это государство и предприниматели?… Так что можно смело утверждать, что цифровизация, так активно «двинувшая» фриланс, вбила еще один гвоздь в традиционную систему трудовых отношений.

Потому в будущем, уверен Андрей Бойко, формы коллективной помощи работнику будут иметь все нарастающее значение.

Владыкой мира станет… лень?!

Уже после дискуссии на «Задворках» в Интернете довелось прочитать о популярной у китайской молодежи культуре «тан пинг» — пассивного стиля жизни без стресса и карьеризма. Молодые китайцы отвергают царящую в стране рабочую культуру под названием «996» (что означает работу с девяти утра до девяти вечера шесть дней в неделю). Это поколение выросло при политике «одна семья — один ребенок», и от них ожидают, что они будет работать больше, чем родители, так как уходящее на пенсию поколение в два раза многочисленнее поколения молодых.

Не повод ли это для новой дискуссии о характере современного труда — и не только в клубе «Задворки истории»?

Читайте также...